16+
Аналитика
12.07.2019
Изменение принципов формирования Общественной палаты Нижнего Новгорода – грубейшая ошибка.
10.07.2019
РПЦ претендует на имущество, которое должно быть доступно всем.
12.07.2019
При сохранении политического монополизма коррупцию победить нельзя.
12.07.2019
Общественная палата стала институтом развития человеческого капитала в Нижнем Новгороде.
11.07.2019
Задача снижения числа бедных и крайне бедных решаема и в архаичной экономике.
11.07.2019
Общественная палата Нижнего Новгорода не сумела стать центром городской модерации.
10.07.2019
Передача РПЦ Нижегородского острога у многих вызовет недовольство.
09.07.2019
Мнениям о проекте нижегородского низконапорного гидроузла не хватает просчитанной доказательной базы.
09.07.2019
Рост обеспеченности нижегородцев жильем обеспечен несколькими факторами.
09.07.2019
Пока не даны четкие ответы на вопросы нижегородцев, строить низконапорный гидроузел нельзя.
08.07.2019
Задача возвращения нормального судоходства на Волге требует компромиссов.
08.07.2019
Дзержинску необходима хорошая система канализации и водоочистки.
27 Марта 2019
1141 просмотр

Спрос на «хорошую цифру» усиливается

Александр Мазин
профессор Нижегородского института управления (филиала РАНХиГС)
Спрос на «хорошую цифру» усиливается

Доходы Нижегородской области в 2018 году выросли более чем на одиннадцать процентов, в то время как рост межбюджетных трансфертов муниципалитетам – только на четыре. Однако говорить о какой-то несправедливости здесь вряд ли стоит.

Дело в том, что оценка уровня доходов и методика их подсчета во многих аспектах достаточно спорные, как и многие другие статистические выкладки, которые мы читаем в официальных документах – что на региональном уровне, что на федеральном. Каждый раз рождается вопрос – можно ли верить этой информации о доходах, насколько она отражает истинное положение дел?

С одной стороны, есть немало теневых доходов. Люди занимаются теневой деятельностью, «гаражной экономикой», самозанятостью – эти доходы никак не фиксируются. Люди не показывают их государству, не платят налоги.

Однако косвенно эти доходы можно уловить по тому, какие расходы осуществляются в регионе. И сравнивая расходы и доходы, можно сделать определенный пересчет – что наши органы статистики сегодня и стали активно делать, поскольку перед ними откровенно поставлена задача улучшить показатели статистического учета.

Сменилось руководство статистических органов, ушел Суринов, почти десять лет руководивший Федеральной службой госстатистики; произошло переподчинение – статистические органы теперь подчиняются непосредственно правительству.

В результате статистические показатели за последние месяцы внезапно улучшились – например, показатель экономического роста по стране вырос до 2,3 процента совсем недавно, до этого были ожидания роста в 1,6-1,7, максимум 1,8. Но пересчитали по новой методике и вдруг оказалось, что он составил 2,3 процента.

Добавилась целая масса нюансов, ухищрений. Стали учитывать вмененный доход (например, доход, который можно получать, если сдавать недвижимость). Есть такая методика на Западе, но у нас она раньше не применялась, а сейчас благодаря ей рост стал немножко больше. Также в рост включили инвестиции. В общем, цифру накрутили – и она оказалась несколько более благополучной, чем ожидалось.

И по доходам у нас происходят гласные и негласные манипуляции. Ведь руководство страны поставило задачу перед чиновниками, в том числе на региональном уровне – уменьшить количество бедных. Это задача политическая, и все губернаторы и руководители местных администрации на своем уровне будут отчитываться о ее выполнении.

Значит, надо показывать рост доходов, уменьшение числа бедных. Другое дело, кого считать бедными и какие использовать способы перераспределения средств. Но запрос на такой подсчет доходов, при которых они оказались бы больше, у нас существует, и статистические органы на него, конечно же, откликаются.

Именно поэтому данные о доходах на всех уровнях не могут быть признаны исчерпывающе верными (причем, отклонения могут быть как в ту, так и в другую сторону). Учитывая, что существуют теневые доходы, у нас нередко просто берут их и прибавляют к тем доходам, которые можно посчитать. Теневые доходы носят примерный характер, это экспертная оценка, однако прибавляют, чтобы получилось побольше.

Но и при таких методиках подсчета заметно, что регионы развиваются неравномерно. Есть регионы, где ситуация несколько лучше, есть очень депрессивные.

Нижегородская область относится, скорее, к первым. И во многом благодаря не только производственной и интеллектуальной базе, которой наш регион всегда располагал, но и некоторому перераспределению ресурсов в связи с подключением к национальным проектам, с выделением федеральных средств на инфраструктурные проекты.

Ведь когда область получает деньги на строительство стадиона, на строительство метро к чемпионату мира, или средства на федеральные трассы, то доходы регионе растут. Потому что расходы одних – это доходы других, есть в экономике такой принцип.

Да, доходы растут не у всех одинаково, но люди больше покупают, торговые сети больше продают, средний чек не снижается, или снижается медленнее (кстати, этот показатель в последние годы меняется в сторону уменьшения).

Реальные доходы населения падают пять лет подряд – они опустились уже на 11 с лишним процентов. Если удастся хотя бы приостановить этот процесс, то уже хорошо.

Но если один показатель не «бьется» с другим, это не говорит ни о чем. Дело и в различии применяемых методик, и в желании показать положительную динамику. Иногда цифры, которые нам представляют, связаны с реальностью, иногда не очень. К сожалению, в наших условиях спрос на «хорошую цифру» усиливается.

По теме
08.07.2019
Нужна ли очередная болевая точка на карте общественного напряжения?
05.07.2019
Сокращение импорта говорит о снижении потребностей нижегородцев. Или о снижении возможностей.
05.07.2019
Низконапорный гидроузел – большой плюс для экономики Нижегородской области.
05.07.2019
В проекте Росморречфлота заложены многочисленные нарушения федерального законодательства.
Подборка