16+
Аналитика
21.07.2020
Совершенствование дорожной сети предполагает временные неудобства.
28.07.2020
Причина недовольства нижегородцев благоустройством города – в профнепригодности чиновников.
21.07.2020
Крупные проекты приходится осуществлять в живом теле города, но нельзя забывать и о комфорте жителей.
21.07.2020
К процессу обновления дорожной инфраструктуры Нижнего Новгорода я отношусь с пониманием.
16.07.2020
Правительство Нижегородской области заинтересовано в эффективности и прозрачности закупочных процедур.
15.07.2020
«Нижегородский водоканал» пытался подогнать условия конкурса под заранее определенного подрядчика.
15.07.2020
Гордума должна проверить аффилированность их руководителей с победителями торгов.
10.07.2020
Работа с рейтингами в Нижегородской области поставлена на эффективную основу.
08.07.2020
Мэрия Нижнего Новгорода демонстрирует отсутствие эффективной системы управления.
07.07.2020
Нижегородцам не пришлось рисковать здоровьем, чтобы выразить свое мнение относительно поправок к Конституции.
07.07.2020
Дистанционный формат пришелся по душе нижегородцам, а подготовка голосования в регионе была эффективной.
06.07.2020
Уровень явки и поддержки изменений Конституции в Нижегородской области связан с работой губернатора.
30 Мая 2005 года
192 просмотра

Среднеазиатский фактор в ценовой политике «Газпрома»

Превентивные меры

Как известно, недавно председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер предложил с 2006 года отказаться от регулирования цен на газ для промышленных потребителей, что вызвало полярные отклики членов правительства, крупнейших потребителей, глав регионов и экспертов. Наиболее резко выступил Герман Греф, который заявил, что считает неприемлемой либерализацию цен на продукцию естественных монополий. «Мы слышим предложения по либерализации цен внутри страны в ситуации, когда 80% услуг предоставляются одной компанией. Это абсурд», — сказал Греф.

С большой вероятностью можно утверждать, что предложения «Газпрома» о либерализации внутренних цен на газ, помимо всего прочего, вызваны еще и будущими проблемами с закупками туркменского газа. Напомним, подписанное Ашхабадом и Москвой в 2003 году соглашение предполагает, начиная с 2007 года, закупку «Газпромом» по 60-70 млрд. м3 газа в год. В текущем году он должен закупить около 7 млрд. по цене $44 за тысячу кубов. При этом по условиям договора половина стоимости газа оплачивается продукцией по бартеру, цены на которую, по мнению туркменской стороны, значительно завышены, что позволит «Газпрому» снизить оплату, по разным оценкам, в среднем до $25-30 за тысячу кубометров.

В Ашхабаде прекрасно понимают эту газпромовскую арифметику, и президент Сапармурад Ниязов заявил, что с 2007 года российской компании придется заключать контракт на новых условиях. Во-первых, это будет уже как минимум $58 за тысячу кубов, и, во-вторых, «Газпрому» придется платить всю сумму в валюте, а не 50% как сейчас. Если при этом учесть стоимость транспортировки газа по территориям Узбекистана, Казахстана и России, оцениваемой за прокачку до границы с Украиной примерно в $32, а также налоги, то итоговая цена окажется в пределах $100 за тысячу кубометров. По такой цене «Газпром» не продает газ ни одной стране на постсоветском пространстве.

В качестве «пробного шара» эти условия Туркменистан попытался навязать «Газпрому» уже с начала этого года, прекратив подачу газа. Но неудачно. Для России, в отличие от Украины, нынешние объемы импортного среднеазиатского газа не являются критичными, поэтому мы довольно безболезненно пережили зиму и без туркменского голубого топлива. «Газпром» даже не стал обращаться в международный арбитражный суд, где имел все шансы выиграть дело – заключенный контракт на 2005-2006 годы не подлежит изменениям в одностороннем порядке. Только в середине апреля, когда Ашхабад понял, что ему не удастся переломить ситуацию в свою пользу, стороны пришли к компромиссу, договорившись оставить цену прежней договорной, но платить «Газпром» уже будет только живыми деньгами.

Не сложно предугадать, что нынешнее «мягкое» ценовое противостояние, учитывая, с одной стороны, несговорчивость туркменбаши и, с другой, экономическую неэффективность закупок газа по цене $60, перерастет в жесткую конфронтацию, где вряд ли найдется место компромиссу. И если этот и следующий год «Газпром» сумеет обойтись без туркменского газа, о чем уже было заявлено его руководством, то после 2007 года это будет сделать значительно сложнее. Поэтому «Газпром» решил предпринять превентивные шаги, которые минимизируют последствия отказа от туркменского газа. В своих действиях руководство монополии, по всей видимости, исходит из следующих соображений.

Либерализация внутренних цен на газ увеличит его стоимость. На сколько, сейчас говорить сложно: по оценкам специалистов «Газпрома» — на 20-30%, по мнению противников либерализации — в разы. Тогда дополнительная выручка позволит компании вкладывать больше инвестиций в расширение газотранспортной системы (ГТС) и увеличение добычи газа, что позволит с течением времени построить новые трубопроводы, которые будут транспортировать дополнительно добытое сырье. Рост внутренних цен автоматически увеличит стоимость газа в странах СНГ и Балтии, что также даст дополнительные доходы компании.

Последние заявления руководителей «Газпрома» свидетельствуют, что подготовительная работа в этом направлении уже ведется. В течение марта о возможном повышении цен на газ с 2006 года было объявлено Армении, Молдове, Белоруссии, некоторым странам Балтии.

Следует добавить, расширение ГТС вызовет в независимых компаниях увеличение газодобычи, которая сейчас из-за ограниченности пропускной способности «трубы» искусственно сдерживается. Что очень важно, нарастить объемы добычи независимые газодобытчики способны очень быстро, поскольку на разрабатываемых ими, но не выведенных на «полку» промыслах создана вся необходимая инфраструктура. У «НОВАТЭКа» это Юрхаровское и Ханчейское месторождения на 22 млрд. кубометров, «Роспана» — Ново-Уренгойское и Восточно-Уренгойское на 12 млрд., «Нортгаза» -Северо-Уренгойское на 10 млрд., и у «Итеры» месторождение «Береговое» на 10-12 млрд. кубометров.

По оценкам экспертов, независимые компании способны за 2-3 года увеличить суммарную добычу газа на 50-60 млрд. кубов в год — было бы только свободное место в «трубе». Нельзя не отметить, что либерализация благоприятно скажется и на инвестиционном потенциале независимых производителей – рост их доходов позволит увеличить капиталовложения в производство и расширение ГТС.

Рост цены на газ неизбежно увеличит его конкуренцию с альтернативными видами топлива – мазутом и углем. Паритетные цены на энергоносители вынудят потребителей искать наиболее дешевое сырье, и здесь, скорее всего, главенствующую роль будет играть транспортный фактор — близость потребителя к газовым месторождениям, угольным карьерам или НПЗ. Это должно привести к уменьшению потребления газа, что снизит ожидаемый его дефицит как внутри страны, так и при исполнении экспортных контрактов.

Дорогие энергоносители должны вынудить потребителей применять энергосберегающие технологии, что также уменьшит потребление газа. Однако есть серьезные опасения, что эти надежды не оправдаются. Ведь все последние годы потребители топлива жили в так называемой «газовой паузе», когда стоимость тысячи кубов составляла $10-12 и несколько лет не изменялась. Но воспользоваться благоприятным моментом многие крупнейшие потребители газа не смогли или не захотели. По пальцам можно пересчитать примеры крупных инвестиционных проектов в черной и цветной металлургии, РАО «ЕЭС», агрохимии и других отраслях, где газ занимает основную долю в себестоимости получаемой продукции, которые позволили снизить энергоемкость производства и наладить выпуск продукции, соответствующей по энергозатратам мировым аналогам.

После повышения цен на газ сделать это будет еще труднее, особенно компаниям, привыкшим к дешевому сырью и получению сверхприбылей. Поэтому есть вероятность, что многие потребители газа пойдут по проторенному пути и продолжат накручивать цены на свою продукцию.

Либерализация внутренних цен может повысить эффективность работы газовой монополии. Однако, как показывает опыт работы «Газпрома» в прошлые годы, далеко не факт, что дополнительно полученные средства будут использованы с максимальной пользой для развития газовой отрасли страны, т.е. направлены в производство. В 2003-м и 2004 годах компания при росте доходов соответственно на 0,5% и 1,3% увеличила управленческие расходы и зарплату персоналу на 35,7 и 23,3%. Согласно инвестиционной программе на 2005 год «Газпром» намерен увеличить эти статьи расходов еще на 30%, а это более $1 млрд.

Ситуация в Туркменистане

Отказ Ашхабада продавать России газ по законтрактованным на текущий и следующий годы ценам ударил, прежде всего, по самому Туркменистану. По данным его национального института госстатистики и информации добыча газа в январе-феврале текущего года составила 12,1 млрд. м3, что на 6% меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а экспорт – 8,1 млрд. м3, что на 12% меньше прошлогодних первых двух месяцев. Из общего объема экспорта 6,52 млрд. кубометров получила Украина, остальную часть -1,58 млрд. — Иран по локальному 200- километровому газопроводу с месторождения Корпедже на побережье Каспийского моря.

Нынешний ценовой спор с «Газпромом» — не главная проблема Ашхабада. С течением времени возникают все большие сомнения, что Туркменистан способен будет выполнить свои обязательства по масштабным поставкам газа России. Напомним, на пике они должны составить до 90 млрд. куб. м в год. Эксперты прогнозируют, что сделать это не позволит ухудшающееся состояние ресурсной базы. За последние 4 года в стране не было открыто новых газовых месторождений, прирост же извлекаемых запасов кратно меньше извлеченного объема. На главных месторождениях — Довлетобат (бывшее Советобад), Малай и Шатлык, с которыми Ашхабад связывает все свои далеко идущие экспортные планы (поставки газа в Россию, Пакистан, Индию и другие страны), в последние годы наблюдается падение пластового давления. Поэтому «Туркменгаз» вынужден вкладывать значительные средства в строительство дожимных компрессорных станций. На Довлетобаде в 2006 году должна вступить в строй первая из них, строит ее бельгийская компания Enex Process Engineering, стоимость контракта $123,6 млн.

В «Газпроме» знают ситуацию с газовыми запасами Туркменистана и руководство компании подстраховалось. Одним из главных условий выполнения своего обязательства по закупке туркменского газа после 2006 года «Газпром» поставил необходимость проведения аудита газовых запасов страны иностранными компаниями. Ашхабад с этим согласился. Летом 2004 года туркменские запасы начали подсчитывать американская компания DeGolyer&MacNaughton и английская Gaffney, Cline&Associates Ltd. Завершить работы планировалось к ноябрю-декабрю 2004 года.

В конце марта этого года во время встречи президентов Туркменистана и Украины Сапармурад Ниязов на брифинге огласил результаты аудита газовых ресурсов страны. По его заявлению Туркменистан способен экспортировать в ближайшие 100 лет по 200 млрд. м3 газа ежегодно «во всех направлениях», что составит 20 трлн. кубометров. Это утверждение вызвало у независимых экспертов и в самом «Газпроме» недоумение. Ведь по официальным данным прогнозные ресурсы газа в Туркменистане оцениваются в 17 трлн. м3 (суша – 11,5 трлн., море – 5,5 трлн.), промышленные запасы составляют 3,5 трлн., остаточные — около 2,4 трлн м3. Если же отталкиваться от объема имеющихся подтвержденных запасов, то, по оценкам специалистов, они позволят Туркменистану до 2015 года добывать не более 70 млрд. м3 газа в год, а затем, если не будут вводиться новые промыслы, добыча начнет снижаться. По заявлению Александра Рязанова, «Газпром» до настоящего времени так и не получил результаты аудита, которые бы подтверждали слова туркменского президента.

Ситуация в газовой отрасли Туркменистана ухудшается еще из-за того, что в последние годы более 2/3 всех инвестиций в ТЭКе приходятся на нефтяную отрасль, а газовая финансируется по остаточному принципу. Такой подход вполне объясним — прибыльность нефтяных разработок, сосредоточенных на побережье Каспия, значительно выше. Они, во-первых, не «завязаны» на трубопроводы — всю свою экспортную нефть Туркменистан отправляет в иранский порт Нека (по замещению), Баку и Махачкалу. Во-вторых, Туркменистан напрямую торгует жидкими углеводородами на внешних рынках, где их стоимость значительно выше газа (в пересчете на газовый эквивалент). И, в-третьих, транспортные издержки при доставке нефти и конденсата потребителям значительно ниже, чем при транспортировке газа.

Газ Казахстана и Узбекистана

Намечающуюся дыру в газовом балансе России отчасти можно бы закрыть узбекским и казахстанским голубым топливом.

В Узбекистане «Газпром», помимо закупок 5 млрд. кубов в год, имеет собственный добычной проект — разработка месторождения Шахпахты в Устюртском регионе (Каракалпакия). Кроме того, компания будет закупать газ у «ЛУКОЙЛа» (договоренности на этот счет имеются), который разрабатывает несколько месторождений (Кандымская группа, Хаузак, Шады) с общими запасами 250 млрд. кубометров и предполагаемой добычей до 10 млрд. в год. В целом экспортный потенциал Узбекистана оценивается в 20 млрд. кубов в год, и весь этот объем «Газпром» намерен приобретать.

С конца прошлого года шахпахтинский газ начал поступать в «трубу». «ЛУКОЙЛ» в рамках контракта провел реконструкцию Мубарекского ГПЗ, в результате чего Ташкент получил возможность дополнительно получать до 5 млрд. кубов сухого отбензиненного газа, который почти весь планируется продавать за рубеж. Кроме того, «Газпром» заявил о намерении приобрести в текущем году ряд перспективных участков в Устюртском регионе для их разведки и последующей разработки.

В Казахстане «Газпром» не имеет собственных добычных проектов, но его позиции в этой стране довольно прочные. Летом 2002 года на основе межправительственного договора «Газпром» и государственная компания «КазМунайГаз» создали совместное предприятие «КазРосГаз»

(50/50 %), которое стало владельцем всего объема газа, идущего на экспорт.

Казахстан все последние годы демонстрировал хорошую динамику роста добычи газа — только в 2004 году прирост составил почти 46%, а всего было извлечено 20,5 млрд. кубометров, в том числе природного — 11,5 млрд. (рост на 57,6%). Крупнейшие производители, ориентированные на экспорт, — консорциум иностранных компаний Karachaganak Petroleum Operating (KPO), разрабатывающий месторождение Карачаганак, извлек 9,12 млрд. м3 (прирост 57,7%) и СП «Тенгизшевройл» (ТШО) – 4,74 млрд. м3 (прирост 5,8%). В этом году они планируют добыть соответственно около 11 и 6 млрд. куб. м газа.

Пользуясь своим монопольным положением на трубопроводном транспорте, акционеры ТШО покупают газ у производителей фактически по себестоимости (по некоторым данным, не более $20 за тысячу кубов), что позволяет им иметь хорошую маржу при его перепродажах. При этом из-за более близкого расположения казахстанских месторождений к потребителям (примерно на 1,2-1,3 тыс. км) разрыв в стоимости казахстанского и туркменского газа на границах стран-потребителей еще более увеличивается в пользу первого.

Казахстан сможет замещать России, как минимум, треть туркменского газа. Астана в 2008 году намерена добыть до 40 млрд. кубов, из которых более половины пойдет на экспорт. Львиная доля экспорта придется на KPO, который на Карачаганаке по настоянию властей намерен в ближайшем будущем начать реализацию газового проекта «Фаза-3», в результате чего общий объем добычи сырого газа в компании достигнет 25 млрд. куб. м в год. Часть газа будет закачиваться обратно для интенсификации добычи жидких углеводородов, оставшийся объем будет достигать 20 млрд. м3, при этом сухой газ — до 15 млрд. м3. Весь газ, как и сейчас, будут перерабатывать на Оренбургском газо-химическом комбинате. Стороны в настоящее время обсуждают вопрос создания СП, которое будет управлять большей частью старых мощностей этого ГХК (кроме гелиевого производства) и строить новые.

Второй значимый газовый источник Казахстана – месторождение Тенгиз. Там в настоящее время СП ТШО реализует вторую очередь проекта разработки месторождения, в результате которого объем добычи увеличится, начиная с 2006 года, почти вдвое. В частности, сухого товарного газа ТШО будет готово ежегодно предлагать на рынке до 8-9 млрд. кубометров.

Еще один реализующийся проект, где ожидается масштабная добыча газа также ориентированная на экспорт, — это разработка морского месторождения Кашаган (Восточный и Западный). По расчетам, к 2010 году на месторождении будет ежегодно добываться до 10 млрд., а на максимуме – 25 млрд. кубов.

Несмотря на то, что во всех вышеперечисленных проектах добыча газа для инвесторов является побочным промыслом, не приносящим по объективным причинам (нет собственного выхода на внешние газовые рынки из-за монополии «Газпрома» и диктат закупочных цен) таких дивидендов, как разработка жидких углеводородов, иностранные компании будут вынуждены реализовывать газовые проекты – на этом настаивает казахстанское правительство. В противном случае, инвесторам, как показывает практика, грозят серьезные неприятности.

В то же время Россию в Казахстане ожидает тяжелый переговорный процесс. Во-первых, Астана неоднократно заявляла, что планирует выйти самостоятельно со своим газом на внешний рынок и хотела бы, чтобы «Газпром» уступил ей часть европейского рынка. Во-вторых, Казахстан с иностранными инвесторами, как и Туркменистан, в ближайшем будущем планирует повысить цены на газ — на первом этапе до $48-50 за тысячу кубометров. Взамен Астана готова предоставить российским нефтяным компаниям различные налоговые преференции при разработке каспийских недр. Речь главным образом идет о совместном освоении пограничных морских структур Каспия. Это Хвалынская и Центральная (оператор «ЛУКОЙЛ»), а также Курмангазы (оператор «КазМунайГаз», российский участник «Роснефть»).

Сейчас сложно сказать насколько будет готов «Газпром» сдавать свои позиции на европейских рынках. Ведь разработка пограничных нефтяных месторождений на Каспии — это отчасти политика государства, поэтому ему придется искать некий компромисс между экономической эффективностью закупок казахстанского газа и геополитическими интересами России в Каспийском регионе.

Перспективы роста экспорта узбекского и казахстанского газа в значительной степени снижают возможности Ашхабада по продаже своего газа как России, так и в странах СНГ. Ташкент и Астана будут в первую очередь пускать в систему магистральных газопроводов Средняя Азия — Центр (САЦ) свой газ, а Туркменистану, по аналогии с российскими независимыми производителями, придется довольствоваться оставшимися свободными мощностями. Другими словами, при росте газодобычи в Узбекистане и Казахстане туркменский газ начнет остро конкурировать за место в САЦ. Именно по этой причине Узбекистан не проявляет никакого интереса к расширению своего участка САЦ – самого узкого места среднеазиатских магистральных газопроводов.

***

Развитие газотранспортной системы и рост газодобычи в России дали бы «Газпрому» весомые козыри в торге с Туркменистаном, Украиной и странами ЕС по созданию новых магистралей из Туркменистана через Россию и Украину в Европу, а также по российскому участию в соответствующих проектах и консорциумах. Если России удастся увеличить мощности ГТС и собственную газодобычу, то она уже не будет нуждаться в чужом газе. Тогда отказ «Газпрома» от инвестирования строительства новых магистралей из Средней Азии в Европу позволил бы компании сэкономить миллиарды долларов, которые пошли бы на реализацию транспортных проектов в России – расширение собственной ГТС, строительство северо-европейского газопровода, новых магистралей от месторождения полуострова Ямал…

С другой стороны, если ставка «Газпрома» на среднеазиатский газ потерпит фиаско, то зачем инвестировать миллиарды долларов в экономику других стран, когда собственная так в них нуждается? К тому же, замечу, какие бы великолепные прожекты президенты Украины и Туркменистана ни строили относительно создания своего каспийского консорциума, прокладка их нового газопровода по побережью Каспия, в конце концов, все равно упрется в российскую границу. А далее без согласия России туркменскому газу попасть на территорию Украины и в Европу будет просто невозможно.

Справка

По оценочным данным «Газпрома», добыча газа в России в 2005 году составит 640 млрд. куб. м (633,5 млрд. куб. м в 2004 году), из них 547 млрд. придется на «Газпром» и 93 млрд. произведут независимые компании. Суммарный объем внутреннего потребления, как ожидается, останется на уровне 2004 года — 434 млрд. куб. м, а экспорт составит 206,5 млрд. куб. м.

Оригинал этого материала опубликован в газете «Промышленные ведомости».

По теме
06.07.2020
Электронное голосование в Нижегородской области прошло на очень высоком уровне.
06.07.2020
Голосование показало, что не только молодежь в Нижегородской области знакома с азами компьютерной грамотности.
03.07.2020
Результаты голосования в регионе по поправкам к Конституции укрепляют позиции губернатора.
03.07.2020
Голосование по поправкам к Конституции превратилось во всероссийский референдум доверия Путину.