16+
Аналитика
24.01.2020
О коммунальных сетях Нижнего Новгорода должен заботиться город, а не коммерческие структуры.
23.01.2020
Содержание ненужных нижегородцам объектов в «Швейцарии» ляжет на городской бюджет.  
23.01.2020
Вот-вот в «Швейцарию» запустят каток, тяжелую строительную технику – и от деревьев не останется ничего.
22.01.2020
В целом прошедший год в Нижегородской области был не особо примечательным. Может, и к лучшему.
21.01.2020
НРО «Справедливой России» пришлось пересмотреть отношение к политическому процессу.
21.01.2020
Нижегородская область набирает вес и силу. Имеющийся потенциал может привести к серьезным положительным сдвигам.
20.01.2020
Губернатор Нижегородской области умеет решать противоречия, не доводя их до конфликтов.
20.01.2020
Нижегородская область в 2019 году удачно встраивалась в национальные проекты.
17.01.2020
Губернатор Никитин настроил слух региональных чиновников на голос народа.
17.01.2020
От расчистки рынка для «Нижегородпассажиравтотранса» страдают горожане.
16.01.2020
Некоторые тезисы послания президента вызвали растерянность у представителей истеблишмента.
10 Июля 2008
70 просмотров

Столыпин и тертые калачи

Президент Медведев много чего
заявляет, например, о том, что малый и средний бизнес не надо тревожить
проверками, что только специально уполномоченные люди и то лишь с определенной
регулярностью (раз в год) могут приходить с проверкой. Он выступал за то, чтобы
запретить продажу земли, находящейся под зданиями, офисами и так далее.

Поэтому я не знаю, насколько будет
реализована его новация, связанная с выводом чиновников из советов директоров
крупных компаний и заменой их независимыми директорами. Она вступает в
противоречие с интересами чиновников, потому что понятно, что место в совете
директоров для них – это очень выгодная кормушка, особенно если они входят как
наблюдатели и голосуют, фактически не отвечая за производство.

Это своего рода синекура, то есть
работа выгодная, на которой они приобретают не только материальные ценности, которые
не прямо к ним поступают, а в завуалированной форме, какими-то окольными
путями. Они приобретают необходимые знакомства и связи в мире бизнеса, в
крупных корпорациях, они встречаются с теми, кто заинтересован в их услугах, и потом
фактически выступают лоббистами. Отнять у чиновников такую кормушку, такой круг
знакомств – значит нанести им серьезный урон. Поэтому я думаю, что данная
инициатива встретит достаточно серьезное сопротивление чиновников. Или же они
найдут какие-то обходные пути для сохранения своих позиций.

Естественно, реализация этого шага
нанесла бы серьезный удар по коррупции в России. Одно дело, когда в совет
директоров предприятия входят люди, не отвечающие за производство, которые лишь
формально представляют государство, исходя из им одним лишь ведомых
государственных интересов, которые на практике могут существенно отличаться от
экономических интересов страны. Другое дело, когда место этих людей займут
специалисты.

Каким бы ни был специалист, пусть
он будет вовсе не менеджером западного уровня и качества, он будет специалистом
по данному профилю, в то время как чиновники специалистами вовсе не являются.
Может быть, лишь по прошествии ряда лет чиновник, находящийся в кресле совета
директоров «Газпрома» или какого-то другого крупного предприятия вникнет в суть
дела и будет выступать с какими-то интересными предложениями. Но совершенно
очевидно, что при существующей ротации этих чиновников – а их часто
перебрасывают с места на место – они не могут быть специалистами в деле
руководства данной компанией. Между тем, они оказывают какое-то влияние на ее развитие,
они голосуют за принятие каких-то решений.

То есть, судьбу компании определяют
некомпетентные люди. Поэтому замена их на специалистов – пусть и не вполне
современных, пусть не знающих всех тонкостей производства, но, тем не менее, – это
несомненный шаг вперед.

Будут ли эти независимые директора,
которые придут на смену госчиновникам в советах директоров крупных компаний
действительно независимыми, или произойдут лишь формальные изменения? Если вспомнить
советских директоров, которые работали на государственных предприятиях, то они,
конечно, зависели от партии и правительства. Но при этом среди них попадались
люди достаточно волевые, достаточно авторитетные, которые могли отстоять свою
точку зрения – на том же заседании правительства. С ними считались, их уважали.

Взять, допустим, тех же директоров
ГАЗа в советские времена – их авторитет признавался. И сказать, что государство
будет просто «прогибать» независимых директоров под себя, было бы чересчур. Тем
более что, будучи специалистами, они всегда могут обосновать свое решение
нуждами производства. Разумеется, они будут осознавать свою зависимость от
государства, тем более что, насколько я понимаю, существует тенденция к тому,
чтобы крупный капитал находился под плотным контролем государства, и чтобы, по
крайней мере, основные направления производства фактически находились в руках
государственных компаний.

То есть влияние государства будет
серьезным, и люди это влияние будут признавать, но в то же время они будут
проводить и собственную экономическую политику в интересах дела. Но в любом
случае это будет лучше, чем когда сегодня чиновник возглавляет Большой театр, а
завтра «Газпром».

Что касается действий Дмитрия
Медведева в качестве президента в плане борьбы с коррупцией, то он, по сути,
ничего еще не сделал. Он пока только говорит. А слов, хороших и разных, мы
слышали много и от Ельцина, и от Путина. А коррупционер как кот Васька из басни
Крылова – он слушает да ест.

Ведь коррумпированного чиновника
разговорами не проймешь, он готов сам хоть сейчас возглавить борьбу с
коррупцией. Тут нужны не слова, а дела – он калач тертый, его словами не
запугаешь. Он прекрасно знает, что очень часто такого рода кампании
захлебываются едва начавшись.

Поэтому, если уж Медведев серьезно
будет бороться с коррупцией, то необходима реформа государственного аппарата,
та самая реформа, которую провалил господин Козак. Но я не знаю, какой Столыпин
может в наших условиях эту реформу провести.

Невозможно в бюрократическом
государстве серьезно вести борьбу с коррупцией, потому что коррупция в таком
государстве – это бизнес самих чиновников, это их феодальное право, от которого
они так просто не откажутся.

И я не знаю, на кого Медведев может
опереться в борьбе с коррупцией, на какие слои населения, кто у нас реально
готов бросить вызов чиновникам. Бизнесмены? Нет, они вполне договорились с
чиновниками, нашли лазейки, ходы и выходы, они рисковать своим бизнесом не
будут. Профсоюзы? Так у нас профсоюзы, если говорить о профсоюзных работниках,
это фактически те же чиновники. Самодеятельное население? У нас нет
самодеятельного населения.

Так что господин Медведев узнает на
своем опыте правоту поговорки «один в поле не воин». Если он действительно
собирается серьезно бороться с коррупцией… может быть, это у него «фишка»
такая.

По теме
16.01.2020
Почему соглашение с «Мегафоном» подписано, а никаких деталей нет? Это настораживает. Побоялись о них упомянуть?  
16.01.2020
2019 год в Нижегородской области с политической точки зрения был годом бессобытийным.
15.01.2020
В 2019 году Нижний Новгород столкнулся с проблемами в работе общественного транспорта, «Теплоэнерго» и «Водоканала».
15.01.2020
Назначение Инны Ванькиной директором ТЮЗа не повлияет на ее политические перспективы.
Подборка