16+
Аналитика
05.06.2020
Дополнительных выплат достойны все сотрудники больниц, где лечат инфицированных коронавирусом.
05.06.2020
«Единая Россия» в Нижнем Новгороде сымитировала праймериз. На реальных выборах сделать это будет сложнее.
04.06.2020
Ее интересы должны быть на первом месте, и поправки в конституцию это фиксируют.
04.06.2020
Закрытие больниц на карантин позволяет сохранить здоровье нижегородцев с хроническими заболеваниями.
04.06.2020
Поправки в конституцию отсекают саму возможность передачи ее территорий другой стране.
04.06.2020
Нижегородцам нужны не цифры, а реальное улучшение условий жизни.
03.06.2020
Среди предложенных поправок нет тех, которые не заслуживают быть включенными в конституцию.
03.06.2020
Уже давно было понятно, что в Конституцию Российской Федерации необходимо внести поправки.
03.06.2020
В ближайшие месяцы предстоит смена глав некоторых районов Нижнего Новгорода.
02.06.2020
Опытный политик Исаев не захотел руководить районом в период смены городской власти.
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
10 Марта 2005 года
136 просмотров

Страна может застрять на полвека

Интервью экономического советника президента РФ Андрей Илларионова журналу «Русский Newsweek».

Что вы думаете по поводу современной экономической политики?

В прошлом году произошла окончательная замена модели экономической политики. На смену инерционной политике с элементами мейнстримовских преобразований, характерных для многих стран с переходной экономикой, пришла интервенционистская политика. Рубеж, отделяющий экономическую политику 1999–2002 годов от экономической политики 2003–2005 годов, пройден. Сегодня мы живем в другой стране.

То есть, сейчас переломный момент в экономике?

Перелом в экономической политике произошел в 2003 году, это было зафиксировано официальной статистикой и большинством наблюдателей. В течение последних месяцев ко всем пришло понимание завершения определенного исторического этапа.

Так значит, конфликт в правительстве между премьером и экономическими министрами связан с выработкой новой экономической модели?

Не уверен, что в правительстве есть конфликт по поводу выбора модели.

А вы не согласны с Германом Грефом, что у нас экономическая политика либеральная?

Конечно, нет. И она никогда не была либеральной.

Ну а Герман Греф и Алексей Кудрин хотя бы либералы?

Проводить PR-компанию для получения симпатий и поддержки либеральной общественности и быть либералами — большая разница.

А можете доказать, что Герман Греф не либерал?

Либерализм противоположен интервенционизму и лоббизму. На словах — в том числе в разнообразных программах — идет создание равных условий для бизнеса. А по жизни получается выполнение заказов для тех или иных группировок.

Греф поддержал интервенционистскую реформу электроэнергетики, нацеленную на создание в стране электрической супермонополии. При каждом удобном случае он лоббирует интересы РАО ЕЭС. Ежегодно МЭРТ поддерживает требования так называемых «естественных» монополий по установлению завышенных тарифов, изымающих из карманов соотечественников миллиарды долларов.

Греф обеспечил принятие запрета на экспорт российского зерна и введение импортных квот на мясо. До Грефа в России не было квотирования импорта. Теперь — есть. Еще ранее Греф утвердил протекционистскую программу для российского автопрома. Не один год Греф проталкивает лоббистскую идею особых экономических зон — создания эксклюзивных условий для избранных.

Греф первым приступил к разрушению стабилизационного фонда — этого ключевого элемента макроэкономической стабильности и самого условия продолжения экономического роста в условиях «голландской болезни», добившись выделения из него двух миллиардов долларов на крайне неэффективные, но распределяемые именно им государственные инвестиции.

Греф поддерживал ратификацию разрушительного Киотского протокола, обрекающего российскую экономику на стагнацию. Никогда за всю тысячелетнюю историю у России не было юридических ограничений для экономического роста. Теперь они есть.

Наконец, как юрист по образованию, Греф прекрасно понимает, что предлагаемая им приватизация Юганскнефтегаза представляет собой издевательство над правами собственности. Он знает, кому в нынешних условиях может достаться Юганск. Видимо, поэтому и делает такие предложения.

Но наиболее ярко неприятие Грефом либерализма проявляется в борьбе против политики удвоения ВВП. Для широкой публики дело представляется так, будто бы министр выступает против нереалистичного экономического прогнозирования. Однако на самом деле — против либеральной экономической политики.

Греф знает, что удвоение ВВП в течение десяти лет может быть достигнуто только при проведении последовательной либеральной политики. Но такая политика означала бы отказ от его собственной власти. Для того чтобы было комфортно проводить интервенционистскую политику, идея удвоения ВВП должна быть похоронена.

На самом деле удвоение ВВП — это тест на либерализм и патриотизм одновременно. Идея удвоения — это обоснование проведения либеральной экономической политики ради интересов большинства российских граждан. Отказ от идеи удвоения — это идеологическое обеспечение проведения интервенционистской политики.

Греф – единственный интервенционист в правительстве?

Нет, конечно. Но в силу занимаемого им поста — один из крупнейших.

А Фрадков?

Фрадков — не либерал. Но можете ли вы назвать примеры каких-либо его личных лоббистских действий? Так что по степени интервенционизма он несопоставим с Грефом.

Но монетизация – это же либеральная реформа?

Она не столько либеральная, сколько цивилизационная. Это не столько противостояние по линии интервенционизм — либерализм, сколько по линии варварство — цивилизация. Надо отдать должное нынешней власти, которая все же решилась на эту весьма неприятную, болезненную, но абсолютно необходимую реформу. И продолжает проводить ее, несмотря на потери в имидже и популярности. Однако для любой реформы важно не только что делать, но и как. Нередко правильные в целом идеи дискредитируются способом их осуществления.

Вы говорите, что именно сейчас завершается определенный исторический этап. А вы можете сказать, что нас ждет дальше?

Результаты могут быть разными в зависимости от временного горизонта. Если взять длительный временной горизонт, то, конечно же, Россия вернется на нормальный путь развития. Но сказать, через какое время это произойдет, невозможно. Пример Венесуэлы, по пути которой Россия идет последние полтора года, подтверждает, что страна может застрять в такой стагнации на полвека. Очень не хотелось бы, чтобы это затянулось так надолго.

А если прогнозировать на короткую перспективу?

В краткосрочной перспективе мне не видны механизмы для изменения ситуации.

Какой-то очень пессимистический прогноз.

А может быть, наоборот, — оптимистический. Возможно, за то время, в течение которого будет господствовать интервенционизм, произойдет настолько глубокий его провал (подобный августу 1998 года), наступит настолько полное его отторжение всей страной, что шансов на сохранение интервенционистской модели в России не останется.

А шанс удвоить ВВП у нас еще остался?

При проведении нынешней экономической политики — нет.

Собираетесь ли вы работать с оппозицией?

Я не вижу либеральной политической оппозиции.

Американский суд сказал, что больше не будет интересоваться делом ЮКОСа. И вы все равно верите, что ЮКОС рано или поздно возвращен хозяевам?

Когда я говорил, что незаконно отобранное вернется в руки собственников, я имел в виду, что это решение, что оно будет принято именно российской властью. Из этого, кстати, не следует, что налоговые и иные преступления ЮКОСа, если они действительно были совершены, должны быть прощены. Налоговые обязательства — отдельно, права собственности — отдельно. По каждому вопросу решения должны быть приняты независимым судом.

Эти решения примут при Путине?

Ничего не могу сказать о времени. Но мне трудно себе представить, почему это не должно произойти. Заповедь «не укради» — одна из базовых для цивилизованных стран. Значит, рано или поздно это в России произойдет.

Разве Путин вас снял с должности шерпы по вашему желанию, а не потому, что дело ЮКОСа вы назвали аферой года?

После ратификации Россией Киотского протокола я обратился к президенту с просьбой об освобождении меня с поста шерпы до конца 2004 года. 3 января 2005 года был подписан соответствующий указ президента.

Как же тогда отреагировал президент на ваше высказывание о деле ЮКОСа?

Это вопрос не ко мне.

Разве Вам ничего не было сказано?

Если позволите, я не буду отвечать на этот вопрос.

А вы не обижены на Кремль?

На Кремль физически невозможно обижаться. Если вы имеете в виду представителей власти, то там работают разные люди. Это ошибка — объединять их всех одним термином.

А вы не устали быть экономическим советником?

Знаете, от чего можно устать? От многочисленных ошибок в политике, которые не исправляются.

А советы ваши еще слушают?

У меня много слушателей. В том числе и благодарные.

У вас высвободилось много времени, после того, как вас освободили от обязанностей шерпы. Что вы будете делать в свободное время?

В свободное время планирую делать то же, что и раньше. Мои обязанности как советника по экономическим вопросам никто не отменял. В рамках этих обязанностей у меня есть несколько проектов, которыми я давно собирался заняться. Но не хватало времени. Теперь, надеюсь, до них дойдут руки.

У нового шерпы будет много дел. Можете что-нибудь сказать ему в напутствие?

Постараться никогда не забывать, что шерпа должен делать на этом посту. А нужно защищать интересы российских граждан, интересы России. И, как это ни покажется высокопарным, интересы человечества. Ресурс у «восьмерки» огромен, она может сделать многое — и позитивное, и негативное. Пользоваться этим инструментом надо грамотно– чтобы не навредить.

А вы эти интересы защищали?

Мне кажется, я кое-что сделал и кое-чего добился. Программа, какую я сформулировал перед собой в 2000 году, когда стал российским шерпой, полностью выполнена. Дополнительно к этому были приняты некоторые полезные решения, а некоторые вредные — не были приняты. На этом посту я не сделал ничего такого, что могло бы нанести ущерб интересам страны и наших граждан, за что мне было бы сегодня стыдно. Когда это стало невозможным, я ушел. И признателен за то, что президент мою просьбу удовлетворил.

Оригинал этого материала опубликован в журнале «Русский Newsweek».

По теме
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.