16+
Аналитика
07.07.2020
Нижегородцам не пришлось рисковать здоровьем, чтобы выразить свое мнение относительно поправок к Конституции.
08.07.2020
Мэрия Нижнего Новгорода демонстрирует отсутствие эффективной системы управления.
07.07.2020
Дистанционный формат пришелся по душе нижегородцам, а подготовка голосования в регионе была эффективной.
06.07.2020
Уровень явки и поддержки изменений Конституции в Нижегородской области связан с работой губернатора.
06.07.2020
Электронное голосование в Нижегородской области прошло на очень высоком уровне.
06.07.2020
Голосование показало, что не только молодежь в Нижегородской области знакома с азами компьютерной грамотности.
03.07.2020
Результаты голосования в регионе по поправкам к Конституции укрепляют позиции губернатора.
03.07.2020
Голосование по поправкам к Конституции превратилось во всероссийский референдум доверия Путину.
02.07.2020
На повышение явки повлияло и дистанционное голосование, и отношение нижегородцев к губернатору.
02.07.2020
Полученные результаты убедительно подтверждают легитимность изменения Конституции РФ.
02.07.2020
Ожидания, что будет много заявлений о подтасовках, не оправдались.
02.07.2020
80 процентов нижегородцев поддержали внесение поправок в Конституцию РФ.
28 Октября 2014 года
228 просмотров

Стратегический процесс

Все ожидали положительного решения суда по нашему заявлению о
незаконности исключения Заксобранием Нижегородской области части комплекса объекта
культурного наследия регионального значения — мукомольного комплекса купца
Башкирова – из реестра ОКН. Хотя я не исключал вероятности отрицательного
решения, я полагал, что она достаточно невелика. В очередной раз  поддался
иллюзии, что какие-то остатки независимости судебной системы на местном уровне
сохранились. Надо, наверное, быть трезвее и объективнее.

Надо отметить, что в этот раз мы имели много союзников:
впервые в моей практике в нашу поддержку выступила и прокуратура области, и
региональное управление министерства культуры Российской Федерации, и, что
самое интересное, само федеральное министерство, приславшее свой отзыв с
поддержкой нашего заявления. И это была не просто формальная демонстрация
солидарности – каждая из сторон разбирательства выдвинула развернутую
аргументацию. Меня особенно вчера приятно поразило выступление в прениях
представителя прокуратуры, госпожи Яковлевой, потому что это был блестящий
правовой анализ.

Но я рассчитывал на победу даже не потому, что нас поддержала
прокуратура и министерство культуры, а потому, что наша позиция была в правовом
смысле безупречна и опиралась на прецедент – решение Верховного суда по
аналогичному делу по Кенигсбергскому зоопарку. Там точно таким же шулерским образом
один из объектов культурного наследия, а именно ворота, попытались исключить из
ансамбля. И Верховный суд вынес решение о незаконности этих попыток.

Для меня вчерашний отказ некоторым образом стал неожиданностью
– я ожидал, что решение будет принято в соответствии с законом. Видимо, я
недооценил те возможности манипулирования судебными органами, которые есть у
областной власти. Напомню, инициатором данного постановления был губернатор
Нижегородской области Валерий Шанцев, его фамилия в таком качестве была названа
стороной областного Законодательного собрания в суде. Мы постоянно кричим на
каждом углу: «жулики и воры, суда нет!», а сами до конца не понимаем, до какой
степени запущена ситуация.

После вчерашнего заседания я пообщался со сторонами – и прокуратура,
и территориальное управление министерства культуры будут обжаловать решение.
Апелляционная инстанция у нас – Верховный суд. Думаю, справедливость восторжествует
именно там. Обидно, что пока это произойдет, мельничные лабазы, как мне это
представляется, будут находиться под угрозой уничтожения. Решится или не
решится собственник, явно поддерживаемый губернатором, пойти на такой шаг, не
знаю, но исключать любой подлости и глупости в этой ситуации я не могу.

При этом в будущее по поводу окончательного решения вопроса в
Верховном суде я смотрю с оптимизмом. Чтобы наша совершенно законная и
полностью обоснованная позиция не получила поддержки, нужно, чтобы кто-то уж не
знаю куда таскал деньги чемоданами, — мне это представляется маловероятным. Но
за судьбу объекта до того момента я очень опасаюсь.

Чем объясняется настойчивость областной власти в этом вопросе?
Двумя вещами: во-первых, заинтересованностью собственников в освоении данной
территории, как всегда – «надо жать сало из каждого комара», из каждого
квадратного метра. Во-вторых, областная власть в лице господина Шанцева всеми силами
пытается создать прецедент. Человек, который считает Старый Нижний «отжившими
халупами» (это он на предвыборной встрече с интеллигенцией заявил), вопрос с
выявлением памятников худо-бедно решил – нам за два года не удалось включить в
список ни один объект.

Но еще четыреста памятников стоит на государственной охране. И
если их все невозможно убрать, то попытки проредить список будут. Любой
охраняемый объект – будь то здание, будь то парк – мешает хищническому освоению
города: вокруг него надо обходить, танцевать, лишние квадратные метры не
нагородишь. Поэтому история с Башкировскими мельницами – это пробный шар. Если
он пройдет, то власть возьмется за другие комплексы такого рода. А их у нас
очень много – начиная с кремля и ансамблей монастырей, в которые тоже много
чего входит, и заканчивая промышленными, больничными ансамблями (например, Бабушкинская
больница возле центрального рынка). Подправить документы задним числом – и от
комплекса остается одно здание. Думаю, что обкатывается прецедент, и если этот
фокус пройдет, то дальше послушная дума будет выводить объекты из-под охраны
именно таким способом.

Это стратегический судебный процесс, проиграть его нельзя. Но
я надеюсь, что Верховный суд скажет здесь свое слово.

По теме
29.06.2020
В нижегородской мэрии ни у кого не болит сердце за памятники культуры.
27.06.2020
Будет ли Россия независимой от влияния любых внешних сил, зависит от нас с вами.
27.06.2020
Мы имеем возможность проголосовать в течение недели, и это совершенно правильно.
26.06.2020
Конституция - это основание, стержень и одновременно источник развития всего права.