16+
По теме:
14.05.2019
Беззаконием отравлены все сферы общественной жизни
17.04.2019
Фрагменты выступления в Нижегородском областном суде 12 апреля 2019 года.
16.04.2019
Только знаменитое «не верю» Станиславского повисло в воздухе - как общественный вердикт произошедшему в зале облсуда на процессе по делу Сорокина.
16.04.2019
Юридическая конструкция, выстроенная, чтобы репрессировать одного-единственного человека, однажды неизбежно пойдет вразнос.
15.04.2019
В деле Сорокина достаточно документов и свидетельств, на основании которых можно и нужно было оправдать осуждённых.
13.04.2019
«Косметический ремонт» приговора Нижегородского райсуда по делу Сорокина, произведенный в облсуде, оказался менее заметным, чем ожидалось.
13.04.2019
Процесс над Сорокиным приобрел черты не современного судопроизводства, а архаичного демонстративного ритуального жертвоприношения.
12.04.2019
В областном суде праздник непослушания. Каждый говорит что хочет и сколько хочет. И это называется «прения сторон».
10.04.2019
Судья Склярова хорошо помнит о часе Х: 27 апреля злые чары развеются.
09.04.2019
Что за силы ведут игру, которая вышла за границы Нижнего Новгорода, докатилась до Франции, а оттуда отправилась в соседнюю Литву?
09.04.2019
Сможет ли облсуд на процессе по делу Сорокина занять позицию, отвечающую принципу «закон превыше всего»?
31 Января 2019
1710 просмотров

Суд над Сорокиным. День пятнадцатый

Валентина Бузмакова
политический обозреватель
Суд над Сорокиным. День пятнадцатый

- «Привезли, избили, стреляли, совали», я правильно вас понял, Наталья Юрьевна? - спросил адвокат.

- Да, все так и было.

Как хороша была сегодня на суде Наталья Юрьевна Новоселова, супруга пострадавшего Новоселова. Как естественна в этом кукольном театре, где все играют свои роли - кто Пьеро, кто Мальвину, кто Карабаса Барабаса.

Наталья Юрьевна исправно приходила в суд пять раз подряд, потому что должна была выступить в роли Свидетеля. И каждый раз она покидала свое рабочее место в «Алексеевском пассаже», чтобы выполнить гражданский долг. Но допрос ее все откладывался и откладывался. Адвокаты приходили и уходили, с ними заключали и расторгали договоры, кто-то болел, кто-то писал ходатайства, и, наконец,  к трибуне прорвался потерпевший Новоселов.

Но он был скучен. При желании зал хором мог повторять вместе с ним: «Мне стало больно, мне стало страшно, стал кричать». Видно было, что выступление его тщательно отрепетировано. Супруга же его Наталья Юрьевна была естественна. И сразу же стало понятно, кто в этом зале ее герой. Она его уважительно называла по имени-отчеству: «Олег Валентинович». Судья каждый раз замечала: «Называйте фамилию». И опять слышала: «Олег Валентинович начал сердиться...»; «Олег Валентинович пытался узнать, кто был заказчиком?»; «Нет, Олег Валентинович, химчисткой мы не пользуемся (дорого)»...

- Здравствуйте, Наталья, - говорит ей из клетки Евгений Воронин, - и видно, что они знакомы - и Воронин, и Маркеев, и Новоселова.

- Мне страшно, - говорит она, но видно, что это не имеет отношения ни к Воронину, ни к Маркееву, ни, тем более, к Сорокину.

Тогда чего боится эта женщина? Гнева своего мужа, потому как рассказывая о событиях того давнего 2004-го года, путается в показаниях и часто повторяет: «Не знаю». Или мести системы, которая стремится упечь за решетку надолго эту троицу. Вот, взяла и проговорилась, что охраняли в больнице мужа. «Что за охрана у охранника, кто платил?» - Тут же начала задавать вопросы адвокат Сталина Гуревич. Но не тут-то было. Судья Екатерина Кислиденко  запрещает этот вопрос. Вроде бы, не по делу.

Да по делу, уважаемая судья, по делу! Ну, сколько можно подыгрывать противной стороне. Вы лучше женщину за трибуной успокойте. «Мне страшно, вот, возьмут и меня куда-то увезут», - говорит она.

А прокурор Елена Шкаредная подливает масла в огонь: «О деле Дикина вам что-нибудь известно?» И судья, которая запрещает все вопросы, хоть каким-то образом связанные с делом Дикина, молчит, ни слова против.

- Меня будут втягивать в ситуацию опасную. Я не присутствовала ни на одном судебном заседании, не хотела знать ничего абсолютно, - говорит опять Наталья Юрьевна.

Видно, что женщина просит о помощи. А ей в лицо, вот, мол, негодная, точно не помнит, когда 27 апреля 2004-го года муж пришел домой, не осмотрела его толком, в больницу не проводила.

Ушла Наталья. И пошло все по-прежнему. Адвокаты начали выяснять отношения с судьей. Она - в отказ. На что получает ответ: «Ваша честь! Спасибо, что отказали. Чем хуже, тем лучше».

По теме
08.04.2019
Судебный процесс по делу Сорокина относится к миру игр с заранее известным результатом. Это пьеса, в которой роли всех участников расписаны заранее.
08.04.2019
Это даёт возможность надеяться на то, что рассмотрение во второй судебной инстанции будет всесторонним и объективным.
08.04.2019
Уже пятый месяц этот человек приходит в суд в сопровождении охраны. Поначалу люди в черном ходили на заседания с автоматами. Позже стали выглядеть менее пафосно.
05.04.2019
Председательствует Татьяна Склярова. Спокойная такая женщина. На адвокатов не кричит, подсудимым замечания не делает.
Подборка