16+
По теме:
02.09.2019
Увольнение Виктора Лысова бьет не только по НИУ РАНХиГС.
30.08.2019
В государстве, для которого РАНХиГС готовит служащих, подобного быть не должно.
30.08.2019
НИУ РАНХиГС – часть «современного демократического общества», которое очень не любит критику.
30.08.2019
Ситуация с вытеснением Виктора Лысова из НИУ РАНХиГС не является уникальной.
30.08.2019
История  с «увольнением» Виктора Лысова показательна для оценки состояния, в котором пребывает отечественная высшая школа.
29.08.2019
Может ли ректор НИУ РАНХиГС отказать, если ему предложат уволить преподавателя?
29.08.2019
НИУ РАНХиГС лишил своих студентов одного из лучших преподавателей.
29.08.2019
В Нижнем происходит то же самое, что в Москве – «реорганизация».
28 Августа 2019
1745 просмотров

Такого еще не было

Виктор Лысов
политолог
Такого еще не было

Что недовольство мною как преподавателем НИУ РАНХиГС возникло в результате звонка из обладминистрации - лишь версия, объясняющая произошедшие события, поскольку источники информации, из которых мне стало известно об обстоятельствах этого дела, раскрыты быть не могут. Я же не буду сообщать, кто мне это рассказал (причем, это не один, а несколько людей).

Ситуация следующая. Где-то в июне вуз, интересуясь моей персоной, посетил некий человек, который назвал себя сотрудником ФСБ – это точно. Я в этот день в институте не присутствовал, поскольку по расписанию не было занятий. Когда я появился через день, мне сообщили, что мною интересовались.

Тот, кто мне об этом сообщил, был в ужасе: «Что случилось?». Я ответил, что представления об этом не имею – телефон у меня есть, я не скрываюсь, в институте  работаю официально, на сайте можно узнать, когда у меня занятия, можно прийти и задать все вопросы. Я человек публичный, как всякий сотрудник высшего учебного заведения. Но никто больше не пришел.

И я счел этот визит просто актом давления, не понятно, чем вызванного. Я весьма откровенен в комментариях, но в политической деятельности не замечен, не считая моего сопредседательства в Либеральном клубе. Но эта организация действует совершенно открыто, все материалы есть в открытом доступе на сайте. (К тому же можно предположить, что и в клубе есть люди, которые информируют соответствующие органы о том, что там делается.)

… Но дальше был тот самый звонок из обладминистрации.

То, что произошло дальше, я воспринимаю как систему действий по выдавливанию моей скромной персоны из учебного процесса.

Я не претендую на какую-то исключительность моей истории. В «Вышке» (Высшая школа экономики), например, сократили политологическое подразделение, объединив его с системой государственного управления. В результате этих изменений известный политолог Александр Кынев, один из ведущих специалистов по избирательным технологиям и автор регулярно появляющихся публикаций о том, как у нас происходят избирательные кампании, вынужден был уйти.

Поверьте, я не хочу себя сравнивать ни с Кыневым, ни с уважаемым профессором Валерием Дмитриевичем Соловьем, который также вынужден был покинуть МГИМО «по совету старших товарищей» – я на это не претендую.

Однако от своих политических взглядов не отказываюсь. И никогда их не скрывал и не скрываю.

При этом отмечу, что стараюсь не выпячивать свою позицию в общении со студентами, поскольку есть требования рабочей программы, дисциплина и так далее. Но я и не ухожу и от ответов на вопросы, которые мне часто задают студенты.

Дальше – официальная версия.

В НИУ РАНХиГС прошла реорганизация. Из шестнадцати кафедр было образовано двенадцать. Кафедра философии и политологии, на которой я имел честь работать, была ликвидирована. В результате дисциплины, связанные с политологией, были переданы на объединенную кафедру теории и истории государства и права. Меня при этом «не передали», предложив «смешную» нагрузку, что, на мой взгляд, является издевательством. 

Такая важная дисциплина, как «прикладная политология», дробилась между тем, кто будет читать по ней лекции, и тем, кто будет вести семинарские задания. Одним их последних мне и предлагалось стать. Между тем, в мои планы входило в этом году серьезным образом переработать программу по «прикладной политологии» – я считаю ее изрядно устаревшей, поскольку создана она в 2000-х годах, сейчас требуется совершенно другое содержание. 

При этом, я уверен, что ликвидация «политологии» в НИУ РАНХиГС совершенно определенно является тенденцией, поскольку именно эта система дисциплин должна давать ответы на самые насущные вопросы, такие как: «что же будет с Родиной и с нами». Нынешний же профессорско-преподавательский состав НИУ РАНХиГС на эти вопросы ответить не в состоянии, поскольку озабочен только своим сохранением.

Когда мне предложили такую смешную нагрузку, и, наслышавшись о том, что «видеть меня здесь не хотят», я отказался от работы  в институте.

Срочный контракт со мною был разорван совершенно законно – он заканчивался в этом году.

Вот и вся история.

Интересно только, кто этот человек, позвонивший директору Нижегородского института управления – филиала РАНХиГС. Такого еще не было, чтобы кто-то из обладминистрации звонил: «это что у вас там за такой…». Кстати, реакция руководства института меня не удивляет, уровень образования выпускников их совершенно не заботит.

***

А свое мнение, послужившее поводом для этого звонка и изложенное мною в комментарии на АПН-НН, о том, что в Нижегородском институте управления – филиале Российской академии народного хозяйства и государственной службы современных чиновников не готовят и не могут готовить, я готов обосновать. Но это совершенно другая история.