16+
Аналитика
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
02.12.2019
Главы муниципалитетов – специально назначенные мальчики для битья, в том числе за неисполнение нацпроектов.
02.12.2019
Внутрипартийные назначения Никитина не связаны с успешностью реализации нацпроектов в регионе.
3 Июля 2006
166 просмотров

Тактика мелкого фола

Выдача Россией Драгана Зеленовича в Боснию, которая об этом не просила, чрезвычайно оскорбительна для нашей страны, причем совершенно независимо от того, как относиться к личности самого Зеленовича. Она оскорбительна своим трусливым, подлым стилем, идеально характеризующим наше нынешнее государственное руководство.

Если мы в принципе не признаем Гаагский трибунал, то в гробу видели все заявления Карлы и не дадим тронуть нашего брата-серба. Из великой, уважающей себя России выдачи нет, и все, вопрос закрыт. Так ведет себя Америка. Если мы признаем Гаагский трибунал, а он считает Зеленовича преступником, — этапируем его в Гаагу, показав, что мы соблюдаем международные правила и договоренности. Третьего не дано.

Оказывается, в нынешней России третье очень даже дано. Наши начальники на самом деле панически боятся, что Запад арестует их счета, а то и их самих и заберет в эту самую Гаагу. Поэтому ни о каком реальном сопротивлении речи быть не может. Однако для внутреннего общественного мнения надо демонстрировать "возрождение государства" и "независимую политику на международной арене". Поэтому западное требование выполняется так, чтобы стадо, окормляемое программой "Время", подумало — это не мелкая подлость, не выполнение ультимативных требований Запада, но выполнение законов Российской Федерации. Зеленович внезапно оказался "незаконным иммигрантом" и был мгновенно депортирован после первого же окрика дель Понты. Босния была потрясена таким "подарком", но быстро пришла в себя и отправила серба "по назначению". В Кремле всерьез считают, что таким способом "сохранили лицо", хотя большей потери лица, пожалуй, не придумаешь.

Представить сегодня бросок десантников в Косово, коему в эти дни исполняется семь лет, невозможно. Да, в долгосрочном плане из того броска ничего не извлекли, поскольку и цели такой не преследовали (не придумали, к сожалению, цель), но непосредственно в тот момент НАТО получило такой удар, какого не получало вообще никогда за свою полувековую историю. Нынешние же кремлевские начальники готовы биться яростно и бескомпромиссно исключительно за свои нынешние и будущие нефтегазовые доходы. Да и просто масштаба личностей не хватит на подобный поступок. Его хватает только на выдачу Зеленовича в особо извращенной форме.

В том же стиле ведется политика и внутри страны. Здесь вспоминаются события, у которых в эти дни десятилетний юбилей: президентские выборы 1996 года. Единственные настоящие выборы за всю историю России (парламентские выборы у нас никогда не имели принципиального значения, принципиальным был лишь выбор первого лица). Ельцин в 91-м и в несколько меньшей степени Путин в 2000-м были, по сути, мифологизированными народными героями, обреченными на победу. Фарс 2004-го отношения к выборам уже не имел. Только в 96-м были подлинные выборы, не только между кандидатами, но и между направлениями развития России, выборы с очень мощной, абсолютно реальной драматургией. И их результат отнюдь не был заранее предрешен, это прекрасно знали все, кто в них участвовал (с обеих сторон). Говорить же о том, что победу Ельцина обеспечила массированная пропагандистская кампания, довольно смешно (а в условиях нынешней "управляемой демократии" еще и предельно лицемерно), учитывая, что перед этим в течение пяти лет власть практически вообще отсутствовала в СМИ, которые избивали ее со всех сторон не просто с удовольствием, но в обязательном порядке. Тогда большой проблемой было разместить в газете пропрезидентскую статью. Зато с антипрезидентскими проблем не было. Да и телевидение, в том числе государственное, было к власти, мягко говоря, не сильно лояльно. Соответственно, трехмесячная агиткампания весны-лета 96-го лишь очень частично компенсировала предыдущие пять лет. И даже во время этой кампании не только в газетах, но и на ТВ была возможна вполне объективная информация обо всех кандидатах, причем в немалых объемах.

Интересно, что Ельцину тогдашние силовики прямо предлагали отменить выборы или хотя бы "отменить Зюганова", т.е. КПРФ (учитывая психологические особенности Геннадия Андреевича, никаких проблем с этим бы не было, масштабных народных протестов тоже бы не случилось). Но Ельцин ведь был "слабым", поэтому готов был сражаться в открытую, несмотря на инфаркт.

Теперь у нас президент здоровый и сильный. Поэтому антипрезидентская статья в газете и журнале стала настоящей экзотикой, а про ТВ лучше промолчать, чтоб не выйти за рамки нормативной лексики. Поэтому единственно возможной стала политика, которую в футболе называют "тактикой мелкого фола", на политическом жаргоне — "административным ресурсом", а в обычной жизни — мелкой подлостью. Поэтому теперь сколько-нибудь сильный соперник "правильного" кандидата до выборов не дойдет ни при каких обстоятельствах. Разве может сильный и популярный президент или его достойный преемник участвовать в хотя бы относительно честной борьбе, допустить хоть какую-нибудь реальную конкуренцию? Собственно, так уже прошли выборы 2004 года. Все прекрасно понимающий Владимир Вольфович знал, кого на них выставить. Олег Александрович Малышкин стал олицетворением всей современной российской политики.

Впрочем, Ельцин образца конца 80-х — начала 90-х с легкостью пробился бы сквозь нынешнюю систему, походя снеся воровскую "вертикаль". Но у нас сегодня есть только малышкины, имя им — легион. Сейчас страна озабочена вопросом, какой малышкин станет следующим президентом — который по "нацпроектам" или "армейский"? Или еще какой-нибудь, третий нарисуется? Какую должность займет самый главный малышкин, отмучившись на нынешнем посту? А вот тоже интересно: малышкин СПС и малышкино "Яблоко" на ближайших выборах в Госдуму получат по 2-3% по отдельности или 2-3% получит малышкин блок "СПС+Яблоко" (как показывает богатая практика региональных выборов, такой блок в 100% случаев получает гораздо меньше голосов, чем его составляющие по отдельности)? И получит ли конституционное большинство партия "Малышкина Россия"? Судьбоносно-то как! Куда там выборам-96!

Оригинал этого материала опубликован в Русском журнале.

По теме
29.11.2019
В центральном исполкоме «Единой России» он будет более полезен, чем на посту министра.
29.11.2019
Войдя в политическое поле, губернатор берет на себя ответственность за местные проблемы.
28.11.2019
За увеличением стоимости ледовой арены на Стрелке стоит личная заинтересованность чиновников.
28.11.2019
Министерство внутренней политики должно более предметно заниматься работой в муниципалитетах.
Подборка