16+
Аналитика
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
7 Ноября 2018
542 просмотра

Технологии запрета не работают

Дмитрий Кривцов
кандидат исторических наук, историк, политолог
Технологии запрета не работают

В Нижнем Новгороде отменили концерты нескольких исполнителей, и информация об этом весьма широко разошлась по социальным сетям, в интернете, к этому событию оказалось привлечено общественное внимание. В результате запрещенные группы получили серьезную дополнительную рекламу.

Не получилось выступить здесь – они с лихвой отработают потери в других местах. Плюс к тому пойдет вал просмотров роликов этих групп в интернете, в ютьюбе. Таким бывает конечный результат, когда к вопросам культуры, идеологии, сознания, нравственности подключают структуры вроде судов, прокуратур и силовых ведомств.

Я, может, и согласился бы с тем, что творчество групп, которые попали под этот скандальный запрет, не совсем полезено. Мне там тоже многое не нравится. Но как историк я представляю, сколько раз в истории такими способами пытались запретить какие-то вредные, опасные (или казавшиеся кому-то вредными и опасными) идеологические и культурные феномены, и знаю, что ничего из подобных затей не получается.

Нужно, чтобы у общества имелась единая система координат – нравственных, эстетических, идеологических, культурных, – чтобы было то единое духовное, культурное пространство, которое делает общество народом, нацией, людьми, помнящими свое родство, согласными друг с другом в том, что вот это духовное содержание мы принимаем во всех формах искусства, а это не принимаем, в какой бы привлекательной оболочке нам его ни предлагали.

Совершенно понятно, что сегодняшняя Российская Федерация в этом отношении предельно далека от этого идеала. У нас полный раздрай в мозгах. Причем, даже в мозгах одного человека, потому что с утра он принимает одни ценности, к вечеру он их уже не принимает, в одной компании он принимает одно, в другой другое. Спроси его – а чем он жив как человек духовный, как человек нравственный, окажется, что и ничем – просто сиюминутно меняет оболочки.

Поэтому сегодня прокуратура принимает закон, что одним исполнителям нельзя выступать, завтра кто-то с зеленкой или фекалиями придет на концерт других, послезавтра побьют третьих. Всегда найдутся люди, которым что-то не нравится и которые готовы в такой форме отстаивать свою неприязнь к искусству, мировоззрению, идеологии своих оппонентов.

Если мы хотим, чтобы такие вещи у нас не происходили, во-первых, мы должны из населения стать народом, обрести прочный и единый для всех духовный фундамент.

Во-вторых, надо все-таки понять, что силовые методы в этой сфере не работают совершенно. Можно провести аналогию с вирусами, с инфекциями – нужно дать людям чуть-чуть переболеть, и тогда вырабатывается нормальный естественный иммунитет. И тут – прошли и забыли, через месяц, через два, или через три.

Совершенно другое дело, если какой-то идеологический или культурный тренд искусственно поддерживается, накачивается. Кто-то для чего-то вбрасывает деньги в определенные сферы искусства, в определенных художников, исполнителей, писателей; раскручивает их произведения через современные рекламные технологии, создавая для них тем самым незаслуженно широкую аудиторию и незаслуженно высокую репутацию как деятелей от культуры. Хотя культуры там зачастую может быть не только ноль, но и минус. То есть характеристики этих агрессивно навязываемых произведений могут быть отрицательными.

И тут уже нужно смотреть – кто и для чего этим занимается. Решения же нужно принимать не по самим этим несчастным писателям, художникам, исполнителям, а по тем людям, которые администрируют, менеджируют их кампании, вбрасывают деньги, используют рекламные информационные технологии. Так можно что-то остановить.

Если же вы будете бороться с конечным продуктом и исполнителями – писателями, музыкантами, артистами, – запретительные меры ничего не дадут. И вот здесь у общества есть просто огромная потребность в том, чтобы у нас начинался какой-то внутренний серьезный межкультурный диалог. Чтобы представители разных флангов, разных течений, исповедующие разные культурные и мировоззренческие, а зачастую даже разные нравственные ценности как-то пытались между собой разговаривать, находить точки, в которых можно договориться, и честно сознавали позиции, по которым договориться нельзя.

Может быть, по итогам такого диалога, такого общения мы сможем нащупать тот духовно-культурный фундамент, который устроит большинство нашего общества и появится естественным образом – он будет принят как отклик на естественные духовные запросы этого самого нашего общественного большинства. 

Когда же это пытаются делать отдельные группы активных граждан (хотя зачастую они имеют самые искренние, честные и светлые намерения), представляя свое мнение как истину в последней инстанции, да еще через подключение силовых структур, ничего хорошего не получится. Все то светлое, чистое и честное, что хотят таким способом предложить и навязать, они могут только дискредитировать, опошлить, демонизировать, сработав в конечном счете на своих культурно-нравственных и идеологических оппонентов. А по-другому не бывает.

Как историк, занимающийся именно формированием и функционированием культурно-идеологических механизмов – тех механизмов, которые через культуру, через идеологию, через нравственные и эстетические ценности обеспечивают связи между обществом и властью, – я прекрасно понимаю, что может работать, что не может. И те технологии, которые послужили поводом для сегодняшнего разговора, работать не могут. Сегодня запретили здесь, завтра в другом месте у этих запрещенных прирастет – интереса, просмотров, концертов, спектаклей. А полезного для общества итога не получается.

Вместо диалога, вместо дискуссии, которая может привести к какому-то положительному содержательному результату, мы просто углубляем ситуацию внутреннего общественного раскола, раздрая, конфликта, который из политической и социально-экономической сферы начинает перетекать еще и в сферу культурную и резко, остро, нагло там себя проявлять. Это путь к расколу и распаду нашего общества и государства. И народа в конечном итоге. Это путь неправильный. 

По теме
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
Подборка