16+
Аналитика
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
27 Сентября 2019
1254 просмотра

Технопарк как декорация

Александр Мазин
профессор Нижегородского института управления (филиала РАНХиГС)
Технопарк как декорация

Технопарк – вещь полезная, позволяющая решать определенные экономические задачи. Вопрос в том, насколько этот инструмент увязан с остальными и не используется ли он только в демонстрационных целях, чтобы убедить всех, что дела у региона хороши и деятельность руководства надо оценить положительно.

Если технопарк или любая другая структура позволяет решать глобальные серьезные вопросы регионального и, в конечном счете, федерального уровня, это прекрасно.

Я рад, что технопарк «Анкудиновка» поднялся в рейтинге российских технопарков на десятое место. Но я не знаю, насколько это обстоятельство позволяет региону решать стоящие перед ним задачи.

Ведь сегодня, когда усиливается поиск параметров, измерение которых позволяет формально оценивать деятельность региональной власти, внимание к подобным проектам может носить именно демонстрационный характер. В дилемме «быть или казаться» последний вариант может показаться более важным для региональной власти, которая будет пытаться создать впечатление, отрапортовать, а не создать реально работающий механизм развития экономики.

Я пока не вижу конкретных результатов работы технопарка «Анкудиновка». Возможно, изучение отчета о его работе могло бы показать, что продвижение в рейтинге имеет объективные основания, но такого отчета у меня перед глазами нет. Было бы неплохо увидеть перечень достижений нашего технопарка опубликованным.

В том, что главным резидентом «Анкудиновки» является Сбербанк, я не вижу ничего удивительного. Сбербанк во многих сегментах вытеснил всех остальных. Он стал фактическим монополистом на рынке финансовых услуг. Это часть общей тенденции на снижение роли малого бизнеса, мелких субъектов, в данном случае банков. Что хорошего в том, что Сбербанк, как огромный медведь, вытеснил всех?

Конечно, Греф – очень прогрессивно мыслящий руководитель, он внедряет новые технологии и мы как потребители видим, что деятельность Сбербанка в последние годы изменилась к лучшему.

Но мне доводилось бывать в разных странах, в частности в Соединенных Штатах, и я видел, как там работают небольшие банки. На региональном уровне там действуют небольшие банки, которые обслуживают фермеров, магазинчики, малый бизнес. Они занимают разные ниши на рынке, что является полезным для экономики.

В тактической перспективе Сбербанк может решать проблемы лучше, чем другие банки, но в стратегической перспективе такое доминирование неэффективно.

И, что касается технопарка, мы не слышим связанных с ним новостей, которые бы касались не Сбербанка.  

Пока можно констатировать только то, что есть определенные формы поддержки бизнеса, о которых власть должна отчитываться. Технопарк – одна из них. Если бы этой структуры не было, было бы хуже, это точно. Но ее эффективность вызывает серьезные вопросы.

Вроде бы структур поддержки бизнеса много, а бизнес не развивается, напротив, чувствует себя все хуже и хуже. Только в текущем году число предприятий малого и среднего бизнеса в Нижегородской области уменьшилось почти на шесть тысяч. Предприятия закрываются – и будут закрываться в ближайшие годы.

Могут ли этот процесс остановить имеющиеся структуры поддержки предпринимательства? Я знаю людей, которые в этих структурах работают, это очень приличные и квалифицированные люди, и они на своем месте делают то, что могут. Просто этого совершенно недостаточно.

Общая институциональная среда, в которой действует бизнес, крайне недружественна и агрессивна по отношению к нему. Бизнес испытывает силовое давление и слышит угрозы отъема собственности.

Я не говорю здесь о проблемах снижения платежеспособного спроса, ожидании кризисных явлений, о политических рисках – все это мешает. Я говорю о поведении власти, о поведении тех, кто должен помогать бизнесу. На словах помогают. А на деле мы видим негативные результаты. Поэтому говоря об эффективности технопарка, стоит взглянуть на эти результаты, которые оптимизма не внушают.

Технопарки, бизнес-инкубаторы и так далее – все это нужно. Главное, чтобы эти формы поддержки были не декоративными, не имитационными, не показушными, а реальными. А с этим у нас проблема. 

По теме
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
10.02.2020
Изменения Устава Нижнего Новгорода могут быть использованы для устранения нежелательных кандидатов.
07.02.2020
Нижегородцы как общество в целом не вовлечены в конфликт вокруг концепции благоустройства парка «Швейцария».
Подборка