16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
28 Марта 2005 года
153 просмотра

Тень Турдакуна

Киргизские оппозиционеры пришли с юга. И разграбили северный Бишкек. Стоит ли этому удивляться? Противоречия между севером и югом Киргизии были заложены еще при территориальном размежевании республик советской Средней Азии — для того, чтобы это понять, достаточно взглянуть на карту Киргизии. А если учесть, что на юге — смешанный узбекско-киргизский состав населения, в то время как на севере узбеков гораздо меньше, зато прибывавшие в республику русские традиционно селились в ее столице Фрунзе, многое станет очевидным.

Конечно, в советское время о различиях предпочитали не говорить. И все же в Киргизии каждый знал, что возглавлявший республику 25 лет Турдакун Усубалиев был северянином-нарынчанином. А в 1986 году к власти удалось прийти южанину — Абсамату Масалиеву. Но в 1990 году произошло событие, невозможное в Средней Азии — Масалиев проиграл выборы президента Киргизской ССР главе республиканской Академии наук Аскару Акаеву. Разумеется, северянину. Но тогда об этом не думали: говорили о триумфе демократии в одной отдельно взятой республике Средней Азии.

Конечно, до августа 1991 года в Киргизии существовали два центра власти. Киргизские коммунисты, естественно, поддержали ГКЧП. Акаев был одним из немногих советских президентов, отказавшихся выполнять распоряжения новой власти в Кремле — но, если призадуматься, у него и не было другого выбора. Зато после провала путчистов Акаев получил всю полноту власти в уже независимом Киргизстане. Но юг оставался ахиллесовой пятой его режима — в отличие от соседей по региону, Акаеву так и не удалось стать арбитром в межклановых спорах. Несмотря на то, что в окружении президента-академика появились южане, а немало северян перешло в оппозицию из-за неэффективности созданного Акаевым режима, основные силы оппозиции продолжали базироваться на юге.

Три года назад дошло до столкновений оппозиционеров в Аксайской долине на юге с силами правопорядка, погибли люди. Акаеву удалось устоять, но он пожертвовал рядом фигур из своего ближайшего окружения. В частности, был отправлен в отставку премьер Курманбек Бакиев — сейчас он один из лидеров оппозиции и глава созданного восставшими Координационного совета. Тактический успех Акаева обернулся стратегическим поражением: оппозиция постоянно пополнялась новыми и новыми бывшими чиновниками, имевшими к тому же в запасе южный электоральный ресурс. Акаев, вроде бы собиравшийся в 2006 году оставить президентское кресло, между тем, как и любой постсоветский президент, задумался о сохранении своего режима без себя. Это и стало началом конца: новый режим требовал исчезновения оппозиции, а оппозиция готовилась к жизни без Акаева. В результате многие видные оппозиционеры были отстранены от участия в выборах, а оппозиция стала готовиться к революции на юге.

Весьма симптоматично, что в четверг вечером прошло сообщение, что исполняющим обязанности президента республики и новым спикером парламента был избран Ишенбай Кадырбеков — один из самых видных оппозиционеров, давний критик режима Акаева, член партии коммунистов (давно уже ставшей прежде всего партией Юга) — но вместе с тем северянин-нарынчанин, то есть земляк Турдакуна Усубалиева, первого секретаря ЦК Киргизской компартии в 1961-1986 годах. А уже в пятницу и.о. президента был назван южанин Бакиев.

До последнего времени о готовности баллотироваться на пост президента Киргизии заявляли три видных оппозиционных лидера — Феликс Кулов (устами своих сторонников, сам-то он до четверга был в тюрьме), Курманбек Бакиев и Ишенбай Кадырбеков. Конечно, сейчас все изменится, ведь заявления эти делались до исчезновения Акаева. Но, тем не менее, стоит учитывать, что у оппозиции единого лидера пока что не было. Бакиев даже после ухода с поста премьера старался не порывать до конца с семьей Акаева, поговаривали, что он не прочь стать официальным наследником президента, и только понимание того, что ни о какой политической карьере мечтать ему не придется, толкнуло отставного чиновника в ряды непримиримой оппозиции. Причем непримиримой — это еще как сказать: Бакиев выступал за переговоры с Акаевым чуть ли не до последнего дня и этим отличался от «киргизской Юлии Тимошенко», бывшего министра иностранных дел Розы Отунбаевой, требовавшей отставки Акаева.

Но в конце концов госпожа Отунбаева несколько лет проработала в Грузии, была свидетельницей «революции роз», так что у нее другой опыт. Феликс Кулов из-за своего продолжавшегося почти 5 лет заключения в политической жизни участвовать не мог. Зато до заключения он успел побывать министром внутренних дел, вице-президентом, главой Министерства национальной безопасности и мэром Бишкека. В то время он воспринимался как вторая по масштабу политическая фигура в Киргизии и неформальный лидер силовиков. Кулов оказался в заключении практически одновременно с появлением в Кремле Владимира Путина, и многим в Бишкеке казалось, что это не случайное совпадение: выпускник Высшей школы милиции МВД СССР мог больше понравиться президенту-разведчику, чем президент-академик. Возможно, годы заключения помогут Кулову стать бесспорным оппозиционным лидером, хотя пока что он утверждает, что в президенты не собирается.

В любом случае Кулову придется учитывать интересы Бакиева, как, впрочем, придется учитывать их и Кадырбекову, которому дорогу в президентский дворец могут облегчить месяцы исполнения президентских обязанностей. Но если все эти тяжеловесы не смогут договориться между собой, тогда придется искать компромиссную фигуру. Может быть, пламенную Розу Отунбаеву? После президента-академика это был бы красивый поворот…

Оригинал этого материала опубликован на «Политком.ру».

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.