16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
11 Февраля 2005 года
179 просмотров

Точечные удары по губернаторскому корпусу

Вагиф Гусейнов, директор Института стратегических оценок и анализа, главный
редактор журнала «Вестник аналитики»:

Несмотря на неблагоприятное развитие обстановки в регионах вследствие непродуманного
осуществления закона о монетизации, я не думаю, что ситуация в регионах настолько
изменилась, что федеральный центр в ближайшей перспективе столкнется с какой-либо
фрондой со стороны региональных элит. Для того чтобы это случилось, региональные
элиты должны почувствовать, что их политическое выживание зависит от населения
регионов, а не от центра. До такой степени ситуация не обострилась, и в обозримой
перспективе вряд ли обострится.

Кроме того, как показывает опыт первых назначений губернаторов (Приморский
край и Тюменская область), федеральный центр, как это давно предполагалось,
пошел по пути переназначения ранее избранных губернаторов, что сохраняет статус-кво
в областных элитах и не должно привести к обострению конфронтации на местах.

Первый опыт назначения губернаторов показывает, что центр пошел по пути точечной
смены губернаторов. Большинство ныне действующих губернаторов будет переназначено,
а для точечной ротации кадров вполне хватит, тем более что, судя по всему, центр
планирует широко задействовать для этих целей именно региональные ресурсы –
то есть местных политиков второго и третьего уровня, каковых в регионах в избытке.

Кроме того, полномочия губернаторов становятся фактически бессрочными.
Поправки не ограничивают им число сроков, проведенных на своей должности,
отмечая лишь, что один срок не должен превышать пяти лет. Таким образом, губернатор
может переназначаться нелимитированное количество раз, поскольку необходимость
ограничивать амбиции территориальных руководителей прежними методами отпала.

Перспектива бессрочного губернаторства (вместо дозволенных ранее двух сроков
подряд), безусловно, является наиболее эффективным «пряником» для глав регионов
и хорошим стимулом проявлять лояльность по отношению к ФЦ. Она же может стать
«спасательным кругом» для центра с точки зрения подбора кадров.

Будут ли «новые» губернаторы в большей степени зависимы от населения возглавляемых
ими областей и региональных элит или от федерального центра? Ответ на этот вопрос
очевиден: собственно и реформа затевалась с той целью, чтобы губернаторы были
в большей степени зависимы от Центра, а не от региональных элит. В этом, кстати,
есть своя логика – раз большинство регионов дотационны и живут на средства,
перечисляемые от центра, то он и должен контролировать руководителя региона.

Однако последние события, связанные с монетизацией, показали, что назначенным
губернаторам полностью освободиться от влияния населения и местных элит не удастся,
а в случае возникновения конфликтов центр теперь имеет юридические возможности
переложить ответственность на них. Так что вновь назначенным губернаторам придется
«крутиться».

С другой стороны, в пореформенной России неминуемо произойдет усиление ответственности
федерального центра и лично президента за политику назначенных губернаторов.
Если ранее недовольство населения имело выход через голосование («против всех»,
неявка на выборы, голоса за оппозиционного кандидата), то теперь все претензии
будут адресованы Москве.

Хотя в большинстве субъектов Федерации решения станут приниматься не лично
президентом, а с помощью окружения и околокремлевских лоббистов, за все региональные
провалы (кризисы ЖКХ, коррупцию, терроризм) отвечать будет глава государства,
а не окружение или, тем более, назначенный губернатор. Однако центр попытается
«отыграть» ответственность президента, проведя действенную РR-компанию против
неугодного губернатора. После этого президент получит возможность «обелить»
себя, назначив нового главу региона.

Можно также отметить, что теперь станут неактуальными многие негативные для
федерального центра явления в региональной политической практике. Так, исчезнут
понятия «красный» или «нелояльный» губернатор, «регион с высоким протестным
голосованием» и прочие.

Собственно, я уже обозначил основные качества, которыми должен обладать кандидат
на губернаторскую должность, если он хочет быть представлен президентом, – полная
лояльность центру в сочетании с умением ладить с местными элитами, плюс умение
не допускать всплесков социальной активности населения.

Важен также опыт практической работы, организаторские способности и т.д. –
все, что необходимо руководителю высокого уровня. Основным же фактором для назначения,
безусловно, станет лояльность центральной власти, что вполне логично.

Ключевым ресурсом территориальных лидеров в новой системе окажутся не избиратели,
а лобби и поддержка администрации президента. Главы регионов в массовом порядке
направят усилия на налаживание отношений с президентской администрацией и Законодательными
собраниями в своих субъектах Федерации. Значительно снизится число демаршей
и резко возрастет лоялизация региональной элиты: руководители
территорий, над которыми довлеет соображение удержаться в «белом списке» администрации
президента, будут всячески подчеркивать свою лояльность.

Согласно инструкциям, подготовленным в администрации президента РФ, функции
подбора кандидатов на пост губернатора и их доклада в администрацию президента
закреплены за полпредами президента, так что их роль, безусловно, возрастет. Что касается региональных элит и руководителей местных парламентов, то здесь
все будет как всегда, когда случаются крупные реорганизации – кто-то выиграет,
кто-то проиграет, но в целом новая система вряд ли радикально скажется на их
роли в процессе назначения губернаторов. Хотя, конечно, в определенной степени
усиливается политический вес региональных парламентов, которые получили право
участвовать в согласованиях по поводу кандидатуры нового губернатора. Улучшаются
также позиции местной партийной элиты, располагающей представительством в региональных
парламентах

Вероятно также что, до некоторой степени сохранится баланс влиятельности силовой
и либеральной элит федерального центра на региональном уровне, поскольку ожидается
усиление давления оппозиции — как в связи с непопулярными социальными реформами,
так и с введением системы назначения губернаторов. Сейчас, когда первые назначения
произведены, они могут быть оспорены в Конституционном суде любым гражданином,
который сочтет, что его права избирать и быть избранным нарушены. Следует ожидать
таких обращений в КС и использования их оппозиционными партиями.

Весьма вероятно также внедрение проекта по ограничению местного самоуправления.
Возможно, что это является негласным условием поддержки со стороны губернаторов
планов федерального центра по построению «вертикали власти» в субъектах Федерации.

Коррупция давно уже стала «значимым» фактором российской действительности.
Поступающая информация говорит о том, что коррупционный фактор в связи с назначением
губернаторов может еще больше возрасти, но вряд ли этот процесс будет носить
радикальный характер: хоть выбирай губернатора, хоть назначай, от фактора коррупции
в этом процессе никуда не деться.

Я уже отметил, что большинство губернаторов сохранят свои позиции, под угрозой
находятся лишь оппозиционные губернаторы от КПРФ и откровенно слабые руководители.

Из тех регионов, где полномочия действующих руководителей заканчиваются весной
этого года, высоки шансы остаться у власти в Ханты-Мансийском АО — у Александр
Филиппенко и в Еврейской АО — у Николая Волкова. Значительно слабее позиции
у губернатора Амурской области Леонида Короткова и Ямало-Ненецкого АО Юрия Неелова.

В Центральном и Приволжском округах весной ожидаются назначения только новых
лиц. В апреле истекают полномочия руководителя Тульской области Владимира Стародубцева.
Его кандидатура не будет представлена из-за возраста, т.к. ему исполнилось 73
года. В Саратовской области (срок полномочий губернатора Дмитрия Аяцкова истекает
2 апреля) вероятно назначение Володина.

Весной должно также состояться назначение губернатора Самарской области. Нынешнего
руководителя Константина Титова лишили возможности провести выборы в прошлом
году. У Титова нет шансов сохранить свой пост. Наиболее реальными кандидатурами
на будущее назначение считаются областной прокурор Александр Ефремов и депутат
Госдумы «единоросс» Владимир Мокрый.

Досрочно может лишиться своего поста губернатор Ярославской области Анатолий
Лисицын. 11 января в Ярославском областном суде началось рассмотрение жалобы
Генпрокуратуры РФ о признании недействующими двух областных законов и одного
постановления администрации области. Подписание закона «О стимулировании экономического
развития Ярославской области» Лисицыным следователи Генпрокуратуры ставят во
главу угла обвинения в превышении должностных полномочий, которое они предъявили
губернатору в августе 2004 году.

Однако, как показывает пример губернатора Камчатской области Михаила Машковцева,
уголовное дело не мешает занимать пост главы региона, если есть поддержка со
стороны населения. Федеральный центр, видимо, решил смириться с Машковцевым:
в конце прошлого года в область был назначен новый прокурор.

Из губернаторов, чьи шансы остаться в этом году у власти невелики, можно назвать
также главу Нижегородской области Геннадия Ходырева, полномочия которого заканчиваются
в августе.

Кроме перечисленных регионов, в течение 2005 года назначенцев получат следующие
субъекты Федерации: Агинский Бурятский автономный округ (скорее всего, Баир
Жамсуев будет претендовать на переназначение по новым правилам), Калининградская
область (шансы Владимира Егорова довольно высоки), Челябинская область (Петр
Сумин считается в своем регионе главным фаворитом), Ставропольский край (преемником
отслужившего уже два срока Александра Черногорова считается нынешний вице-губернатор
Борис Калиничев).

Возможно ли присоединение «непроходных» региональных лидеров к оппозиции? Как
я уже отмечал, первыми кандидатами на отставку являются губернаторы от КПРФ,
которым никакой оппозиции создавать не надо – они уже члены оппозиционной партии.

Что касается остальных отставников, то это будут в основном люди, за которыми
тянется шлейф коррупционных слухов и которые уже давно надоели населению, поскольку
много лет руководили регионами, так и не добившись особых успехов. Так что никакого
особо значимого политического ресурса за ними не стоит.

С другой стороны, оппозиция, как это бывает везде, готова включить в свои ряды
всех недовольных существующим режимом, и отставные губернаторы здесь не исключение.
Но в целом я не думаю, что отставные губернаторы окажутся тем ресурсом, который
окажет серьезное влияние на развитие оппозиции в России. Многим из них под статью
бы не попасть – уже хорошо.

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.