16+
Аналитика
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
18 Февраля 2014
191 просмотр

Требования закона демонстративно не исполняются

Вчерашнее уничтожение дома 114 по улице Ильинской означает
начало нового этапа борьбы градозащитников с властями и застройщиками. До
последнего времени наши оппоненты старались соблюдать хотя бы видимость
законности – при попрании духа закона придерживаясь хотя бы его буквы и
процедуры. Прежде чем снести объект, они хотя бы выводили его из-под охраны,
публиковали постановление правительства об отказе во внесении в список
выявленных объектов культурного наследия и так далее.

Сейчас шахматная доска оказалась перевернутой – наши противники
решили, что сложившаяся ситуация обходится им слишком дорого, что пора
прекращать игры в законность. Они даже не дождались публикации областным
правительством постановления об отказе включить данный объект в государственный
реестр, понимая, что на это у нас есть свои правовые ходы (подача третьей
экспертизы, как в случае со 110-м домом по Ильинской). Власть поняла, что
переиграть нас на правовом поле не получится, и стала сознательно игнорировать
федеральное законодательство. Логика такая – когда вчера мы требовали у
представителей власти выехать на объект и остановить снос, они ответили: «мы
считаем, что ваша экспертиза неправильная, и не считаем этот дом выявленным
объектом культурного наследия». Хотя по федеральному закону они обязаны
считаться с нашей экспертизой.

Терпение у «братков» кончается, честно играть с нами на
правовом поле у них не выходит. Мне ситуация видится так – на неком «воровском
сходняке», или как там этот орган называется, решили: «хватит, нечего с
градозащитниками цацкаться». Очень нехороший сигнал. Насколько я понимаю, и
личная наша безопасность сегодня находится под бо́льшей угрозой, чем еще
совсем недавно. Рубль сегодня стремительно падает, и «сорокинской гвардии» не
терпится вложить деньги в строительство, пока они окончательно не растаяли. Вот
и нервничают «братки».

И сегодня мы видим, что требования закона демонстративно не
исполняются. Расчет прост – даже если нашу правоту в конце концов признают прокуратура
и суд, объектов уже не будет.

К сожалению, мы слишком вяло среагировали на попытку уничтожения
дома – все знали, что объект по закону считается выявленным ОКН, и не ожидали,
что власть пойдет на откровенную «уголовку».

Теперь очень интересно посмотреть на позицию прокуратуры – признает
ли она нарушение закона. Если признает, то еще не все потеряно. Если не признает,
то это будет означать, на мой взгляд, то, что она «в доле», и нам придется
очень серьезно менять тактику и стратегию нашей борьбы. Пока не понимаю, как –
но надо быть готовым к тому, что те, кто показал свое истинное лицо, не будут
считаться с законом.

Что стало причиной выхода властей из правового поля? Возможно,
начатая по нашей инициативе комплексная экспертиза Ильинки, возможно, наша
работа по 110-му дому – ведь ситуация там и со 114-ым домом аналогичная. В
обоих случаях власть объявила нашу экспертизу «неправильной», заказала
контрэкспертизу. Но по 110-му дому было выпущено постановление правительства, и
мы тут же предъявили очередную экспертизу, и дом опять попал в число вновь
выявленных. А по 112-му и 114-му они постановление не выпустили, то есть снос
был проведен в отсутствие правовых оснований.

Угроза сегодня нависла еще как минимум над тремя домами на
Ильинской – 110-й, 112-й и дом покойной Лидии Ивановны Давыдовой-Печеркиной,
умершей в прошлом году. Будучи пожилым человеком, она время от времени ложилась
под бульдозер, что вряд ли шло на пользу ее здоровью. Боюсь, что это не
последняя жертва градостроительной политики нижегородских властей.

В прокуратуру мы вчера по поводу сноса 114-го дома обращались
устно, сегодня подали письменные обращения.

Сейчас идем на встречу с Еленой Сергеевой, представителем
министерства культуры в Приволжском федеральном округе, посмотрим, чем
закончится разговор.

Помогут ли федеральные органы в этой ситуации? Не знаю. Мы
обращались в федеральную прокуратуру, в полпредство. В полпредстве даже
поблагодарили «Зеленый мир» за привлечение внимания к проблеме. И –
ничего. Опасаюсь, что для того, чтобы федеральные органы зашевелились, нужен
очередной скандал, перекрытие дороги… А уж если убьют кого-нибудь – тут уж они серьезно
возьмутся. Пока мы государства не видим, оно свои функции не выполняет. Мы «стучимся
в ватную стену».

По теме
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
Подборка