16+
Аналитика
19.07.2019
Культурная и общественная жизнь в Выксе соответствует критериям качества облцентра.
10.07.2019
РПЦ претендует на имущество, которое должно быть доступно всем.
18.07.2019
Правоохранительные органы получают все более и более жесткие установки по взиманию недоимок.
12.07.2019
Изменение принципов формирования Общественной палаты Нижнего Новгорода – грубейшая ошибка.
12.07.2019
При сохранении политического монополизма коррупцию победить нельзя.
12.07.2019
Общественная палата стала институтом развития человеческого капитала в Нижнем Новгороде.
11.07.2019
Задача снижения числа бедных и крайне бедных решаема и в архаичной экономике.
11.07.2019
Общественная палата Нижнего Новгорода не сумела стать центром городской модерации.
10.07.2019
Передача РПЦ Нижегородского острога у многих вызовет недовольство.
09.07.2019
Мнениям о проекте нижегородского низконапорного гидроузла не хватает просчитанной доказательной базы.
09.07.2019
Рост обеспеченности нижегородцев жильем обеспечен несколькими факторами.
19 Декабря 2012
81 просмотр

Трещина настоящего гражданского раскола

Пока
коррупцию в телеэфире жгут каленым железом (в основном из двух женщин
– Скрынник и Васильевой – причем на дому), управленческий
коллапс – налицо. Новости такие, что волосы встают дыбом. То
министр обороны у нас принимает решения (по обороне ядерной
супердержавы) лишь посоветовавшись со своим духовником. То другой
путинский министр предлагает слить все гуманитарные институты в одну
большую яму («яму» зачеркнуто)… гуманитарное
Сколково. А то к режиссеру-кинематографисту заваливаются с обыском
(хорошо, что дверь не сломав) «неравнодушные зрители» —
как бы «посмотреть отснятые материалы». Их,
«ввалившихся», еще младший царь метко обозвал «козлами».

Все,
кто следит за этими конвульсиями, понимают, что со страной что-то не
так. Что с ней надо что-то делать, чтобы потом не было мучительно
больно. Но что делать – непонятно. Снаряды падают все ближе к
интеллигентному человеку, а нотки отчаяния звучат
уже и в далеких от политики художественных кругах. Такова диспозиция.

Однако,
что касается раздробленной, деморализованной и ситуативной оппозиции,
то она — несмотря на запреты властей, рассогласованность
оппозиционного руководства, загнанность в угол, а главное, несмотря
на лютый московский мороз – намедни-таки выдвинулась к
Соловецкому камню. И это было хорошо. Это было 15 декабря 2012 года.
И день этот наверняка войдет в историю.

Почему
войдет в историю? Да потому, что в этот день и в этот вечер снова
произошло связывание «порвавшихся времен». Снова
возродилась вся эта, казалось бы, давно положенная на полку с
кончиной великого Солженицына, гулаговская тема, гулаговский эпос.
Вспомните, когда это еще было столько народа около Соловецкого камня
с цветами? Да никогда во все послеперестроечные времена! И спасибо
Путину за это!

Спасибо
Путину за то, что теперь во многих московских семьях, — благодаря
ему, благодаря его славной мэрии, его верному парламенту и его
безукоризненному Следственному комитету, — люди снова вспомнили о
своих, казалось бы, окончательно сданных в архив дедах и прадедах, по
которым прокатилась репрессивная машина советской власти.

Снова
всколыхнулась вся эта загнанная в подсознание обида на
государство-тюремщика. Только теперь эта обида наконец соединилась с
нынешней обидой. На государство-обманщика. И странное дело:
Соловецкий камень, который, например, я сам, если честно, еще вчера
не воспринимал как «свой памятник», — поскольку его
привезли второпях случайные люди, чтобы конъюнктурно отметиться перед
августовской «демократией», — обрел-таки новый и
актуальный смысл. Новую мистическую гражданскую «намоленность».
И чтоб закрепить это – власти имели глупость повязатьоколо
него новых диссидентов!

Таким
образом, не верьте, если вам говорят, что 15 декабря протест почти
что сдох. Не верьте, когда вам будут демонстрировать картинки в
фейсбуке типа «Дух Болотной над трупом протеста на Лубянке».
Когда говорят, что в протесте этом мало интеллекта. Что люди потеряли
веру в перемены. Что людей было мало. Не сто тысяч, а меньше. И что
будет еще меньше. Важнее другое.

Политический
календарь пополнился очень важной символической датой. В этот день
обстоятельства общественного развития окончательно развели власть и
протест по очень четкой фронтовой линии. Молодежь 21 века протянула
руку диссидентам двадцатого, и те как бы пожали ее. А лубянская
власть… – наверно, протянула ее вертухаям?

Вообще-то
мэрия, наш неуловимый Собянин, имели шанс поступить
и более грамотно. Например, узнав, что ожидается не «запрещенная
демонстрация», не митинг, а мирная «прогулка к
Соловецкому камню» с возложение цветов жертвам политических
репрессий, они могли бы тоже прийти и продемонстрировать, что с
народом. Тем более, когда народ не бузит.

Могли
бы тоже формально положить цветы. И даже сказать пару
прочувствованных слов. Что, мол, «помним», «не
простим», «хорошая инициатива» – вместо
несанкционированного митинга изображать из себя музейное общество
«Демократический следопыт».

Могли
бы даже и окоротить полицию, чтоб та действительно следила за
порядком, помогала старикам, женщинам и детям. Во всяком случае, не
мешала и не шумела в свои матюгальники.

Кофе
бесплатный раздать – не обеднела бы. И даже перекрыть ради
такого дела площадь могла бы, все равно по ней в этот день почти
никто и не ехал.

Но
для российских чиновников играть в такое благородство западло.
Это же значит «прогнуться». А Большой начальник не любит,
когда его вертикаль прогибается перед улицей, даже если улица и
права. А может, они еще боялись, что Соловецкий камень начнет
излучать какие-нибудь смертоносные лучи, и кто подойдет к нему из
вертухайского тайного племени, у того клыки вампирские публично
отрастут, и все это увидят. Или же что-нибудь такое приключится, что
рак образуется сразу всех органов и придется ложиться в гроб!

Вообще,
есть на Лубянской площади такое странное притяжение к полюсам. И мы
это почувствовали на себе. На одном полюсе огромное мрачное и как бы
безлюдное здание КГБ — тянет к себе потомков ежовско-бериевских
чекистов. А на другом — небольшой по сравнению со зданием Соловецкий
камень – тянет к себе потомков их жертв. И дрейфовать от полюса
к полюсу ох как опасно!

Но
15 декабря важно еще и тем, что свободные москвичи – их пока
еще действительно мало – вышли по собственной воле, НЕСМОТРЯ НА
ЗАПРЕТ.

Собственно,
и запрет-то их не очень волновал, что еще удивительней. Во всяком
случае, не волновал так же, как раньше. Как не волновали их
разногласия в руководствах партий, лозунги и карьерные пертурбации
оппозиционных лидеров. Как Путин с Посланием. Вышли, потому что
вышли. Потому что поняли: всякие переговоры хороши только до той
поры, пока они дают какой-то результат.
А раз результатов нет, то
нет и второй договаривающейся стороны. Ее можно не замечать и не
учитывать.

Мы
не знаем, хорошо это или плохо в исторической перспективе, но,
возможно, с этого дня, с 15 декабря 2012 года, наметилась трещина
настоящего, на этот раз необратимого гражданского раскола. А там
пойдет
– никакими «духовными скрепами» не остановишь
.

Оригинал
этого материала опубликован в Русском
журнале
.

По теме
09.07.2019
Пока не даны четкие ответы на вопросы нижегородцев, строить низконапорный гидроузел нельзя.
08.07.2019
Задача возвращения нормального судоходства на Волге требует компромиссов.
08.07.2019
Дзержинску необходима хорошая система канализации и водоочистки.
08.07.2019
Нужна ли очередная болевая точка на карте общественного напряжения?
Подборка