16+
Аналитика
19.07.2019
Культурная и общественная жизнь в Выксе соответствует критериям качества облцентра.
10.07.2019
РПЦ претендует на имущество, которое должно быть доступно всем.
18.07.2019
Правоохранительные органы получают все более и более жесткие установки по взиманию недоимок.
12.07.2019
Изменение принципов формирования Общественной палаты Нижнего Новгорода – грубейшая ошибка.
12.07.2019
При сохранении политического монополизма коррупцию победить нельзя.
12.07.2019
Общественная палата стала институтом развития человеческого капитала в Нижнем Новгороде.
11.07.2019
Задача снижения числа бедных и крайне бедных решаема и в архаичной экономике.
11.07.2019
Общественная палата Нижнего Новгорода не сумела стать центром городской модерации.
10.07.2019
Передача РПЦ Нижегородского острога у многих вызовет недовольство.
09.07.2019
Мнениям о проекте нижегородского низконапорного гидроузла не хватает просчитанной доказательной базы.
09.07.2019
Рост обеспеченности нижегородцев жильем обеспечен несколькими факторами.
1 Июня 2005
45 просмотров

Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан и геополитика Кавказа

25 мая в присутствии президентов Грузии, Казахстана, Турции и министра энергетики США был запущен нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Он позволит экспортировать каспийскую нефть в обход России и увеличит влияние США в регионе.

Как заявил на церемонии открытия трубопровода министр энергетики США Самюэль Бодман, президент США выражает надежду, что пуск БТД будет способствовать экономическому развитию всех стран региона и поможет народу Азербайджана успешнее реализовывать экономические реформы. Президент США выразил пожелание, «чтобы реализация такого глобального экономического проекта способствовала независимости стран региона, а БТД станет тем рычагом, который поможет им добиться больших успехов в укреплении своей экономики и усиления демократических норм», — сказано в письме Джорджа Буша, зачитанном министром.

Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) всегда называли скорее геополитическим, чем экономическим проектом. Именно поэтому на протяжении всего времени его реализации возникали проблемы с инвесторами, вопросы по поводу его загрузки, а также стабильности режимов в Азербайджане и Грузии.

Проблемы БТД сохраняются и после его запуска. Во-первых, остается актуальным вопрос о загрузке трубопровода нефтью. Это связано с неурегулированностью статуса Каспийского моря, что в большей степени зависит от России. Для заполнения БТД нужно 10 млн. баррелей нефти в год, а это требует присоединения к проекту Казахстана. Вопреки ожиданиям во время визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Баку договор о присоединении Астаны к проекту не был подписан, хотя, как заявил президент Государственной Нефтяной Компании Азербайджана (ГHКАР) Hатик Алиев, он был согласован на 99%. Скорее всего, присоединение Казахстана — это вопрос ближайшего будущего, хотя одним из сдерживающих факторов для него является политический — вступление в БТД будет означать риск ухудшения отношений с Москвой. Соответственно, другие потенциальные участники — Иран и Россия — по политическим мотивам относятся к БТД скептически. Иран де-факто заморозил два южно-каспийских месторождения, претендуя на 20% шельфа Каспия. Спецпредставитель Ирана Мехди Сафари 24 мая заявил, что «Иран против милитаризации Каспия и прохождения трубопровода по дну моря», тем самым выступив против одного из вариантов доставки казахстанской нефти к трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Россия настаивает на использовании действующих трубопроводов Баку-Супса и Баку-Новороссийск. Азербайджану придется обеспечивать и их загрузку, что также скажется на проблеме заполнения БТД.

Во-вторых, сохраняются риски политической дестабилизации в Азербайджане. С одной стороны, режим в Азербайджане не является демократическим, и, тем самым, это дает основания оппозиции надеяться на поддержку Запада в ходе предстоящих в ноябре выборов. Ситуация сейчас в стране накаляется, проходят массовые акции протеста, которые подавляются властями. Однако США ограничиваются рекомендациями создать условия для проведения демократических выборов, не делая явных реверансов в сторону оппозиции, которая в свою очередь весьма разрознена и не имеет своего Ющенко или Саакашвили. Для США сейчас проще «работать» с нынешним режимом, с которым уже налажены эффективные связи. А это значит, что сценариев Грузии и Украины в Азербайджане пока не предвидится. Однако нынешний режим оказывается под постоянным давлением оппозиции, что может привести к политической дестабилизации, росту активности радикальных сил, для которых нефтепровод оказывается удачной мишенью для диверсий.

На этом фоне сам Азербайджан последнее время «заметался» между Россией и Западом. Так, президент страны Ильхам Алиев, участвуя в саммите альтернативной СНГ организации ГУАМ, подчеркивал, что отношения с Россией носят стратегический характер. Одновременно он постоянно отмечал, что в Азербайджане нет признаков «цветной революции», стараясь оказаться равноправным членом клуба «цветных режимов», но при этом не испортить отношения с Москвой. Правда, последнее время появился риск ухудшения российско-азербайджанских отношений: Москва ведет переговоры о выводе военных баз из Грузии и частичной дислокации их на территории Армении, что сразу же вызвало возражения Азербайджана. В то же время сама Армения уже высказала свое негативное отношение к БТД, указав, что трубопровод «нарушит баланс сил на Южном Кавказе».

В-третьих, введение в эксплуатацию БТД ведет не только к экономической независимости Азербайджана и Грузии от России, но и к ускорению их геополитического сближения с США, что может вызвать рост конфронтации с Западом на постсоветском пространстве. В частности, уже сейчас обсуждается вопрос об открытии военных баз США на территории Азербайджана. Эксперты американо-израильского центра стратегических прогнозов «Статфор» сообщают о договоренности Баку и Вашингтона в вопросе дислокации на азербайджанской территории подразделений Вооруженных сил США. По данным, полученным из источника в правительстве Азербайджана, соответствующее решение было принято 12 апреля в ходе визита в Азербайджан министра обороны США Дональда Рамсфельда. Надо сказать, что против военной базы США в Азербайджане выступает также Казахстан, не говоря уже о России. Не исключено, что это стало одной из причин заявления официального представителя США о том, что у них нет планов открывать базы в Азербайджане (впрочем, в данном случае возможно сознательное использование терминологических нюансов — военные объекты в принципе могут не иметь статуса базы). Вопрос о военных базах США актуален и для Грузии, которая отказывается вписывать в российско-грузинский договор о выводе баз пункт о запрете на присутствие военных баз третьих стран, предлагая ограничиться законом, который проще отменить.

Возможность экспорта каспийской нефти в обход России имеет не столько экономический, сколько геополитический смысл. Для США как страны-патрона БТД, наиболее важным здесь является обеспечить собственное военное присутствие, которое позволит закрепить свое влияние в регионе. Для Азербайджана это может означать консервацию его режима, для России и Ирана — дальнейшее сближение с Арменией.

Оригинал этого материала опубликован на «Политком.ру».

По теме
09.07.2019
Пока не даны четкие ответы на вопросы нижегородцев, строить низконапорный гидроузел нельзя.
08.07.2019
Задача возвращения нормального судоходства на Волге требует компромиссов.
08.07.2019
Дзержинску необходима хорошая система канализации и водоочистки.
08.07.2019
Нужна ли очередная болевая точка на карте общественного напряжения?
Подборка