16+
Аналитика
02.06.2020
Опытный политик Исаев не захотел руководить районом в период смены городской власти.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14 Января 2005 года
86 просмотров

Цензура уже невозможна

Иван Юдинцев, политолог:

Тенденции к урезанию свободы слова в последнее время нет однозначно. Хотя реально у журналистов, редакторов и владельцев СМИ обязанностей становится все больше, а прав все меньше.

Я хотел бы отметить два момента. Во-первых, свобода слова приходит сейчас в те рамки, которые сформированы нашим законодательством. И если они становятся с виду меньше, то, наверное, это говорит о том, что раньше они были больше, чем это предусмотрено законом. Во-вторых, с точки зрения общего принципа – права человека понимаются (и в мире, и в европейских документах это записано достаточно четко) как свобода совершать любые общественные действия, не ущемляющие прав других граждан. Свобода одинакова для всех. Поэтому по отношению к любой профессиональной деятельности, которая связана с общественным управлением и общественной жизнью (а информационная работа, обмен информацией явно является одной из сфер общественного управления: информация правит современным миром) свобода всегда должна быть также, с другой стороны, свободой граждан защитить себя от внешнего управления.

Несколько лет назад у нас средства массовой информации были буквально всепроникающими. И перед СМИ всегда ставилась задача форматировать сознание людей, активно влиять на него. Вот это было неправильно. Это не соответствовало ни законодательству, ни международным актам о правах человека. Потребитель информации всегда должен иметь возможность отказаться от получения той или иной информации, защитить себя от информационного влияния.

На мой взгляд, сейчас правоприменительная практика движется в направлении интереса не только активных участников процесса и СМИ, а в направлении защиты интересов потребителей информации. В частности, обеспечиваются права защитить себя от получения нежелательной информации.

С этой точки зрения, наверное, можно говорить, что действительно ограничиваются какие-то реальные права средств массовой информации и журналистов, но при этом реально защищаются права потребителей информации, в частности, пассивное право не получать информацию, не потреблять ее.

Другое дело, что с этим, естественно, связано падение рынков, связано падение доходов СМИ – это процесс неприятный.

С полной, радикальной отменой цензуры, которая произошла в свое время на волне демократических реформ, мы поторопились. Это не значит, что я считаю, что цензура нужна. Предварительная цензура не нужна, но нужна ответственность за распространение информации, в том числе законодательная ответственность.

К сожалению, введение всех благих юридических принципов обязательно должно осуществляться с учетом общественного мнения и с учетом готовности людей жить по новым принципам, жить по-новому, жить по-другому. Скажем, нам нужны счетчики на воду: нам нужно ее экономить. Но если сейчас поставить счетчики, мы все заткнем пробки, будем держать воду в раковине, а вода нынешнего качества не позволяет обеспечить гигиену и начнутся сплошные инфекционные заболевания. В начале в трубы нужно поставлять хорошую чистую воду, а потом вводить счетчики. Так же и здесь: мы оказались не готовы сами себя ограничить рамками какой-то внутренней цензуры. Это не наша вина. У нас не было общепринятых традиций, мы привыкли жить подцензурно, мы привыкли полностью использовать объем возможной свободы слова. Как только этот объем увеличился, мы сразу, как газ, заняли этот объем, вместо того, чтобы потихоньку осваивать окружающее пространство. Мы сразу бросились и получили вот такую реакцию.

Я не знаю точных цифр, но общество действительно сейчас примерно наполовину готово к введению цензуры. К сожалению это так. Мне это не нравится, но есть такой факт, и мы должны это учитывать. А любой общественный раскол, когда общественное мнение делится примерно пополам, крайне опасен. На Украине был раскол территориальный, а у нас может быть раскол социальный. Это гораздо более опасно. Надо учитывать мнение и той и другой части общества. Тем более, что общество, которое готово к введению цензуры, более социально активно.

Тем не менее, я не считаю, что введение цензуры будет полезно. К сожалению, в той ситуации, в которой мы оказались, надо терпеливо и спокойно в течение еще нескольких лет, а может быть и десятилетия, жить в этой ситуации, терпеть существующее положение и терпеливо, спокойно развивать правоприменительную практику. Причем, не только в направлении репрессий, наказаний за распространение недостоверной информации и заведомо ложной, а и в направлении защиты журналистов, которые распространяют достоверную информацию, но которых кто-то пытается наказать, пользуясь вот этой общей компанией отката — настроениями, что нужна цензура и что журналисты говорят лишнее. Нужно защищать обе стороны.

Вполне реальна попытка власти ввести цензуру. Могут найтись «светлые умы», которые решат, что это надо сделать. Но это уже не реально технически при существовании таких средств коммуникации как Интернет, электронная почта, которую уже можно получать по мобильному телефону. Наверное, уже есть только один способ – строгое и одностандартное применение законодательства в разрешении информационных споров.

К сожалению, на сегодня у нас не существует единых стандартов правоприменения. Когда я говорю у нас, я имею в виду в мире вообще. То, что происходит сейчас в США, в Великобритании, когда за распространение одних непроверенных фактов страдают телекомпании, журналисты и редактора отправляются в отставку, а за распространение других недостоверных фактов никто не отвечает – это тоже ненормально. То, что защищают президента Буша и американские войска, и при этом не защищают кого-то еще – это тоже ненормально. Не существует сегодня в мире единых стандартов правоприменительной практики.

Нам предстоит долго жить в том положении, которое сейчас существует. Попытки введения цензуры будут предприняты, хотя реально это не удастся.

По теме
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.