16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
18 Июля 2012 года
381 просмотр

У нас нет практики постоянного и безукоризненного действия законов

Государственная Дума Российской Федерации приняла даже не
один, а целую обойму или, как принято говорить, пакет законов охранительного по
отношению к сегодняшней государственной российской власти и репрессивного по
отношению к российскому обществу характера. Среди этого
пакета законопроектов – закон о митингах, закон о некоммерческих организациях,
который принято называть законом об иностранных агентах, закон, включающий в
себя так называемый «черный список» сайтов, который призван ввести определенную
цензуру в сети интернет, а также закон о клевете, который прямо и
непосредственно касается журналистской деятельности.

Способен ли последний из вышеперечисленных законов
каким-либо образом повлиять на положение дел и характер журналистской работы в
Российской Федерации?

Думаю, что да. И лично я ничего хорошего от этого
законопроекта не жду. Полагаю, что это новая редакция закона о клевете способна
полностью угробить в российской журналистике такой
жанр, как журналистское расследование.

В частности, в этом законе очень широко применяется и
рассматривается такое понятие, как вторжение в личную жизнь – журналисту
запрещено рассказывать о личных связях и отношениях того или иного человека,
политика, чиновника, бизнесмена и так далее. Лично я не согласен с подобными
нормами, регламентации отношений к публичным по роду своей деятельности людям.
На мой взгляд, в частности, люди, находящиеся на государственной службе,
являются по определению людьми публичными и должны быть прозрачными как стекло,
вместо того чтобы прятать свою жизнь в тени и прикрываться при этом российским
законодательством.

На мой взгляд, под видом якобы неуместного для
журналистского сообщества вмешательства в личную жизнь происходит ужесточение
законодательства, которое призвано отвлекать внимание от тех людей, которые по
определению должны бы, будучи публичными людьми, наоборот привлекать к себе
внимание.

Странно также и то, что вообще происходит с законом о
клевете в последнее время. Эта статья, статья о клевете, содержалась в
Уголовном Кодексе Российской Федерации совсем недавно, и была оттуда совсем
недавно убрана. Теперь статью о клевете возвращают в Уголовный Кодекс, и
подобные метания депутатов Государственной Думы, которые то
убирают, то почти сразу затем привносят одну и ту же статью в
уголовно-процессуальное законодательство, выглядят очень странно и производят
очень неприятное впечатление.

Известно, правда, выражение, что «суровость российских
законов компенсируется необязательностью их исполнения». То есть существование
закона еще не означает, что он будет действовать и что его
будут исполнять. Не означает, что его будут бояться и с оглядкой на него
поступать соответствующим образом.

Я думаю, что этот закон и будут и не
будут применять, будут поступать и так, и так, — будут поступать в соответствии
с тем, что захочет власть в конкретный момент. Как это будет реализовываться на
практике, — это мы еще посмотрим, увидим. Конечно, сходные статьи в Уголовной
Кодексе – о защите чести и достоинства, о защите деловой репутации и так далее
– продолжали и продолжают действовать, и я вообще не понимаю, зачем нужно было,
зачем власти понадобилось воскрешать в законодательстве статью о клевете.

Важно для России то, что у нас нет практики постоянного и
безукоризненного применения законов. Законы могут исполняться и не исполняться,
они могут быть словно бы забытыми на какой-то момент судами, а могут быть
актуализированы в зависимости от конъюнктуры момента.

Стоит также упомянуть и то
обстоятельство, что закон о средствах массовой информации, который продолжает
действовать на территории Российской Федерации, способен в определенной степени
послужить «противоядием» от таких законов, как закон о клевете, поскольку в нем
содержится понятие личного мнения автора журналистских материалов, и под
понятие личного мнения теоретически можно подвести весьма много из того, что
подпадает под понятие клеветы.

Другое дело – будет ли суд учитывать все эти обстоятельства.
Существование одновременно закона о средствах массовой информации и законов,
подобных закону о клевете, создает определенного рода законодательную вилку,
вилку, разрешение которой может доходить вплоть до Конституционного суда.

Отмечу также, что новый закон вряд ли способен остановить
волны так называемого «черного пиара», который применяется в целях реализации
тех или иных политических технологий, политических интересов, с целью добиться
тех или иных поставленных в политическом пространстве целей. «Черный пиар» по
сути своей всегда анонимен, и найти ответственных за опубликованные
в рамках «черного пиара» клевету, очень непросто.

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.