16+
Аналитика
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
29 Июня 2006
114 просмотров

У нации не взрослое лицо

В романе Захара Прилепина “Санькя” НБП имеет другое название — “Союз созидающих”. Книга серьезная, психологическая, вдумчивая. Это не программа партии, это о России и о человеке.

Молодой автор — настоящее его имя Евгений — успел повидать многое в этой жизни. Окончил филфак, бывший командир отделения ОМОН, участник чеченской войны, сейчас журналист в Нижнем Новгороде. Как член НБП участвовал во множестве политических акций. Как писатель получил несколько премий и издал роман о Чечне “Патологии”. Роман “Санькя” выдвинут на премию “Национальный бестселлер”.

Главный герой Саша Тишин — молодой парень из провинциального города. Герой получился до того ярким и до того русским — во всех смыслах, что становится родным и запоминается надолго. После школы он смог обойтись без институтов, чтобы стать достаточно образованным и понимающим. Если бы хоть половине современной молодежи иметь такой ум, логику, вдумчивость, глубину самосознания и рефлексии… Жизнь такова, что выходов из нее всего несколько — или водка, или смерть, или членство в партии. Последнее и становится единственным смыслом его жизни. От прошлого осталась только тяжесть, поэтому терять нечего. У него есть мать — работает за гроши в поликлинике. Когда умер отец, мать захотела похоронить его в деревне, где он родился, за несколько десятков километров от города. Зима. Автобус завяз в снегу, водитель, жалея автобус, уехал и бросил в лесу гроб, Саньку, его мать и друга отца. Больше десяти часов они тащили гроб по снегу — ни саней, ни сил. “Безлюдье… — шептал Саша тихо. — На безлюдье льды… Льды и снега…” Когда ночью стало ясно, что они замерзнут в этом лесу, появился мужик из ближайшей деревни, на лошади, с санями. Это прошлое.

Роман начинается с дикого, вольного, разбойного погрома в Москве, где собрались все члены “Союза созидающих”. Они рушат лотки, бьют витрины, разбрасывают по площади цветы, бьют фонари, поджигают машины и кричат слова “революция”, “любовь” и “война”. Их объявили в розыск. И Саша едет в деревню к бабушке и деду. Они-то и называли всегда Сашу — Санькя. Захлестывает чувство смерти — вся деревня, когда-то полная людей, вымерла, спилась, разбилась на мотоциклах. Сейчас умирает дед. Человеческое прошлое пока еще хранится в его слезящихся глазах, в спокойных и горьких бабушкиных словах, в фотографиях 30-х годов. “Только один он, Саша, и остался хранителем малого знания о той жизни, что прожили люди, изображенные на черно-белых снимках. Или никчемно оно и не нужно?”

“Человек — это огромная, шумящая пустота, где сквозняки и безумные расстояния между каждым атомом. Это и есть космос. И мы точно так же живем внутри страшной, неведомой нам, пугающей нас пустоты. Но на самом деле мы дома, мы внутри того, что является нашим образом и нашим подобием”. На этом фоне всеобщей пустоты для Саши единственной надеждой остается что-то изменить. В стране или в жизни.

Лидер “союзников” сидит в тюрьме, фамилия его не Лимонов, а Костенко, и его тень витает над маленькими мальчиками и девочками, прячущими в тайниках вместо любовных записок автоматы. “Союзников” множество, есть несовершеннолетние ребята, девушки — или очень красивые, или совсем некрасивые. В конце романа любимая девушка Саши будет до полусмерти избита за то, что попала в президента мешком с кетчупом и майонезом. Его лучший друг сидит в тюрьме за акцию в Риге — требование прекратить уголовные дела по русским ветеранам войны, “живущим в гордой прибалтийской стране”. За это же Сашу избивают до бесчувствия, втыкают в грудь “розочку” бутылки… В образе его соседа по больничной палате выведен поэт Дмитрий Быков, как признался автор, хотя догадаться сложно. Лева утверждает, что “одни палачи отняли Россию у других палачей. Нынешние тебя хотя бы в живых оставили”. “Я готов жить при любой власти, если эта власть обеспечивает сохранность территории и воспроизведение населения. Нынешняя власть не обеспечивает”, — отвечает Санькя.

Он пробует последний выход — революция. “Союзники” захватили здание спецназа МВД, потом управление внутренних дел своего города, заперлись в здании администрации. Здание, разумеется, окружено. Финал романа — Саша с гранатометом в руках стоит у окна. “В голове, странно единые, жили два ощущения: все скоро, вот-вот прекратится и — ничего не кончится, все так и будет дальше, только так”.

С силовыми методами “Союза созидающих” можно не соглашаться. Можно испытывать к ним отвращение. Но русская литература в традиции Лермонтова, Достоевского и Толстого возрождается, это факт. Тут и образ природы, и психологизм, и разговоры о душе и о судьбах России. И любовь, и характер, и детали. Роман заслуживает очень высокой оценки. Он предлагает нового героя нашего времени — вместо того, что предложил сериал “Бандитский Петербург”. Что Захар Прилепин сделает со своим героем после занавеса? Убьют его на этом окне или он через два дня поедет на захват Москвы?

* * *

— Евгений, роман, конечно, написан на автобиографическом материале?

— Я много времени провел в партии, среди нацболов, несколько лет являлся одним из неформальных руководителей нижегородского отделения партии. В то же время я никогда не был профессиональным революционером и себя за такового не выдаю. У меня, например, есть редкий опыт: во время митингов и шествий я бывал по разные стороны кордона. И в качестве разгоняющего митинги, и в качестве митингующего. Поэтому мне более-менее ясна психология обеих сторон.

— Что заставило вас создать роман именно о партии?

— Роман написан по нескольким причинам. Одна из них: попытка остановить нарочитое упрощение ситуации в России, в том числе и ситуации вокруг так называемого молодежного экстремизма. Если власть и СМИ будут с тем же остервенением записывать в фашисты всех кого ни попадя, это может закончиться нехорошими вещами. Действия “союзников” происходят пока на бумаге. Это своеобразное предупреждение с моей стороны.

— Вашу книгу можно назвать программой партии?

— События в романе не являются точным слепком с партийной деятельности — и я нарочно переименовал партию в “Союз созидающих”, чтобы никому в голову не пришло обвинять партию в попытке государственного переворота.

— Вам не кажется, что вы идеализируете НБП?

— У партийцев и у тех людей, что относятся к НБП недоброжелательно, может быть самое разное восприятие и партии, и моей книжки, я никому ничего не навязываю. Если кто-то рискнет доказать обратное — тем более в романной форме, — написав книгу о нехороших, неумных, фашиствующих нацболах, — я отнесусь к этой попытке с интересом.

— Что будет дальше, за гранью романа, с Сашей? Революция? Или 15 лет тюрьмы?

— Что будет в романе дальше, я не знаю, если бы знал — написал. У меня есть только невнятное ощущение — оно выражено в последней фразе романа. Мы не проиграем. Но это не значит, что подобные нам завтра придут к власти. Россия непредсказуема.

Оригинал этого материала опубликован в газете Московский комсомолец.

По теме
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
Подборка