16+
Аналитика
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
6 Апреля 2007 года
107 просмотров

Украина: нескончаемый праздник

Три момента отдельно обращают на себя внимание в связи с очередным циклом украинского кризиса.

Первое. Все последнее время после переворота конца 2004 г. называющие себя либералами российские поклонники украинских оранжистов любили ставить Украину в пример России, объявляя, что противостояние в соседней республике — зримый показатель развития местной демократии, никак не приживающейся в Москве.

С указом Ющенко о роспуске парламента (написанном неизвестно в соответствии с какой статьей Конституции) линейка событий, которые эти люди, щеголяющие своими оранжевыми шарфами, считают проявлением желанной им демократии, становится вполне законченной.

Сначала оранжевые демократы отказываются признать официальные итоги выборов президента, организуют блокаду высших органов власти, требуя абсолютно беспрецедентного «третьего тура». На нем они лишают возможности проголосовать несколько миллионов граждан из не симпатизирующих им регионов и объявляют победителем своего кандидата, явно проигравшего на предыдущем этапе.

Затем, после того, как они терпят поражение на парламентских выборах. они месяц за месяцем закатывают истерику, пытаясь добиться роспуска парламента, в котором у них нет большинства на том простом основании, что у них его там нет и не допустить утверждения правительства большинства на том основании, что это не их правительство.

Наконец, когда их лидеры и их истерики начинают надоедать даже членам их фракций. Один за другим люди из оппозиционных фракций переходят в коалицию большинства, которая, соответственно, начинает расти и крепнуть, и когда, соответственно, она уже грозит дорасти до конституционного большинства, перепуганные оранжевые «демократы» добиваются от своего президента указа о роспуске парламента на том простом основании, что в этом парламенте их сторонников становится все меньше, а сторонников другой стороны — все больше.

При этом указ о роспуске не соотносится ни с одной статьей Конституции, а мотивируется одним простым и неотразимым доводом: «Слишком много вас там набралось».

Причем делается это в условиях, когда 57 % граждан страны прямо говорят о своем нежелании роспуска парламента и проведения новых выборов, тогда как поддерживают авантюру остатков оранжевой фаланги не более 30 % граждан. Это делается в условиях, когда президенту, тому самому, который пытается распустить парламент, в полной мере доверяют 8 % граждан, когда по опросам социологов и поддержка партии президента, и поддержка партии главной оппозиционерши упала в полтора раза по сравнению с и так проигранными ими парламентскими выборами.

О том, кто здесь прав и кто не прав — стоит говорить отдельно.

Но в данном случае удивительно, что вот все эти действия: непризнание итогов демократических выборов, попытка блокирования создания правительства большинства, роспуск парламента, в котором сторонники «оранжевых» находятся в меньшинстве и против роспуска которого выступает абсолютное большинство жителей страны: а). объявляются образцом демократии и б). ставятся в пример «недемократической России».

Разумеется, российская «суверенная демократия» — вещь к демократии имеющая отношение лишь поверхностное. Но ставить украинский произвол, при котором наглость меньшинства является достаточным основанием для отмены волеизъявления большинства в пример России — это надо достичь уж совсем неповторимого уровня политического цинизма и бесстыдства.

Однако надо признать, украинская «оранжевая демократия» не слишком отличается от «трехцветной российской» 1990-х годов. Здесь тоже «демократы» никогда не получали большинства на выборах, никогда не получали мандата народа на свои реформы — но всегда находили способ проигнорировать волю избирателей и вплоть до 1998 г. проводили в той или иной форме свой экономический и политический курс, протии которого всегда выступало большинство населения России.

Второй вполне занимательный момент — это то, что украинский «недопрезидент» решился на указ о роспуске парламента как раз через несколько дней после того, как Конгресс США поддержал идею приема Украины в НАТО, а представляющий парламентское большинство премьер-министр заявил о неготовности своей страны к такому вступлению. Причем заявил: а). опираясь на известное нежелание подавляющего большинства украинцев вступать в Северо-Атлантический альянс, — и б). акцентируя внимание на том, что для такого решения необходимо проведение референдума.

Вообще, даже без всякой склонности к американофобии и «поиску происков» американского империализма — очень сложно не увидеть здесь определенной связи и не сделать вывод о решающем влиянии на совершенный Ющенко шаг «оплота мировой демократии». Тем более, что консультации по вопросу о роспуске парламента проводились при участии американского посла.

То есть, если и есть много оснований российскую «суверенную демократию» полагать в качестве «суверенной недемократии», то украинская явно из ранга «несуверенной демократии» переходит в разряд «несуверенной недемократии».

Третий момент — это собственно украинский политический процесс. Парадокс ситуации заключается в том, что сторона, развязавшая кризис — Виктор Ющенко — единственная, которая в принципе не может выиграть ни в непосредственно этом кризисе, ни в ходе развития его последствий.

Это не значит, что его противники — парламент и премьер министр выиграют в любом случае. В принципе, они могут и проиграть (хотя, в целом, скорее выиграют). Но президент выиграть не может. Он действительно совершает очередную роковую политическую ошибку.

Понятно, что если ему не удастся на деле распустить парламент, но если ему и удастся это сделать — он в конечном счете проиграет и, возможно, уже не сумеет доработать на своем месте до конца срока.

Собственно говоря, у премьера и парламента на руках все козыри, чтобы выстоять в противостоянии с президентом.

За ними — текст Конституции и право: ни одно из трех оснований роспуска парламента не присутствует в данной ситуации и даже не упоминается в президентском указе.

За ними — поддержка абсолютного большинства граждан страны.

За ними — исполнительная власть и правоохранительные структуры.

За ними — контроль за финансами.

Хотя президенту и удалось вынудить большинство губернаторов заявить о его поддержке, минимум половина из этих губернаторов не сможет противостоять на местах реальному региональному влиянию правительства. Да и в любом случае можно не сомневаться что, как бывает в такой ситуации, подавляющее большинство губернаторов постараются просто уклониться от противостояния, попеременно уверяя в своей лояльности обе стороны.

Однако, хотя у парламента и правительства налицо устойчивые позиции сопротивления неконституционному указу президента, им практически некуда наступать.

Практическая их задача — добиться отмены указа. Но у них мало рычагом давления на Ющенко. Они не будут расходиться. Он не будет отменять указ. Идти до конца в такой ситуации — значит отстранять президента. Но на конституционное снятие — не хватает голосов большинства. На прямое — вряд ли хватит решимости и силовых ресурсов.

Остается либо ждать решения Конституционного Суда Украины — который имеет такое же отношение к закону, как и его собрат из России и даже меньшее, — либо срочно и оперативно, используя «нетрадиционные политические технологии», довести свое большинство до 300 голосов.

В принципе это возможно. Пока не хватает 50 голосов. Но из 200 голосов, пока не охваченных большинством примерно такому количеству грозит лишиться мандатов в случае перевыборов. Собрать эти голоса в один два дня — вопрос воли и оперативности.

И здесь добавляются два фактора. Первый связан с тем, что каждый новый день, который выстоит парламент — будет увеличивать число перебегающих к нему представителей политической элиты: ведь первый шаг в конфликте сделал президент, президент объявил о роспуске парламента — а реализовать указ не может. С точки зрения элитнобюрократических отношений это означает, что президент — слабее. Значит, перебегать надо от него.

Однако если, понадеявшись на это, парламент замрет в безвольном ожидании, как это сделал его российский СОБРа в 1993 году — ситуация изменится. Эффект слабости перейдет к парламенту — и перебежчики потекут уже с его стороны.

Второй фактор, который вмешивается в это противостояние, — более или менее известные итоги возможных выборов. Если в России в октябре 1993 года, с учетом итогов апрельского референдума от новых выборов ждали победы сторонников Ельцина, то на Украине 2007 г. опросы показывают, что 1). Падает рейтинг всех партий, кроме коммунистов.

Поддержка Партии регионов снизилась до 25 % (с 34 %), БЮТ — до 17 % (с 23 %), НУ — до 8 % (с 13 %). Коммунисты прибавили от своих трех с половиной почти до пяти. Социалисты потеряли до 2.2 % и не проходят в парламент.

То есть понятно, что в случае проведения выборов Янукович и Симоненко уже вдвоем получают большинство мандатов, без СПУ. То есть это большинство будет еще более непримиримое, чем с участием склонного к гибкости Мороза.

А в этом случае для потенциальных сторонников президента возникает вопрос — в чем смысл обеспечивать его поддержку, если через два месяца он окажется перед лицом еще более усилившегося противника? А раз победитель гипотетических майских выборов известен — то не лучше ли уже сегодня встать на его сторону?

Более того. Если представить чудо и предположить, что НУ и БЮТ сумеют выиграть майские выборы — что близко к ненаучной фантастике, особенно с учетом того, что после осуществленного против воли 57 % избирателе роспуска парламента эти 57 % голосов с неизбежностью начнут концентрироваться вокруг тех, кто сегодня выступает против роспуска — даже если сегодняшняя оппозиция вдруг победит… При чем тут будет Ющенко? БЮТ получает вдвое больше голосов, чем умирающая «Наша Украина». Это Тимошенко, в случае чуда — победить может. Но не Ющенко. Это она будет тогда диктовать ему свою волю — и в значительно более бесцеремонной манере, нежели это сделал бы Янукович.

А, с точки зрения минимум трети членов «Нашей Украины», Тимошенко — фигура куда более нежелательная, чем вполне «бюрократически свой» Янукович.

И это — тоже фактор, который украинские персонажи политики вынуждены учитывать уже сегодня, не дожидаясь развития событий.

К этому следует добавить и определенную занятость основного внешнего покровителя Ющенко — США — в Ираке и Иране, некомфортное отношение европейцев к такой экзотике, как неконституционный роспуск парламента, — даже когда это осуществляется «своими сукиными сынами», возможную позицию России, которая в любом случае не будет проющенковской.

Пока Россия заявила о готовности осуществить посредничество в конфликте, равно как выразила надежду на решение вопроса в правовых рамках. Это, конечно, не плохо, но, как все, что делает Россия в международном плане — недостаточно. Потому что непонятно.

Заявил Лавров, что в случае обращения Украины Россия готова выступить посредником. А что она будет делать в случае необращения? Или в случае, если парламент и правительство обратятся к России, а Президент — к Евросоюзу?

И что значит: «Сохранение развития ситуации в рамках права»? Если Ющенко за его пределы уже вышел своим неконституционным указом?

Хотя это (т.е. вопрос о безволии России) — в значительной степени тема иного анализа. Как бы то ни было, кризис развивается. Не развиваться он не мог, поскольку в одной стране не может быть двух глав исполнительной власти.

То, что Ющенко подписал неконституционный указ, — его безусловная политическая ошибка, которая означает очередной шаг его политического умирания, как бы ни развивались события.

Но и не делать его он не мог — потому что все шло к фактическому лишению его остатков власти. Просто в одном случае он мог набраться смелости, чтобы уйти постепенно и бескризисно — и не ставя свою страну перед угрозой масштабных потрясений.

В другом — у него такой смелости не нашлось — и он решился на авантюру, в которой, скорее всего, победит Янукович, может быть — победит Тимошенко, но ни в коем случае не победит он.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.
11.01.2022
За счет подъема экономики в 2021 году региону удалось значительно увеличить собственные доходы.
11.01.2022
Нижний Новгород стал современным, красивым, ухоженным городом.  
11.01.2022
Мы вошли во многие федеральные программы, будем продолжать строительство уже начатых объектов и браться за новые.