16+
Аналитика
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
3 Сентября 2019
646 просмотров

Успехами в науках и неутомимостью в трудах…

Александр Суханов
координатор Нижегородского эксперт-клуба
Успехами в науках и неутомимостью в трудах…

Национальный проект «Наука» поставил задачу создать в России 15 научно-образовательных центров. Первые пять из них – в Пермском крае, Белгородской, Кемеровской, Нижегородской и Тюменской областях. То есть нижегородский регион вошел в число приоритетных площадок по созданию таких НОЦ.

Развитие науки, производства и образования сегодня идет с учетом немного других тенденций, нежели ранее, и выходит на тот уровень, когда развитие отдельных направлений, отдельных предприятий, отдельных научных центров не может дать качественного существенного результата без учета достижений в смежных (и даже не смежных) областях. То есть, развитие образования, развитие науки приобретает комплексный характер.

Разработать, открыть, создать что-то новое отдельной организации сегодня практически невозможно. При этом финансирование осуществляется по-старому: мы даем гранты отдельным научным и образовательным учреждениям на разработку конкретных проектов.

Такой подход, с одной стороны, позволяет контролировать расходование средств, с другой стороны, мешает решать поставленные задачи, ибо каждая организация, получив грант, стремится по максимуму использовать его в своих интересах. И не стремится привлечь к реализации проекта людей со стороны. Все это не может не сказываться на уровне, качестве и сроках решения проблемы.

Идея научно-образовательных центров призвана преодолеть это противоречие. НОЦ должны стать теми объединительными центрами, вокруг которых будут группироваться все научные, образовательные и производственные мощности региона. При этом приоритет будет отдан тем новым технологическим направлениям, которые являются перспективными на ближайшие 15-20 лет мирового развития.

То есть Россия отказалась от цели догонять кого-то в чем-то. И это правильно. Надо не догонять, а обгонять.

Сейчас очень много говорят о том, что Германия после войны создала новую экономику, новую промышленность, хотя была побеждена. Так вот, ей удалось это сделать во многом потому, что страна была побеждена, ее промышленность разрушена. Мы расчистили площадку для создания качественно новой промышленности. А сами вывезли и поставили у себя их оборудование, тем самым замедлив собственное технологическое развитие на десятилетия. Передовым это оборудование было только для нас, на самом деле оно уже таковым не являлось. Нельзя повторять эту ошибку сейчас, мы должны идти на новые рубежи науки, производства, образования, опираясь на весь мировой опыт. Надо идти вперед, а не догонять. 

А чтобы идти вперед, надо объединить лучшие научные силы как с точки зрения подготовки молодых кадров, так и с точки зрения закрепления их на местах. А самое главное – создать условия для возвращения тех кадров, которые в 90-е и 2000-е уехали. Возвращение и работа в России должны стать для них выгодными и интересными. Программа создания научно-образовательных центров, на мой взгляд, такую задачу ставит как одну из приоритетных.          

Еще один момент. Мы должны выйти на мировые рынки со своей высокотехнологичной современной продукцией, а не с лесом-кругляшом, не с сырой нефтью – такой товар всегда стоит намного дешевле, хотя и хорошо покупается. Торговля преимущественно сырьем закрепляет наше отставание от других стран. Поэтому инновационные разработки оказываются у нас невостребованными, в то же время пригождаясь на Западе. Именно поэтому мы не можем платить достойную зарплату молодым ученым, и они уезжают из России. В результате мы отстаем еще больше.

Задачу создания новых основ для развития современной экономики и должны помочь решить такие научно-образовательные центры.           

Но дальше мы подходим к самым важным вопросам: как это может быть реализовано, как это будет реализовано и насколько реальны цели, которые ставятся перед такими центрами.  

Мне попалась в интернете такая цитата из Петра Первого: «Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть, при жизни нашей пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы». Когда читаешь программу научно-образовательных центров, эти слова Петра хочется повторить. Хочется верить, что это возможно. Но…

Меня смущает несколько моментов.

Я не буду повторять цифры, которые приводит губернатор Глеб Никитин, презентуя эту программу – об увеличении валового регионального продукта к 2024 году, о выходе нашей продукции на зарубежные рынки и т.п.. Это может случиться, а может и нет – планировать в науке достаточно сложно. Наука не совершает открытий по плану, подобно герою фильма «Тот самый Мюнхгаузен», у которого в расписании дня было «с восьми утра до десяти – подвиг».

Планировать можно только на основе уже сделанных открытий. И когда я вижу эти цифры, у меня создается впечатление, что речь идет о уже существующих открытиях. А главная задача – использовать выделяемые почти четыре миллиарда рублей.

Губернатор говорит, что проектов уже порядка ста пятидесяти, что на их реализацию привлекаются лучшие российские и зарубежные силы. Это дает возможность двигаться вперед и создает базовые условия для развития новой экономики России – не ресурсной, не сырьевой, а высокотехнологичной.

Но это возможно только в одном случае – если основные открытия уже сделаны. Или до них остался один маленький шажок. Хочется верить, что речь идет о ста пятидесяти именно таких проектах. А сколько за это время должно произойти неожиданных, незапланированных открытий? Для них тоже нужны условия. Если этих условий не будет, то реализовать эти гигантские планы в тех объемах и качестве, на которые мы рассчитываем, не удастся.

Планировать, что научное открытие будет сделано к такому-то месяцу такого-то года, нельзя. Поэтому при создании научно-образовательных центров на первый план выходят задачи организационные.

Чтобы НОЦ стал объединяющей площадкой для научных организаций и предприятий, в декабре 2018 года в регионе была учреждена управляющая компания научно-образовательного центра, возглавил ее член-корреспондент Академии наук Андрей Турлапов.

Это был первый шаг, позволяющий через управляющую компанию объединить усилия тех двадцати семи организаций, которые вошли в научно-образовательный центр – научные институты, образовательные вузы, предприятия Росатома и т.д. Сейчас, по словам губернатора, ведутся переговоры с рядом московских и зарубежных организаций, которые могут привлечены к реализации этого проекта.

Чтобы 3,6 миллиарда рублей, выделенные на развитие НОЦ, расходовались целевым способом, в регионе в течение ближайших двух лет будет создан венчурный фонд, через который деньги будут вкладываться в те или иные проекты. Хотел бы обратить внимание, что венчурный фонд предназначается обычно для проектов с высокой степенью риска. Научные исследования, разработки относятся к этой категории – они могут дать результат, а могут и не дать. Фонд будет отбирать наиболее перспективные проекты, поддерживать которые-то из проектов на стадии безумных идей. Если такая работа будет вестись целенаправленно, то у Нижегородской области есть все условия, чтобы выйти на новые рубежи в технологиях, в экономике, в экологических вопросах и так далее.

Если все это получится, то мечта Петра Первого – пусть и не в его время, а в наше – может быть исполнена.

И последнее. Когда мы говорим об объединении усилий – научных, производственных, образовательных – я всегда напоминаю цитату известного философа, драматурга, мыслителя Бернарда Шоу: «Если у вас есть яблоко и у меня есть яблоко и если мы обменяемся этими яблоками, то у вас и у меня останется по одному яблоку. А если у вас есть идея и у меня есть идея и мы обменяемся этими идеями, то у каждого из нас будет по две идеи».

Думаю, что научно-образовательные центры позволят обмениваться идеями, объединять идеи и увеличивать их вес и значимость за счет кооперации. 

По теме
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
Подборка