16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
12 Сентября 2013 года
344 просмотра

Утраченный символ

На фоне других, безусловно, значительных событий в Нижнем
Новгороде — скажем, международного бизнес-саммита, или борьбы, которую общество
вело за музей-заповедник «Болдино», а также, например, и того, что глава города
Олег Сорокин сделал неожиданное в его устах заявление — «к центру города у нас
особое отношение, эти места особенно дороги нижегородцам и наиболее интересны
гостям города», — (золотые слова! произнесшим их устам мед бы пить), — как-то
почти незамеченным осталось то, что нижегородскому кремлю уже не стать символом
России.

Хотя бы потому, что символом России стала… мечеть.

Чартова дюжина

Я, например, не сторонник составления всевозможных таблиц,
рейтингов и хит-парадов. Не говоря уже о том, что комбинирование различных
топ-листов давно превратилось в кормушку для тех, кто эти листы комбинирует, я
вообще не вижу смысла в том, что кто-то признает что-то лучшим, когда ты в то
же самое время признаешь лучшим что-то противоположное или иное. То, что
любишь, не выдерешь из своего сердца. Даже если кто-то в одежде, с портфелем и
калькулятором статистика сообщит тебе, что другие любят другое.

Например, глава нижегородского  региона постоянно восходит на
верхние ступени всевозможных рейтингов, а нижегородцы, тем не менее, видят
явные огрехи в его работе. И даже активная пропаганда личности и деятельности
губернатора и присных не убедит нижегородцев том, что они последние восемь лет
живут в «золотом веке».

Или если кто-то составит хит-парад региональных музеев,
подлежащих постепенному геноциду и захирению, и в этот лист войдут все те самые
10 обреченных передаче на баланс муниципалитетов культурных учреждений, начиная
от библиотеки для слепых и заканчивая музеем Валерия Чкаловска на родине героя,
— даже если это будет так, то никто не убедит любого культурного человека, что
этим учреждениям и впрямь следует хиреть и приходить в упадок.

Тем не менее, к попыткам российской власти найти пресловутую
национальную идею и определить национальные святыни, которые они предпринимают
с удручающей безуспешностью на протяжении последних двух десятилетий, как к виду
рейтингования можно отнестись если не с энтузиазмом или хотя бы с сочувствием,
то, по крайней мере, с пониманием или уж, на худой конец, терпением.

Действительно, люди ведь стараются. Они хотят как лучше! Они
легитимизируют свою власть, пытаются вписать ее в историю и систему, обозначают
ее преемственность и нашу обреченность на судьбу и предопределенность.

Они  называют фамилии — Александр Невский, Юрий Гагарин, Валерий
Чкалов, Александр Пушкин (с именем трех из них связано прошлое и нашего
региона). Они ищут варианты где только можно — в бессильной тоске дошли даже
несколько лет назад до того, что пытались найти российскую национальную идею в
футболе! Увы, наша сборная тогда вновь начала проигрывать и идея как-то сама
собой сконфузилась и отмерла.

Они хотят как лучше — а получается как всегда. Пушкина прочим
в национальные святыни — и обескровливаем его музей. Хотим найти символ
России,- а находим Рамзана Кадырова и его новодел.

Очевидная дорога — прямая

Безусловно, мечеть «Сердце Чечни», построенная в 2006-2008
года в центре Грозного — красивое здание. Разумеется, совершенно нормально и
логично в республике, которая является по преимуществу мусульманской по
населению, иметь свои святыни.

Только — при всем уважении к исповедующим ислам людям —
русское сердце отказывается признавать символом России мечеть, какой бы
замечательной она ни была. А Россия — гораздо больше Чечни.

Когда при непосредственной поддержке правительства российского
государства, при мощном продвижении мероприятия на государственных средствах
массовой информации был начат проект, получивший название «Россия 10», то, вероятно,
кроме желания отбить бюджетные средства и послужить трону, у его организаторов
были и какие-то благородные цели. Не верите? А вдруг!

Скажем, сплотить россиян вокруг национальных святынь,
напомнить нам о нашей славной истории, о том, что нам есть чем гордиться…

Что же получилось в итоге?

Я думаю, что не следует всегда искать среди возможных причин
того или иного явления самые заковыристые и хитроспрятанные. Думаю, что древние
были правы, когда утверждали, что самая очевидная дорога — прямая. И среди
причин и следствий самые очевидные как раз и могут оказаться самыми
реалистичными и правдивыми.

Не секрет, что лидеру Республики Чечня Рамзану Кадырову в
современном российском государстве позволено очень многое. Он может, например,
прилюдно костерить футбольных арбитров, обидевших, по его мнению, любимый клуб «Терек»,
обещая судьям едва ли не прилюдную расправу — и тогда, по меткому слову
комментатора Василия Уткина, «из уст Рамзана Кадырова мы узнаем, что на
территории чеченской республики не соблюдаются законы России».

Он может располагать существенными средствами российского
бюджета, оттянутыми из других регионов. Он может получать уверения московской
патриархии, сделанные устами  председателя отдела Московского патриархата по
взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина во всеобщей
любви и симпатии. И оказывается, что Рамзан Кадыров может выигрывать национальные
конкурсы на символы России.

На этой неделе стало известно, что Рамзана Кадырова «порадовало
решение» организаторов конкурса «Россия 10» присудить победу мечети «Сердце
Чечни» и Коломенскому кремлю — присудить досрочно. Об этом глава Чеченской
Республики написал в своем Instagram. Финальное голосование на конкурсе по
выбору символов России продолжается, на оставшиеся восемь мест претендуют 30
кандидатов, сообщил оргкомитет проекта «Россия 10».

Птица-двойка

Я бы хотел четко отметить, что речь не идет о какой бы то ни
было розни, о, в частности, противостоянии мусульманского и христианского
миров. Эти миры могут уживаться и уживаются, что и доказала тысячелетняя
история. Речь, на мой взгляд, идет об амбициях человека или, если угодно, сил.

Ну а также и о кривоватом, мягко говоря, устройстве всех
уровней российской жизни сегодня, о бессилии, недальновидности, компромиссах и
тщете. Включая уровни политический, общественный и культурный. Кривоватом
настолько, что это уже не только слишком бросается в глаза — глаза уже начинают
от этого уставать.

Голосование «Россия 10» было упоительным. Его ход словно
подтверждает мысли о том, что простая дорога — дорога прямая.

Сначала все было как обычно. Были заявлены претенденты — и
началось голосование на сайте и путем СМС. Среди участников появился и Нижегородский
кремль — и есть за что. Нижегородский кремль красив и древен, он овеян
историями и легендами. Сегодня он занимает в шорт-листе не самое почетное, но и
не самое последнее место — 14-е. И есть еще для нас, нижегородцев, шансы
поправить положение и, активно включившись в процесс, вывести наш кремль не
только в первую десятку, но и в первую тройку.

Только на первую строчку не удастся вывести никого уже
никогда.

В какой-то момент стало заметно, что «Сердце Чечни» стремительно
вырывается вперед. Постройка, которой нет и десяти лет, оставила позади
памятники и символы, освященные веками. Зная возможности мобилизовать ресурсы в
Республике Чечня и благосклонное отношение к республике российских властей (тот
же Чаплин, как отметили аналитики, вообще чуть ли не приравнял в своем спиче Кадырова
к Путину, обозначив их как двух лидеров практически равноправных республик),
вроде бы, нечему удивляться.

Только, вероятно, государственные кураторы или пиарщики все-таки
почувствовали неестественность этого стремительного рывка грозненского храма.
Почувствовали они, вероятно, и то, что мусульманская мечеть в качестве символа
государства по преимуществу русского выглядит при всех прочих не вполне
естественно. Что же делать?

Манипулировать голосованиями любого рода в сегодняшней России
не привыкать. Да и учить этим манипуляциям никого не надо. В определенный
момент вперед с той же стремительностью стал рваться Коломенский кремль.
Миллионы голосов летели как птица-тройка на большаке. Рейтинг Коломенского кремля
рос на дрожжах как бамбук в сезон дождей, — но и упорству его конкурента можно
было только позавидовать.

В определенную минуту стало казаться, что ситуация следующая. Представим
себе такую математическую операцию, где «Сердце Чечни» примем за Икс, Коломенский
кремль — за Игрек. И Игрек в этой схеме, по воле ведущих расчеты математиков,
всегда будет равен Икс + несколько миллионов голосов. При таком раскладе любому
математику очевидно, что значение Икс никогда не превысит значения Игрек.

А если не математику? Очевидным этот расклад оказался не для
всех: упорные конкуренты гнались и гнались за Игрек вперед, не в силах его
одолеть. Обидчивый Рамзан Кадыров даже проговорился: вот, мол, мы сегодня
отправили несколько миллионов голосов, — а Коломенский кремль и ныне там!

Почему, кстати, Коломенский кремль? Бог весть. Понятно,
конечно, что луноликие полубоги Востока всегда стремились добиваться самого
лучшего, утопая в цветистости и благоухании своих регалий и титулов. Но почему
противостоять был выбран скромный Коломенский кремль?!

Я гляжу на десятку лидеров пресловутого рейтинга. Здесь
шедевр, кажущийся нерукотворным — Кижи. Здесь нерукотворная святыня, пусть и
оскорбленная сливами в нее нечистот каких-то олигархо-обогатительных комбинатов
— озеро Байкал. Здесь — Троице-Сергиева лавра, Петергоф и Мамаев курган со
скульптурой «Родина-мать зовет».

Выбери из этих действительных символов России любой — и не
ошибешься. И выбор покажется естественным, как дыхание.

Идеологи Московского кремля не решились включить в список для
голосования ни сам означенный кремль, ни Красную Площадь, возможно, посчитав,
этот выбор будет казаться россиянам одиозным, слишком нарочитым и, как
следствие, фальшивым. И выбрали в победители кремль коломенский — скромный и,
положа руку на сердце, малоизвестный.

Однако в какой-то момент нервы не выдержали бури и натиска — и
вот победителями — досрочно! — выбраны те, кто выбраны.

Пхенц

Отчего же грустно? Отчего не радуешься, что сразу два
победителя в числе символов России?

Наверное, оттого, что выбор этот кажется и впрямь, увы,
ненастоящим. Слабо верится, что Россия проголосовала именно так. Впрочем, не
привыкать — давно уже не веришь, что Россия голосует и впрямь так, как это за
нее представляют и объявляют.

Грустно, что очередная попытка создать объединяющий для страны
символ окончилась странным итогом, который даже не спешат сильно афишировать на
государственном уровне — хотя, думается, первоначально планировалось объявлять
итоги с помпой. Марш, туш, софиты, пресс-конференция и Путин — национальная
идея, наконец-то, найдена. Но нарочитость решения такова, что может даже
сослужить медвежью службу братьям-мусульманам — чего очень бы не хотелось,
потому что они-то здесь при чем?

Что у нас может быть такого, что мы действительно оказались бы
такими уж разными? Неужели найти для нас единый символ невозможно — и любая
такая попытка заранее обречена на неудачу? Не верится. Что, неужели и
«Родина-мать» сегодня не объединит нас так, как объединяла 70 лет назад?!
Думаю, объединит — если по-честному.

Но снова и снова работают какие-то странные политические
соображения, государственная машина дает сбой, белое оборачивается сероватым
бельем, высокое — помпезным, истинное — фальшивым, громкое — крикливым, синкопа
— киксом, выстрел — пфуком, а песня — подпевкой.

«О, время в котором стоим!», — вздыхали старики у Фазиля
Искандера. Беда-то в том, что они-то  как раз все же стояли. А посмотришь сегодня
с холодным вниманьем вокруг — и увидишь, что кто-то лежит, кто-то, извиваясь,
ползает, а кто-то свернулся в такой странной позе, что сразу и не поймешь, где
у него голова (и есть ли?), а где — не голова.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.