16+
Аналитика
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
6 Июня 2012 года
122 просмотра

Уйти нельзя остаться

Бесследно спад 2009-2010 годов для экономики региона не прошел

Первое, что я хочу отметить: оценку
отчету о работе губернатора Законодательное собрание не давало. Постановление
было принято с формулировкой «принять отчет к сведению». Речь об одобрении или
неодобрении в данном случае не шла. Поэтому сообщения официальных СМИ об
«одобрении», «утверждении» отчета губернатора не соответствуют
действительности.

Представленная губернатором
информация очень подробно касалась и сферы социальной жизни региона, и сферы
промышленности, и финансовой составляющей. Я бы сказал, что прозвучал
достаточно проработанный, разноплановый доклад.

Депутаты Законодательного собрания
получили много статистической и сравнительной информации. К сожалению, это
произошло в последний момент, мы не имели 
возможности заранее ознакомиться с представленными материалами. Поэтому
оценка всех цифровых показателей, всего объема полученных данных о динамике
развития области – дело времени.

Хотя, конечно, открытием для
депутатов представленная информация не была: в течение года мы каждый месяц
обсуждали изменения в областной бюджет, в рамках работы комитетов и фракции
анализировали ситуацию в той или иной отрасли экономики или социальной жизни.

2011 год в истории страны и региона
был непростым. Кризис вроде бы на время отступил, от областного правительства
ожидалось главное — вернуть докризисные показатели в различных отраслях, или
хотя бы приблизиться к ним.

По ряду макроэкономических
показателей это сделать удалось. Хотя бесследно спад 2009-2010 годов для
экономики региона не прошел. Увеличился государственный долг области, дефицит
бюджета, резко сократился приток инвестиций, а те инвесторы, которые уже были
заявлены, не выдержав испытания кризисом, ушли. Или вынуждены были просить об
изменении своих инвестиционных контрактов. Мы на заседаниях Заксобрания не раз
пересматривали условия этих инвестиционных соглашений в сторону уменьшения
налоговых послаблений для инвесторов, поскольку они не могут выполнить свои
инвестиционные обязательства.

Определенная стабилизация ситуации
после кризиса все же произошла.

Но достаточно ли этого, чтобы
чувствовать себя подготовленными к возможной новой кризисной волне, о которой
уже сейчас свидетельствует резкое падение рубля? Удастся ли справиться с ростом
госдолга и дефицитом бюджета, а, главное, не допустить падения уровня жизни
нижегородцев?

Для оптимизма в последнем вопросе,
к сожалению, не так много оснований. Особенно это касается сферы ЖКХ. За
прошедший год тарифы на тепло и электроэнергию в Нижегородской области остались
наибольшими в ПФО и одними из самых высоких в России, что на фоне повышения
коммунальных тарифов, обязанности граждан за свой счет установить счётчики и
увеличением платы за общедомовые нужды становится для нижегородцев просто
невыносимым бременем.

Добавим к этому предполагаемое
увеличение налога на недвижимость, перекладывание на плечи жителей стоимости
капремонта домов  и пересмотр нормативов
потребления воды и тепла – и реальные доходы средней семьи, которые растут на
бумаге отчетов год от года, растворяются в цифрах коммунальных квитанций.

Ситуацию переломить не удалось

В минувшем году не удалось
переломить ситуацию в области  сельского
хозяйства. Хотя приходили федеральные деньги для поддержки села, этого было
явно недостаточно. А финансирование из областного бюджета не позволяет решить
ни задачу возрождения аграрного производства, ни сохранения и развития
социальной сферы на селе.

Сельские дороги, точнее, их
отсутствие – притча во языцех. Бедой для области остается продолжающееся
сокращение школ на селе, так называемых «малокомплектных». Сегодня нет
практически ни одного района Нижегородской области, из которого не приходили бы
письма от родителей и учителей с мольбами о сохранении школы. Вот, например,
последнее письмо из моего родного Павловского района, из села Ярымово –
Ярымовскую школу закрывают. Родители и учителя пишут. И таких писем много.

Мы на самом деле сталкиваемся с не
просто резким, а просто с обрывным падением числа малокомплектных школ на селе
– и это становится одной из причин угасания села в целом.

То же самое касается программы
здравоохранения на селе. Фельдшерско-акушерские пункты (ФАПы) у нас на
протяжении последних лет только убывали в численности, хотя и на федеральном
уровне говорилось о том, что необходимо развивать сеть ФАПов на селе, а не сокращать
их – у нас в области, к сожалению, этот процесс продолжался в обратном
направлении. Даже придумали замену ФАПу: завозить в деревню медикаменты и
обучать жителей как оказывать друг другу первую помощь…

Я думаю, что ни так называемыми
учительскими домами, ни дворовыми хозяйствами ситуацию с сельским образованием
и здравоохранением не поправишь.

При отсутствии квалифицированного
уровня медицинской помощи и при отсутствии нормального уровня подготовки
сельских детишек ожидать, что молодежь выйдет из этих школ образованной, а люди
будут здоровыми — не приходится. Ну, кто захочет возвращаться после института
на пустое место?

Задачи нужно решать комплексно

Никакими ФОКами по одному на
райцентр, на район проблему отсутствия социальной инфраструктуры на селе не
решить. Сам по себе физкультурно-оздоровительный комплекс (ФОК) – дело хорошее,
но когда рядом со стеклобетонным сооружением за полмиллиарда рублей  располагаются руины районной больницы
постройки 20-х годов прошлого века или школа без канализации (а это факты!),
возникает вопрос о приоритетах расходования бюджетных средств.

При этом аграрное производство,
прежде всего – животноводство, находится в очень тяжелом положении. Сокращается
и численность сельского населения. Сокращается тот трудовой ресурс, тот
человечески потенциал, который и кормил всю жизнь Матушку-Россию.

И в Нижегородской области мы видим,
что, к сожалению, молодежь на селе не остается. И никакими машинами с домами
для молодых специалистов эту проблему тоже принципиально не решить.

Нужно решать ее комплексно. Не
просто выбрать какую-то социальную категорию, что-то ей посулить, и ждать, что
от этого какой-то будет прорыв – не будет этого прорыва. Хотя бы потому, что
молодой специалист, приезжающий на село, получающий за это машину и дом,
обласканный, — неизвестно еще, каким работником окажется на деле.

Значит, надо создавать условия и
для тех, кто на селе давно живет и работает, оказывать государственную
поддержку всем труженикам села. Тогда и люди будут с самоотдачей работать на
селе, а не бежать оттуда в город на заработки.

Кроме аграрной проблемы, на мой
взгляд, на взгляд нашей фракции в областном парламенте остаются актуальными и
тревожными те показатели, которые характеризуют качество жизни в любом регионе России.
А именно, проблемы демографические.

К сожалению, несмотря на
определенную положительную динамику, регион до сих пор остается во второй
половине субъектов Российской Федерации по уровню рождаемости и по показателям
смертности. Сокращается численность нижегородцев. И если динамика сохранится –
то запустение территорий, дефицит рабочих рук – то, что нас ожидает.

Конечно, таким крупным мегаполисам,
как Нижний Новгород это грозит в меньшей степени, но село-то мы точно потеряем.

Сегодня все усилия должны быть
направлены на то, чтобы создать условия, стимулирующие рождаемость, обеспечить
ее рост, сделать так, чтобы  детишки
рождались и росли здоровыми.

Это первое. Еще нужно создать все
условия, чтобы уровень здравоохранения позволял и молодым, и пожилым людям жить
дольше. И чувствовать себя лучше.

Да, запущена федеральная программа
модернизации, по которой направляются средства в регионы. И в наш регион, прямо
скажем, уже направлены или будут выделены немалые федеральные ресурсы.

Но есть одна проблема. Поскольку
строительство новых учреждений в рамках реализации этой программы невозможно,
то программа предполагает не капитальное строительство, а лишь обновление
медицинского оборудования.

Модернизация: реконструкция

Между тем, многие важнейшие объекты
здравоохранения, сооруженные в давние времена, 
нуждаются не просто в капитальном ремонте, не только в том, чтобы прошла
их реконструкция, или не в том, чтобы была проведена их  модернизация. Они заслуживают того, чтобы быть
снесенными. Они нуждаются в том, чтобы, безусловно, модернизация началась с
того, чтобы сначала взамен старых появились бы современные здания. А уж потом
внутри этих современных зданий пусть будет и современное медицинское
оборудование – это совершенно логично. Если же мы современный цифровой
рентгеновский аппарат поставим под открытым небом или в сарае с плесенью – а, к
сожалению, именно так выглядят многие наши лечебные учреждения, — то долго тот
не протянет, а вместе с ним – и те, кто там лечится.

Поэтому я опять подчеркиваю: надо
решать проблемы в комплексе.

Очень большая беда всей современной
российской действительности, власти, общества в том, что у нас решение проблем
носит демонстрационный, показной характер, характер масштабных рекламных акций,
каждая из которых направлена на одну локальную задачу. Расходы на само решение
этих задач порой несопоставимо мало по сравнению с теми средствами, которые
тратятся на рекламу, на показуху вокруг конкретной задачи.

Так были и с зарплатами участковым
врачам, младшему медицинскому персоналу, притом, что врачи высокой квалификации
по-прежнему получали копейки. Так и в других случаях у нас это происходит.

И, к сожалению, мы видим, что
программа модернизации здравоохранения начинает решение задач с «уровня нанотехнологий»,
в то время как надо прежде построить хорошее капитальное сооружение, используя
известные всем строительные технологии.

Я приведу в качестве примера
Арзамасский туберкулезный диспансер, который обслуживает 13 районов области,
находится в центре Арзамаса с практически открытым доступом во все стороны. Там
несколько разбросанных оп территории дощатых бараков в страшном состоянии,
единственное транспортное средство диспансера – старенький УАЗик – совсем еще
недавно возило и хлеб, и больных, и умерших.

А сколько у нас подобных больниц,
которые так и существуют без какой-либо надежды во времянках 1930-х годов.
Далеко за примерами ходить не надо. Хотя меня поражает состояние некоторых
районных больниц в области, но и совсем рядом, в Нижнем Новгороде есть такие
примеры. Так, до самого последнего момента мы имели в Нижнем Новгороде две
детские больницы, находящиеся в катастрофическом, ужасающем состоянии.

И это притом, что тратятся  деньги на, скажем, содержание Центров
социально-экономического мониторинга, которые выполняют просто предвыборные
функции для решения определенных политических задач и пожрали десятки миллионов
рублей из областного бюджета.

Я упомянул две нижегородские
больницы — 8-я детская инфекционная больница в Канавинском районе и 1-я детская
городская больница в Приокском районе на улице Сурикова.

Я занимался проблемами этих больниц
достаточно давно. В 1-й городской детской больнице два педиатрических отделения
располагались в аварийном здании, за свою 70-летнюю историю не видевшего ни
одного капитального ремонта. В невыносимых условиях здесь содержались
грудничковые дети и мамы: из-за изношенной проводки запрещалось включать даже
настольные лампы, из-за антисанитарных условий многие пациенты сразу попадали в
инфекционные больницы. И только недавно удалось добиться решения в отношении
этой больницы, что все-таки строительство нового педиатрического корпуса для
1-й городской больницы начнется.

Пока процесс еще в стадии
становления, но тем не менее, решение принципиальное принято. То же самое
касается 8-й детской инфекционной больницы: принято решение о выделении 70
миллионов рублей для того, чтобы фактически из руин это здание восстановить. А
то ведь год назад врачи при поступлении ребенка в стационар предупреждали
родителей: «Вы ночь у нас перетерпите, а как кризис спадет, напишите
добровольный отказ от лечения в больнице и вернетесь в нормальные домашние
условия»…  А ведь именно в эту больницу
со всего города привозили детей в период эпидемии гриппа.

Хорошо, что удалось решить эти
вопросы. Но от индивидуального решения частной проблемы в здравоохранении, как
и в любой другой области регионального хозяйства, необходимо переходить к
комплексному, системному подходу.

Конечно, важно оснащение
медучреждений современными томографами и другой диагностической и лечебной
аппаратурой. Вот только стоимость этого медицинского аппарата иной раз бывает
сопоставима со стоимостью основных фондов здания, в которое он направляется, а
может быть и гораздо выше.

Причина депопуляции – низкий уровень жизни

Конечно, причина депопуляции в
регионе лежит не только в плоскости невысокого материального обеспечения или
технического оснащения медицинских учреждений. Понятно, что причина высокой
смертности в регионе носит и социальный характер. Это и преступность, которая,
к сожалению, остается у нас на высоком уровне по сравнению с другими субъектами
Федерации, это и алкоголизм и наркомания, это и социальные заболевания, такие
как туберкулез, и неблагоприятная экологическая обстановка.

А какой еще этой экологической
обстановке быть, если в Нижнем Новгороде за 20 лет не создано ни одного парка,
зато существующие с советских времен озелененные территории вырубаются и  застраиваются самым варварским образом.

Но к названным причинам низкой
продолжительности жизни наших граждан я бы добавил еще один очень важный
фактор.

Это низкий уровень жизни
большинства наших земляков. Низкий, несмотря на те среднестатистические
показатели, которые демонстрируются в официальных сводках и статистических
данных. Есть статистика – а есть реальные люди.

И если в среднем нижегородец
выглядит на бумаге очень даже неплохо, то в реальности мы видим очень резкое
имущественное расслоение. Особенно оно заметно даже не в рамках одного города,
а когда мы сопоставляем нижегородскую элиту и жителей сельской глубинки – здесь
мы видим самую настоящую пропасть.

Невысокий уровень жизни ведет к
плохому питанию, к невозможности получить качественное лечение, которое сегодня
полностью коммерциализировано, ведет к невозможности нормально отдыхать – ну где
там отдыхать, когда не на что? Когда средства к существованию приходится
добывать постоянно и занятость оказывается круглогодичной, — подработки и
прочее. Низкий уровень жизни ведет к снижению продолжительности жизни и
качества жизни в целом.

Никакими высокими
макроэкономическими показателями не измерить и не заменить показателей
качественной, достойной и комфортной жизни конкретного человека. А именно на
эти показатели должна ориентироваться власть в своей текущей и стратегической
политике.

По теме
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.