16+
Аналитика
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
16 Января 2014 года
157 просмотров

В 2013 году мы жили под грифом «Совершенно секретно»

Закрытый город

В 2013 году, как мне кажется, мы, нижегородцы, жили под
грифом «Совершенно секретно».

Когда-то, при советской власти, наш город был закрыт, как
известно, для иностранцев. У города были военные секреты — и это надо было учитывать
и уважать.

А сегодня город наш закрыт не от кого-то внешнего —
иностранцев, посетителей или кого-то другого. Сегодня наш город закрыт от…
самих горожан, жителей города, от его населения. Почти все, что делалось в
течение этого года властями нашего региона, нашего областного центра, — все
делалось «под ковром», секретно, в кулуарах.

Например, у нас в минувшем году сменились городской и
областной прокуроры. Почему это произошло — общественности не известно.

По городу ходят слухи, что, скажем, городской прокурор попал
в крепкие объятия наших «двухголовых» городских руководителей. Говорят, что он
их даже консультировал, как обойти закон при ведении собственного бизнеса,
оставаясь при этом муниципальными чиновниками.

А про областного прокурора говорят совершенно обратное: что,
мол, он слишком ретиво взялся копать против чиновников областного
правительства. Или же все наоборот…

Налицо — чехарда. Но оба прокурора якобы пришлись не ко
двору. И в результате их заменили. Но все-таки — почему? Гражданам, населению
этого не объяснили. Как будто эти люди работали только ради того, чтобы
обслуживать чиновников. Но они же были призваны контролировать правопорядок у
нас в регионе! И мы должны знать, в чем дело, если их сменяют: то ли они не
справились со своими обязанностями, то ли они малопрофессиональны, то ли они в
какой-то момент стали очень плотно работать «на себя» вместе с другими нашими
чиновниками. Объяснений всему этому до сих пор никаких нет.

Так же таинственно принимаются и другие решения, которые
касаются всей нашей жизни, как в городе, так и в регионе. В памяти у меня
остался еще один пример. Почему-то в ушедшем году городские руководители очень
рьяно взялись за ремонт одной улицы — Рождественской. Объяснение этому общество
находит свое собственное: не секрет, что на этой улице находится около десятка
ресторанов семьи Кондрашовых. И сюда были брошены и средства, и люди, и
техника, все лето здесь кто-то ковырялся, что-то делал. И нижегородцы приходят
к объяснению, что сделано это было только оттого, что это выгодно одному
человеку — главе администрации Нижнего Новгорода.

И вот ремонт закончен. И городские власти могли бы, чтобы
прекратить всевозможные слухи, объяснить населению, сколько израсходовано
средств  и на что конкретно. И был ли достигнут хоть какой-то результат. Ведь
ремонт закончен, а улица осталась такой же безлюдной, как и была раньше, — не
хотят туда люди идти. А к концу года «сарафанное радио» снова доносит, что
Кондрашов хочет возобновить пуск трамвая маршрута номер один — с Московского вокзала
до Черного пруда. А это значит, что на улице Рождественской нужно прокладывать
еще одну трамвайную линию, так как рельсы в ходе предшествовавшего ремонта были
отсюда убраны. А это означает, что из бюджета снова будут тратить деньги.

Почему бы, принимая такие решения, городским властям прежде
не посоветоваться с народом? Этого не происходит.

Городские власти вообще не склонны к разговору с обществом —
как, впрочем, и власти региональные. В мэрии происходит смена руководителя
департамента культуры. Мы узнаем о том, что туда назначается человек, явно не
подготовленный для этой должности — женщина, которая работала директором музея.
У нее другой масштаб мышления. Мы не знаем, каковы ее планы, как она будет
руководить культурой, какими средствами она будет располагать.  Это назначение
в мэрии было сделано фактически вопреки мнению общества, потому что
нижегородская общественность просила Олега Кондрашова: может быть, следует
посоветоваться с наиболее яркими деятелями культуры, прежде чем делать такое
назначение, может быть, следовало бы объявить конкурс. Но опять решения
принимаются кулуарно, втайне, и объяснений действиям властей нет. Все
происходит так, как будто наш город — это некая частная лавочка, какое-то
частное предприятие, где хозяин вправе распоряжаться и поступать так, как
выгоднее и удобнее ему одному. Решения принимаются без оглядки на мнение
жителей города. И подобная секретность и закрытость нашей власти от всех
живущих в городе не прибавляет оптимизма людям, а напротив — сеет пессимизм,
погружает людей в ощущение неизвестности относительно того, что их ждет в
будущем, как будет строиться жизнь каждого человека, каждой семьи, всего города
в целом.

Я уже не первый раз задаюсь вопросом, почему наши
руководители не хотят принять какой-либо перспективный план на три-пять лет
вперед. О том, что случится в 2030-м, в 2050-м году, у нас говорить очень
любят. О том же, что нас ждет через три-пять лет, никто из представителей
власти говорить не хочет. В рассуждения о том, что нас ждет, когда сменится
несколько поколений нижегородцев, власти пускаются охотно. А вот сказать о том,
по каким ориентирам мы будем жить в 2014 — 2015 годах, никто не собирается, и
мы ничего не знаем о своем ближайшем будущем.

И я уже не в первый раз думаю о том, что если при советской
власти мы жили в городе, закрытом от чужестранцев, которым нужны были наши
секреты оборонного характера, то сейчас почему-то власть скрывает город от нас
самих. От нижегородцев скрывают то, что мы должны знать о самих себе. Мы даже
лишены возможности помогать выполнять задуманное в кабинетах наших местных
начальников, потому что мы не знаем, что они там задумывают.

Почему они такие скрытные? Почему они ведут себя таким
образом? Может быть, им есть что скрывать? Может быть, они как-то не так тратят
наши бюджетные деньги? Может быть, ресурсы направляются не туда? Может быть,
они ошибаются и нуждаются в нашем совете? Но советоваться с обществом власти не
спешат. И в минувшем году подобные вопросы наверняка не раз возникали у наших
сограждан. У самих же властей предержащих таких вопросов не возникает.
Вероятно, они считают себя более мудрыми и знающими, более профессионально
подготовленными — настолько, что советоваться с населением им ни к чему.

И тогда становится непонятно: для кого же они работают? Для
чего занимают свои должности? Только ли для личного обогащения — или все-таки
для того, чтобы организовывать нашу общую жизнь?

Год закончился. Перед праздником каждая семья готовилась к
приходу Нового года. А город за окнами оставался все-таким же неухоженным и серым,
невеселым и не принаряженным. Власти считают, что поставить елки на площадях и
развесить пару гирлянд с разноцветными огоньками — это и значит благоустроить
город. Однако если посмотреть на город критическим взглядом, особенно —
вернувшись после новогодних праздников из-за границы — а, как мы знаем, наши
городские начальники любят бывать в Италии и Франции, где, как говорят, у них
есть и свой бизнес, и своя недвижимость, — то видишь, что город не выглядит
праздничным.

Да, это на Западе к праздникам готовятся так, будто это —
главное событие для людей. И, объединившись все вместе, люди украшают и
благоустраивают свой город, делают жизнь веселее, придавая встрече Нового года
оттенок счастья для каждого человека. Мы же смотрим на неочищенные тротуары, заснеженные
дворы, крыши с нависшими сосульками и фасады, на которых не хочет
останавливаться глаз. И при этом остается только думать: «Ну вот, прошел еще
один год. И что?!»

Декабрь ничем не отличается от февраля, а февраль — от
марта. Все так же серо и уныло. Чиновники не только не могут организовать нам
достойную жизнь — они не могут даже организовать для нас ощущение праздника. А
ведь это их обязанность — делать жизнь лучше. Обязанность, с которой они не
справляются.

Закрытость нашего города от собственного населения, от
людей, которые здесь живут, пожалуй, будет пострашнее той закрытости, которая
существовала при советской власти, что хотела спрятать от шпионов нашу
оборонную промышленность.

Закрытый регион

На региональном уровне очень памятным событием стало то, что
в 2013 году губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев дважды сообщил о
своем желании возглавлять наш регион и в течение следующего срока. В первый раз
это произошло 9 мая в Кремле, когда он встречался с ветеранами. А второй раз он
сделал подобное заявление при встрече с блогерами в начале декабря.

Однако свое желание губернатор пока не подкрепил согласием
Москвы на то, чтобы ему стать кандидатом на будущих выборах. Да и будут ли
вообще эти выборы, а если да — то когда? Здесь мы тоже ничего пока не знаем.
Нас опять держат в неведении. Мы знаем только о желании губернатора, но не
знаем о реакции Москвы на это желание.

И, конечно, в этом смысле закончившийся 2013 год оставляет
нас в подвешенном состоянии. Будут ли досрочные выборы в 2014 году? Станет ли
Валерий Шанцев губернатором Нижегородской области в третий раз? Или же ему
дадут доработать до конца срока в 2015 году, а осенью этого года во главе
региона уже будет находиться кто-то другой?

Мы пребываем в области тайн и загадок — и эти загадки
остаются с нами и в наступившем году.

Губернатор при этом продолжает не изменять уже наметившимся
ранее тенденциям. В минувшем году в социальном плане региональные власти вновь
обидели пенсионеров, когда вдвое увеличили   стоимость проезда для них на общественном
транспорте и при этом сохранили лимит на эти поездки в количестве 39 штук.

Никак наши региональные власти не хотят пойти на то, чтобы
облегчить жизнь пенсионеров — так, например, как это происходит в той же
Москве, где пенсионеры ездят на общественном транспорте бесплатно. При этом
столичные власти ни в коей мере не кричат об этом — они просто это делают.

У нас же очень любят именно «кричать». Если мы посмотрим на
различные рейтинги, то увидим, что наш регион то по развитию малого и среднего
бизнеса, то по медиаактивности самого губернатора, то по каким-то другим
показателям неизменно находится в лидерах. Наш губернатор находится в первой
десятке практически по всем показателям. Но почему тогда минувший год не
оставил чувства удовлетворения?

Почему, если взять ту же социальную сферу, нам объявляют,
что в 2014 году социальные выплаты индексироваться не будут, а следовательно —
малоимущие недополучат целый миллиард рублей? Видно, нашим властям показалось,
что слишком уж хорошо живется малоимущим и социально незащищенным людям — так
отчего бы не сделать им так, чтобы жизнь медом не казалась? И вот вновь урезают
социальные льготы.

Но если вы делает такое — так отрежьте хоть что-нибудь у
чиновников, которым как раз и живется у нас лучше всех! Объясните людям: вот
столько-то мы урезаем у чиновников, вот столько-то — у малоимущих. Вот на
столько мы сокращаем наши чиновничьи штаты, а  вот столько отставляем социально
незащищенным.

Но никаких подобных объяснений мы не слышим и не услышим.
Фракция КПРФ в Законодательном собрании даже не хочет голосовать за бюджет 2014
года, он принимается усилиями только одной фракции, «Единой России», которая
находится в прямом подчинении у губернатора и сделает все, как скажет глава
региона. Пусть бы себе делала — но делала на пользу всего населения, а не
действовала бы в интересах одного губернатора!

В минувшем году мы не увидели, чтобы в нашем регионе
открывались новые предприятия, не говоря уже — крупные производства. Мы не
увидели, что у нас расширился круг людей, которые хотят заниматься малым и
средним бизнесом, — наоборот. Если мы и слышим, что где-то начинается новое
производство, то это делают только иностранные инвесторы. Продвижения вперед
нашими силами не видно.

Зато полным ходом идет промывание мозгов. Нам везде доказывают,
что Нижегородская область и ее руководители — это почти что пуп земли
российской. Но если это так, то мы все должны чувствовать это на себе. Но этого
не происходит. На себе мы изменений к лучшему никак не ощущаем. Вот и
получается «много шуму из ничего».

По теме
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.
11.01.2022
За счет подъема экономики в 2021 году региону удалось значительно увеличить собственные доходы.
11.01.2022
Нижний Новгород стал современным, красивым, ухоженным городом.  
11.01.2022
Мы вошли во многие федеральные программы, будем продолжать строительство уже начатых объектов и браться за новые.