16+
Аналитика
22.07.2019
Компенсационные решения, заложенные в проектную документацию, должны быть адекватны стоящим вызовам.
10.07.2019
РПЦ претендует на имущество, которое должно быть доступно всем.
19.07.2019
Культурная и общественная жизнь в Выксе соответствует критериям качества облцентра.
18.07.2019
Правоохранительные органы получают все более и более жесткие установки по взиманию недоимок.
12.07.2019
Изменение принципов формирования Общественной палаты Нижнего Новгорода – грубейшая ошибка.
12.07.2019
При сохранении политического монополизма коррупцию победить нельзя.
12.07.2019
Общественная палата стала институтом развития человеческого капитала в Нижнем Новгороде.
11.07.2019
Задача снижения числа бедных и крайне бедных решаема и в архаичной экономике.
11.07.2019
Общественная палата Нижнего Новгорода не сумела стать центром городской модерации.
10.07.2019
Передача РПЦ Нижегородского острога у многих вызовет недовольство.
09.07.2019
Мнениям о проекте нижегородского низконапорного гидроузла не хватает просчитанной доказательной базы.
5 Мая 2005
46 просмотров

В поисках силы, структурирующей недовольство

Александр Губинский, директор исследовательских программ Центра прикладных исследований и программ (ПРИСП):

Общая закономерность в революциях, произошедших за последнее время на территории СНГ, разумеется, есть. Типологически схожи как базовые социально-экономические и политические ситуации во всех “революционных” странах, так и алгоритм или сценарий, по которому эти революции осуществлялись.

Первопричиной их является политическая и социально-экономическая ситуация внутри этих стран. А непосредственно движущей, инициирующей революцию силой было четко структурированное мощное внешнее воздействие.

Без наличия соответствующей внутренней ситуации никакими внешними воздействиями “бархатную” революцию не устроишь. Попробуйте устроить такую революцию, например, в Японии или в США – даже представить себе это трудно.

С другой стороны, достаточно стран, где и политических, и социально-экономических проблем побольше, чем в “революционных” странах СНГ – и никаких бархатных революций там нет.

Фальсификация выборов является всего лишь информационным поводом в данной “революционной” методологии. Примерно то же самое, что и “оружие массового уничтожения” в Ираке. В таком же смысле можно, при желании, говорить и о фальсификации итогов выборов Президента США Дж. Буша на первый президентский срок – фактологическая составляющая дает для этого вполне законный повод, но вот к революции в американском обществе такие разговоры не приведут.

Либеральная экономическая модель на первых этапах перехода от плановой экономики ничего, кроме обнищания основной массы населения в противоположность обогащению количественно незначительного числа граждан, иного дать и не может. Резкий разрыв между бедными и богатыми может начать сокращаться только в последующей перспективе, уже не при жизни того поколения, по которому эта либеральная модель ударила больнее всего. Так что разочарование в либеральной экономической модели экономики было вполне предсказуемо и, естественно, является одним из ведущих факторов социальной нестабильности на всем постсоветском пространстве.

Дистанцирование от России имеет двоякую природу. Первое – то, что имеет место процесс формирования и становления новой государственности во всех странах СНГ. Это объективный процесс, в ходе которого эти страны неизбежно должны очень активно позиционировать себя как отдельные от России, демонстрируя себе и всему миру свою приобретенную “независимость”. Очевидно, что наиболее эффектно такая демонстрация проявляется в “антироссийской” риторике. В целом, этот процесс похож на психологическую проблему попытки подростка выйти из-под опеки родителей и стать “самостоятельным”. У кого есть дети этого возраста, тот часто может наблюдать такую “антиродительскую” риторику собственного чада…. Второе – сознательное стремление некоторых национальных элит разыграть “антироссийскую” карту в своих прагматических интересах.

Странно, но во всех трех “бархатных” революциях Россия умудрилась позиционировать себя весьма невыгодным образом. Странно – потому, что в таком невыгодном позиционировании не было никакой объективной необходимости, и ничто не мешало реагировать на происходящее хотя бы просто адекватно.

Чего стоит, хотя бы, заявление по центральным телеканалам Министра обороны России, сделанное им накануне переворота в Киргизии! Напомню, суть этого заявления сводилась к тому, что “он (министр) удивляется, как эта мелкая группка заговорщиков и хулиганов никак не может понять, что ничего из себя не представляет и никакой силы у них нет”. А буквально на следующий день эта “мелкая группка хулиганов” вдруг, без всякого сопротивления, захватила всю власть в стране. Что, у министра обороны России недостаточно информации или плохие аналитики? Вот в таких ситуациях и проявляется неадекватность реакции России на происходящее.

Про российские действия на Украине и писать уж не хочется – слишком все очевидно.

Причину такой неадекватности вижу в общем отсутствии понимания в российских структурах власти происходящих на просторах СНГ процессов, и, как следствие этого непонимания, отсутствие четко выверенной единой политики.

Что касается выгод, которые извлекла Россия из процессов, происходящих в Грузии, Киргизии и Украине, то они проистекают скорее вопреки российским действиям, чем благодаря им. Выгоды заключаются в необходимости, наконец, устанавливать нормальные экономические и политические отношения с этими странами, отказываясь от патерналистских СНГешных подходов. Неслучайно, с приходом к власти Ющенко резко возрос интерес российского бизнеса к Украине.

Российская Власть, несомненно, для себя выводы из серии “бархатных” революций сделала. Эти выводы просматриваются в некоторых репликах президента Путина, посвященных оценке того или иного аспекта этих революций. Суть этих выводов состоит в том, что российская Власть четко видит конкретную силу, данные революции инициирующую, и относится к этой силе с явным неодобрением.

Такое видение проблемы предполагает и совершенно очевидные меры противодействия. Эти меры, в основном, могут носить агентурно-административный, по большей части профилактический характер.

Поскольку система голосования (результаты каких-либо выборов) является лишь формальным поводом к началу активной фазы “бархатной” революции, то в ней никто ничего изменять не будет. Хоть фальсифицируй результаты выборов, хоть нет, всегда найдется достаточное количество “независимых” наблюдателей от ОБСЕ, которые скажут то, что в данный момент от них потребуют инициаторы революции. Система двойных стандартов работает четко.

А административный ресурс не применяет лишь тот, у кого этого ресурса нет.

Несколько сложнее с социальной политикой. Поскольку именно реальное социальное недовольство значительных слоев населения и является причиной “бархатных” революций. А его, это самое недовольство, административным ресурсом не перекроешь. Поднять же жизненный уровень населения в столь сжатые сроки просто невозможно. Поэтому здесь мы все (а не только любимая Власть) имеем серьезную проблему.

Та поспешность и активность, которую вдруг проявила Власть (после очень характерного промедления) после поднятия активной волны недовольства населением отменой льгот, говорит о том, что сам факт этого недовольства с переходом его в активную фазу – выход на улицы с протестами – был оценен по достоинству. Это ведь та самая социальная база будущей российской “бархатной” революции в действии и причем – без организации из вне.

Для “бархатной” революции в России есть основная предпосылка – глубокая социально-экономическая неудовлетворенность большей части населения. Эта неудовлетворенность может принимать и практический, действенный характер, как показали события, последовавшие за отменой льгот. Поскольку нет причин для реального повышения уровня жизни населения (широко рекламируемы прибавки к пенсиям, пособиям и зарплатам бюджетникам не в счет, т. к. они тут же нивелируются инфляционными процессами), то можно уверенно прогнозировать рост недовольства населения. Кроме того, предполагаемые реформы ЖКХ, здравоохранения и образования уже породили негативные ожидания, причем не только в экономической сфере. Например, предлагаемая, в связи с реформой здравоохранения отмена (или очень значительное сокращение) института врачей-педиаторов трактуется частью населения как полное уничтожение всей детской медицины, затеянное “…там наверху, теми, кто вначале обворовал, а теперь и вообще хочет уничтожить весь русский народ, начиная с самых беззащитных – с детей…”. Очевидно, что при таких настроениях люди могут с удовольствием громить магазины не только в Бишкеке. “Страшен русский бунт”.

Но социально-экономическая неудовлетворенность — это все только предпосылки, основание для революции, а не ее реализация. Для реализации, для осуществления “бархатной” революции нужна организующая, структурирующая недовольство сила. Вот как раз появление этой силы действующая Власть вполне способна не допустить. Причем, простыми, уже упоминавшимися агентурно-административними методами.

Например, для создания соответствующей революционной молодежной организации нужны довольно значительные средства. Следовательно, несложно, отследив источники этих средств, задать получателям вопрос о законности их происхождения. И самым демократическим образом передать рассмотрение этого вопроса в суд. Даже, если все совершенно законно, то суд может сообщить об этом получателям данных средств уже после того, как ожидаемая революционная ситуация давно будет в прошлом. Ну, а если средства получены незаконным путем…. Вот и все. Без денег нет молодежной организации. Без молодежной организации нет революции…. Проблема решена.

Народное недовольство вполне можно если не успокоить, то ослабить стандартными мерами – обещанием светлого будущего и раздачей очередных денег.

Вывод вкратце – предпосылки для “бархатной” революции в России очень серьезные, но до самой революции дело не дойдет. Власть этого не допустит.

Еще одна проблема будущей революции – отсутствие общепризнанного лидера у оппозиции. Бывшие демократические лидеры перспектив не имеют именно из-за того, что в общественном сознании обладают устойчивым признаком – “бывшие”. Кроме того все они легко связываются со всенародными страшилками – Березовским, Гусинским и пр.

Единственно серьезный кандидат – Ходорковский, — пока тоже не у дел по понятным причинам.

Появившийся недавно на политическом горизонте Касьянов, не столь харизматичен, как Ющенко в Киеве. Вообще, Касьянов – это идеальный оппонент для Кремля. Как бы демократ, как бы оппозиционер, но совершенно безопасен. Один из сценариев развития событий как раз и предусматривает появление такого антикремлевского кандидата. С ним будет имитироваться отчаянная политическая борьба, всячески раздуваться его политический вес и авторитетность и т. д. А окончится все, как и положено, ничем. В смысле неизбежной победы кремлевского кандидата на предстоящих президентских выборах.

В качестве кремлевского кандидата на предстоящих президентских выборов пока видится только фигура нынешнего министра обороны Иванова. Он и Путину по духу близок, и может вполне быть продолжателем путинского дела строительства державы, и очень хорошо подходит для проведения несколько более жесткой внутренней политики, которая потребуется в связи с усилением социальной напряженности в обществе.

По теме
09.07.2019
Рост обеспеченности нижегородцев жильем обеспечен несколькими факторами.
09.07.2019
Пока не даны четкие ответы на вопросы нижегородцев, строить низконапорный гидроузел нельзя.
08.07.2019
Задача возвращения нормального судоходства на Волге требует компромиссов.
08.07.2019
Дзержинску необходима хорошая система канализации и водоочистки.
Подборка