16+
Аналитика
25.06.2019
Нижегородская программа привлечения инвесторов более привлекательна, чем московская.
21.06.2019
Выплата огромных дивидендов в МРСК Центра и Приволжья может привести к росту тарифов.
25.06.2019
«Справедливая Россия» не сможет удержать свой электорат в Нижегородской области.
24.06.2019
При смелом политтехнологическом подходе нижегородские эсеры могут быстро вернуть утерянные позиции.
24.06.2019
Важно, чтобы остающихся средств хватало на модернизацию активов.
21.06.2019
Гриневич – самый подходящий человек на пост временного руководителя НРО «Справедливой России».
20.06.2019
Качественно отреставрировать ОКН к 800-летию Нижнего Новгорода нельзя.
20.06.2019
Я вижу на посту главы НРО «Справедливой России» Александра Разумовского.
19.06.2019
Рейтинг Нижегородской области подтвержден, но отмечен и нулевой рост доходов.
19.06.2019
От выбранного сценария будет зависеть, кто возглавит НРО «Справедливой России».
18.06.2019
Наличие научной школы создает предпосылки для роста будущих поколений ученых.
18.06.2019
Нижегородцы никогда не будут готовы к раздельному собору мусора на сто процентов.
31 Мая 2006
94 просмотра

В России появляются люди, готовые умирать за идею

29 мая в Нижнем Новгороде был презентован новый роман Захара Прилепина «Санькя». После презентации главный редактор газеты «Завтра», писатель Александр Проханов оценил влияние литературы на ситуацию в стране и изложил свой взгляд на роль молодежи в политике в интервью «АПН — Нижний Новгород»:

Александр Андреевич, на презентации книги Захара Прилепина «Санькя» Вы сказали, что этот роман сделал «очень большое литературное дело» – показал, что «методами традиционного реализма можно описать все». Вы можете назвать кого-то еще из современных авторов, кто Вас порадовал или удивил, из тех, кто работает в этом художественном направлении?

Я думаю, в этом направлении работает и Лимонов, хотя у него такой жанр – нон-фикшн, жанр скорее не беллетристики, не выдумки, а жанр постоянного репортажа о своей жизни, о своей судьбе. Но это очень реалистическая, правдивая манера, где автор не стесняется в том числе и позорных явлений своей собственной жизни и души. Это очень крупная литературная правда.

Потом, довольно много сейчас молодых писателей, которые годятся мне уже не в сыновья, а во внуки, вернувшихся к реализму. Например, Олег Павлов.

Прилепин стал для меня открытием. Мне его предложили мои друзья из Ad Marginem.

А что именно стало для Вас открытием в романе?

Язык книги — это очень хороший, добротный русский традиционный язык, в котором встречаются изыски, и я чувствую, что Прилепин способен на эти изыски в гораздо большем количестве, но он смиряет свой эстетизм, потому что у него другие задачи – не эстетические, а психологические, моральные, политические. Но язык, повторяю, очень хороший, добротный, достаточный для того, чтобы изобразить вот эту группу явлений, группу людей, этот слой новой пассионарной молодежи, очень жестокой, очень жертвенной, очень циничной и идеальной одновременно с этим.

Очень важно, что Прилепин описал это явление. Оно шире, чем лимоновское движение. Прилепин описал состояние молодых умов, этот радикализм, с одной стороны, нигилизм, а с другой стороны, жертвенность во имя идеи, во имя имперского мифа. И это для всех открытие. Прилепин показал людей, которые сейчас покидали майонезом, а после обеда взяли в руки гранатометы. Он рассказал о грядущем взрыве, которого еще нет, но который может случиться и который, может быть, обязательно случится. Это очень важно.

Прилепин пишет о молодежи в политике. А как Вы оцениваете роль современной молодежи в политической жизни страны?

Молодежь все больше и больше втягивается в политическую жизнь. Либо ее туда вталкивают. Представители более старшего поколения чувствуют, что они не в состоянии выйти на улицу, они уже утратили эту энергетику, они хотят себя подпитать этой молодой кровью, молодым мясом. Есть пушечное мясо, есть политическое мясо. Все эти организации – «Наши», «Идущие вместе», «Молодая гвардия» — это такое политическое мясо, которое вербуется властью.

Может быть, кажется, что это большая сила – потому что их много. Но, с другой стороны, это ничтожная сила – потому что она не окрылена идеей. Они не готовы умирать за свою идею. Небольшая группа людей, способных умирать за идею, может совершить очень много.

Покойный Зиновьев, когда он вернулся в Россию, сказал, что если бы в стране нашлось десять тысяч человек, способных умереть за Родину, то не было бы ни ГКЧП, ни ельцинской революции. В России тогда не нашлось такого количества подобных людей.

Прилепин показывает, что их количество сегодня нарастает. В России появляются люди, готовые умирать. Это люди войны. Если сравнивать их с теми, кто нанят властью, то можно сказать, что это абсолютно полярные люди.

Я думаю, что и в движение скинхедов, которое является неорганизованным, которое, на первый взгляд, является не политической партией, а молодежной субкультурой, и не более того (хотя она, может быть, и замешана на крови), тоже вызревает очень мощный национальный фактор…

Политическое сознание?..

Ну да. Пока что это инстинкты и субкультура, но это все будет вариться, и там возникнут свои лидеры, туда могут прийти интеллектуалы, которые эту молодежь (уже пассионарную молодежь) направят к борьбе.

Является ли, на Ваш взгляд, литература значимым фактором влияния на ситуацию в стране и мире? Если все-таки такое влияние есть, то как оно осуществляется? Ведь для большинства современных людей процент воспринимаемой качественной литературы ничтожен по сравнению с огромными объемами разного рода другой информации (новости, специальная литература, литературный ширпотреб)…

Тем не менее, литература влияет. Литература – это чистилище, это некая лаборатория. Литература чувствует то, чего не чувствуют политологи, не чувствует обыденное сознание.

В частности, прилепинская литература чувствует созревание нового мира, созревание нового конфликта. Другая литература чувствует созревание новой российской государственности, новой империи. Есть очень большой пласт литературы, условно, имперской, которая, с одной стороны, скорбит по исчезнувшей империи, а с другой стороны, моделирует возможность империи новой. Это и научная фантастика, это и прогностика, это и реалистическая литература.

Литература, повторяю, чувствует будущее. И она обгоняет в своем предвидении, в своем предвкушении прогнозы аналитиков и политологов. И это тоже очень важно.

Хотя, конечно, область литературного воздействия резко снизилась, но она все-таки остается. Мы сейчас переживаем шаткий политический период, когда общество наполнено большими противоречиями, оно колеблется, и равновесие может нарушить один маленький толчок, в том числе таким толчком может стать литературный факт, может быть, книга Прилепина. Кто-то прочтет ее как манифест, и появится группа боевиков в каком-нибудь городе, неизвестно в каком, в Ижевске каком-нибудь. И эта группа сработает достаточно сильно.

Во времена Тургенева литература тоже была ограничена. Базаровы стали появляться после книги «Отцы и дети».

Я думаю, что литература по-прежнему очень сильна.

И может быть опасной?

И она опасна, да. И она прекрасна. И она полезна. А все полезное – опасно.

Беседовала Нина Девяткина

По теме
17.06.2019
Научный потенциал Нижегородской области за последние десятилетия существенно ослаб.
17.06.2019
Фабрика «Холомская роспись» сохранила душу и дождалась возможности развиваться на новом уровне.
17.06.2019
В этом году мы представили коллекцию ретро – и попали в точку.
17.06.2019
В следующем году фестиваль будет стопроцентно гарантированно еще круче.
Подборка