16+
Аналитика
26.11.2020
Есть судебное решение и его нужно исполнять – нравится это или не очень.
26.11.2020
Как только дело касается личных интересов некоторых деловых людей, так они готовы идти на любые ухищрения, чтобы не исполнять правила.
26.11.2020
Руководители компании «Этуаль» хотели прикрыться торгующими на Карповском рынке предпринимателями как «живым щитом».
24.11.2020
Коммерческая организация по определению работает ради получения прибыли, а не для обеспечения населения теплом или электричеством.
20.11.2020
Рейтинг «вымирающих городов» Варламова – не более чем попытка напомнить о себе.
20.11.2020
Требование «За правду» убрать лоббистов «ТНС энерго» из думы Нижнего Новгорода — совершенно справедливо.
19.11.2020
Не стоит всерьез воспринимать выводы Варламова, сделанные без всякой методологии.
12.11.2020
И Нижний Новгород является одним из центров динамичного развития на этом направлении.
11.11.2020
Нижегородская область названа в числе лидеров по поддержке креативных индустрий, но нам еще есть куда стремиться.
03.11.2020
«Пирог» постоянно сужается, и все, кто желает от него урвать, идут туда, где есть «живые» деньги.
02.11.2020
Каждый, кто имеет дело с платежами граждан, стремится нагреть руки на этих деньгах. Именно это произошло с «ТНС энерго».
30.10.2020
Мобилизация проверенных временем политических тяжеловесов  повышает доверие населения к власти.
18 Июля 2014 года
168 просмотров

В Татарстане взят курс на исламизацию

Рейтинг
влияния глав субъектов РФ за июнь от Агентства политических и экономических
коммуникаций показал стабильное четвертое место президента Татарстана
Рустема Минниханова. Как отмечают создатели рейтинга, наблюдается прибавление
очков губернаторами-лоббистами и укрепление тех губернаторов, чьи кандидатуры
перед выборами были одобрены президентом. Во многом позиции глав в регионах,
где стартовала предвыборная кампания, зависят от поддержки региональных элит и
федеральных властей.

Первое
место в рейтинге занимает мэр Москвы Сергей Собянин, второе место — глава
Подмосковья Андрей Воробьев, третье — глава Чечни Рамзан Кадыров. Ситуацию
«Национальному Эксперту» комментирует
 эксперт Института
национальной стратегии Раис Сулейманов.

Вот уже
четыре с лишним года правит Республикой Татарстан Рустем Минниханов. Из самых
крупных и знаковых мероприятий, которые пришлись на эти годы, для Татарстана
является Универсиада в Казани 6-17 июля 2013 года. Подобные мероприятия
позволяют привлечь максимально много бюджетных вливаний на их проведение. И
действительно, спустя год в столице Татарстана осталось много спортивной
инфраструктуры (свыше 20-ти крупных объекта от стадионов до дворцов спорта было
построено к началу этого крупного спортивного мероприятия), в городе появились
хорошие транспортные развязки, завершили почти до конца строительство первой
ветки Казанского метрополитена, отстроены новый железнодорожный вокзал и
аэропорт. Все это внешне создает ощущение того, что Татарстан при Минниханове переживает
успех. К тому же, федеральный центр привлекает главу этой поволжской республики
для решения ряда важных политических задач за пределами его компетенции: в
частности, накануне референдума о воссоединении Крыма с Россией именно Рустем
Минниханов поехал в Крым и стал уговаривать антироссийски настроенный Меджлис
крымскотатарского народа в необходимости поддержать референдум, не саботировать
и не противодействовать процессу вхождения полуострова в состав России.

Затем
Минниханов лично лоббировал перед президентом России Владимиром Путиным
интересы Меджлиса. Однако именно это и стоит поставить Рустему Минниханову в
вину: Казанский Кремль поддерживает из всех крымскотатарских организаций только
антироссийский Меджлис, абсолютно отказывая в поддержке пророссийским движениям
в Крыму (например, «Милли фирка» — ориентирующейся на Россию крымскотатарской
организации).

Годы
правления Рустема Минниханова пришлись на период всплеска террористической
активности ваххабитского подполья. Взятый руководством Татарстана курс на
исламизацию республики, заигрывание с арабскими шейхами ваххабитских монархий
Аравийского полуострова в расчете на приток оттуда инвестиций, отсутствие
жесткой борьбы с нетрадиционными для татарского народа течениями зарубежного
ислама радикального толка, что привело к терактам в отношении мусульманского
духовенства, массовым поджогам церквей, обстрелам боевиками самодельными
ракетами нефтехимических предприятий, показал, что Татарстан легко может
превратиться в очередную «горячую точку» в России. Увлечение исламизацией ни к
чему хорошему не приведет Татарстан.

Еще 5
лет назад чиновники в Татарстане не стремились к публичной демонстрации своей
религиозности. Именно при Минниханове весь правящий истеблишмент республики
стал совершать намазы, открыто подчеркивать свои симпатии к исламу. Все это
происходит на фоне огромной разницы в численности храмов двух конфессий (1527
мечетей и 330 церквей) при равенстве православных и мусульман в численности
населения. Остался так и не решенным «русский вопрос» в Татарстане, основная
проблема которого заключается в нежелании региональных властей позволить
русским детям изучать в школах республики русский язык в том же количестве, что
и по всей России. Это породило собой этнолингвистический конфликт –
противостояние родителей русскоязычных детей с местными властями, которые
опираются на татарских национал-сепаратистов.

Особенно
показательным отношением к русским в Татарстане можно видеть на примере русских
беженцев с юго-востока Украины: если в соседних с Татарстаном регионах Поволжья
местные власти участвуют в помощи вынужденным переселенцам, то в Казани к ним
относятся с равнодушием, что отмечают общественные активисты, помогающие сбором
гуманитарной помощи для Новороссии. Элита Татарстана готова больше помогать Меджлису
крымскотатарского народа, чем симпатизировать «русской весне» в Новороссии. Это
особенно контрастно на фоне другого лидера, кстати, мусульманской республики –
Рамзана Кадырова, который публично поддержал стремление русских и русскоязычных
на юго-востоке Украины к своему самоопределению.

На мой
взгляд, Рустем Минниханов по-прежнему опирается на старую националистическую
фронду в правящем истеблишменте, сформированную при предыдущем президенте
Татарстана Минтимере Шаймиеве, который не отошел от власти, а сохранился у
руля, влияние его по-прежнему ощущается. Татарский национализм в политике
остается фактически официальной идеологией Казанского Кремля, в последнее время
взявшего на вооружение также исламский фактор. Аналитикам только остается
гадать: это политический курс самого Минниханова или это так делает его
окружение, а он невольно следует заданному вектору. Ничего хорошего в этом
видеть не приходится. Удивляет только молчаливое согласие федерального центра
на сохранение такого курса в Казани.

Первая публикация – «Национальный эксперт».

Оригинал этого материала
опубликован на ленте АПН.

По теме
30.10.2020
Запрос на государственно-национальную идеологию в обществе необычайно высок.
29.10.2020
Но партии Захара Прилепина еще предстоит проделать серьезную работу.
12.10.2020
Зотову предстоит решать ключевые задачи, связанные с привлечением инвестиций.
12.10.2020
Назначение Андрея Черткова должно привести к решению проблем Кстовского района.