16+
Аналитика
18.06.2019
Наличие научной школы создает предпосылки для роста будущих поколений ученых.
17.06.2019
Научный потенциал Нижегородской области за последние десятилетия существенно ослаб.
18.06.2019
Нижегородцы никогда не будут готовы к раздельному собору мусора на сто процентов.
17.06.2019
Фабрика «Холомская роспись» сохранила душу и дождалась возможности развиваться на новом уровне.
17.06.2019
В этом году мы представили коллекцию ретро – и попали в точку.
17.06.2019
В следующем году фестиваль будет стопроцентно гарантированно еще круче.
14.06.2019
Наша научно-исследовательская база позволяет совершать прорывные открытия.
14.06.2019
Необходимо запретить производство упаковки, которая не подлежит вторичной переработке.
13.06.2019
Власть должна наглядно объяснить нижегородцам выгоды раздельного сбора мусора.
13.06.2019
Власть добивается управляемости органов МВД на уровне регионов.
11.06.2019
Кремль превращается в публичное культурное пространство.
11.06.2019
Ни один руководитель не заинтересован брать на работу неадекватных специалистов, но…
6 Апреля 2007
67 просмотров

Вадим Булавинов: Мальчик для битья

Впервые я увидел Вадима Булавинова, когда он пытался избираться в губернаторы, не помню уже в каком году, уточните у Вадима Евгеньевича, если интересно. Попытка, как известно, была неудачной.

Булавинов тогда был полноват, но, кажется, начал качаться: проще говоря, железные тяжести поднимать для улучшения фигуры. Стояло лето, он был в рубашке. Стремительно вошел в комнату, где сидели всевозможные секретарши, и спросил у них что-то вроде: "Разве я плох? Ну-ка, взгляните!" — и показал свои белые бицепсы. Бицепсы действительно были, хотя сам жест показался несколько мальчишеским.

Впрочем, Булавинов был даже трогателен в своем мальчишестве.

По сей день мне кажется, что он недурной человек в принципе. Быть может, наделенный не самым высоким интеллектом, быть может, немного заснобевший от долгого присутствия во власти, но не дурной.

Он все время пытается балансировать, учитывая то волю Москвы, то волю прошлого полпреда, при этом, не забывая о своих интересах. Сейчас Булавинов балансирует между губернатором и городскими интересами, и трудно сказать, что всё и всегда у него получалось и получается хорошо.

Часто — плохо. Иногда — очень плохо.

Причина тут проста и она на поверхности. То ли экономические возможности Нижнего, то ли личность самого Булавинова не давали и никогда уже не дадут ему стать политиком высшего эшелона, стать хотя бы десятой частью того, чем стал в свое время Собчак или, позже, Яковлев, не говоря о Матвиенко, и уж тем более, не говоря о Лужкове.

Нижний Новгород дал несколько серьезных политиков России. Мы все понимаем, о ком идет речь: это Немцов, это Кириенко; но что касается Булавинова, то фигурой федерального масштаба он точно не станет.

Помнится, однажды, под очередные выборы, Кириенко устроил Булавинову встречу с Чубайсом, на которой Вадим Евгеньевич должен был показать, как мощно он решает городские проблемы (а именно проблемы тепла) с самим Анатолием Борисовичем. И картинка, которую радостно продемонстрировали местные телеканалы, была весьма показательной. Булавинов сидит на краешке стула, и Чубайс не глядя на него, обещает дать тепло таким тоном, словно отчитывает Булавинова. За весь репортаж Булавинов успел сказать, кажется, только три или даже два слова ("Мы считаем…"), но Чубайс его быстро оборвал и продолжил говорить сам.

Не тот уровень у Булавинова. И это даже не связано с тем, что у Чубайса и нашего Вадима Евгеньевича реально разные политические весовые категории. Это, скорей, связано с абсолютным чутьем Чубайса на человека из мира политики. На лбу Чубайса отражалось лишь одно: он общается с тем человеком, который никогда, по большому счету, никем не будет.

Стал он мэром, да, но в России есть еще сто градоначальников крупных городов, а за последние 10 лет их было двести — и что из того, и где они? А ведь еще и губернаторы есть, и их тоже несколько десятков, и они тоже исчезают ровно в тот момент, как покидают свои кресла.

Российские политики именно потому так страстно исполняют приказы начальства, что понимают: вне своей должности — они уже никто. Будет у них какой-нибудь бизнес, не самый большой (хотя на жизнь хватит), но бизнес не заменяет личности, харизмы и политической непотопляемости. А 999 российских чиновников из тысячи и топить не надо: их надо просто снимать, и они исчезают сразу и навсегда. Потому что с самого начала были всего лишь функцией.

Булавинову однозначно не хватает ни воли, ни ума, ни некоей политической агрессии, которые, собственно, и формируют большого политика.

Разве не мог он, например, сформировать элиты, чтобы противостоять даже не накатам, а наездам и откровенному хамству нынешнего губернатора? В бытность свою даже Юрий Лебедев вел себя позлее и поактивнее. Шанцев, конечно, не Скляров, хотя, с другой стороны, а кто он такой, Шанцев? Не стоит за ним никакой московской силы, Лужков за ним не стоит, Путину не до него, а вся команда Шанцева разбежится во время если не первой, то третьей атаки. На Ходыреве проверено.

Но никто атаковать не хочет. Все разом подстелились — и элиты, и СМИ, и мэры, и пэры. И Законодательное собрание, такое буйное еще совсем недавно. 

А Булавинов, в полном соответствии со своим некоторым мальчишеством, остался в роли мальчика для битья.

Вообще по поведению Шанцева можно догадаться, как он вел себя, скажем, в армии. Собственный его авторитет строится по большей части на попытке унизить того, кто слабее. Собственно, с этого работа Шанцева в нашей области и началась. В первый же свой приезд он начал отчитывать Булавинова как ученика, и с тех пор в этом занятии неутомим.

Но представить себе, что придет другой лобастый типаж и так же отчитает Шанцева — вовсе несложно.

Единственное, что помогает Булавинову оставаться на плаву: так это привычное для российской бюрократии умение сносить унижение легко и непринужденно. Есть тут у нас один тип, которого при камерах губернатор обозвал мудаком, так он даже и не вытерся. Вот он — идеальный тип современного российского чиновника. Как из анекдота вышел, и в анекдотах лишь и останется.

Но и эта черта Булавинова, повторимся, характеризует его лишь как бюрократа и чиновника, но не как политика. Все-таки политик — носитель некоего чувства собственного достоинства. Политик должен драться по определению, а не бесконечно лавировать между плевками и пинками.

Последний тому пример — всенародный позор Нижнего Новгорода в ходе Марша Несогласных. Если бы Булавинов хоть на минуту задумался, стоит ли ему столь ретиво исполнять наказы Владислава Суркова, он бы понял, что не стоит.

Потому что Сурков его не уволит, да и самого Суркова, может, скоро в Кремле не оказаться. Зато позор останется и на Булавинове, и на самом городе, и неизвестно как еще этот позор обернется в политической карьере градоначальника.

Шанцев как политик куда многоопытней, посему он не стал подставляться и руководить разгоном марша, хотя Сурков ему звонил и требовал именно этого.

Шанцев хоть иногда знает, что делает. А Булавинов в принципиальные и критические моменты всегда выполняет приказы.

Так, и никак иначе.

Наверное, он не самый плохой исполнитель. И в иной ситуации Булавинов был бы нормальным мэром Арзамаса или Шахуньи.

Однако те переломные и трудные времена, что наступают, времена, требующие риска и ответственности, почти не оставляют надежд на присутствие в политическом поле таких фигур, как Вадим Булавинов.

Доброго ему пути. 

По теме
10.06.2019
Открытые конкурсы как инструмент формирования правительства я считаю порочной практикой.
10.06.2019
Власти Дзержинска должны исправлять то, о чем не могли получить информацию.
07.06.2019
А у Нижегородской области объем заимствованных средств в последнее время снижается.
07.06.2019
Его о чем-то спросили, он что-то ответил. Трудно говорить о включенности президента в ситуацию с взрывами в Дзержинске.
Подборка