16+
Аналитика
03.12.2021
Цифровых помощников человека или основы не признающего границ кибергосударства?
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
03.12.2021
Слияние правых партий – шаг вполне логичный с точки зрения планировщиков политического пространства.
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
21 Февраля 2013 года
270 просмотров

Вадим Демидов: «Мы — учредители «Партии хронопов»

От
редакции

Вадим
Демидов не нуждается в особом представлении, и все же.

Демидов
— российский музыкант, лидер группы «Хроноп», журналист,
писатель. Согласно официальной дате рождения, 3 мая 1985 вместе с
четырьмя друзьями организовал группу «Хроноп», в которой
пел, играл на гитаре и сочинял песни. Он также являлся вдохновителем
проекта «Замша», которую Артемий Троицкий назвал
«музыкальным открытием года» и продюсировал проект
«Крупская».

Осенью
2004 года один из отцов-основателей «Хронопа», журналист
пражской редакции «Радио «Свобода» Кирилл Кобрин
выпустил книгу «Где-то в Европе», посвященную старому
другу Вадиму Демидову. На нижегородской презентации книги «Хроноп»
выступил в своем «золотом» составе.

С
середины 1980-х Демидов сочиняет прозу, придумав жанр абсурдистской
миниатюры «хармсинка» — подражание Хармсу. Первым и самым
известным циклом «хармсинок» считается «Ленинградский
рок-клуб». С начала 1990-х Демидов обращается к теме «Историй
хронопов и фамов» Хулио Кортасара в цикле миниатюр «Потерянный
Кортасар».

В
2010 году дебютный роман Демидова «Сержант Пеппер, живы твои
сыновья!» был опубликован в литературном журнале «Новый
мир», тогда же роман вошел в лонг-лист литературной премии
«Нос».

В
2011 году вышла «дилогия о «хронопах» «Сержант
Пеппер, живы твои сыновья!» и «Там, где падают ангелы»
с предисловием Захара Прилепина. Эта книга в следующем году попала в
«длинный список» премии «Большая книга».

Как
журналист Вадим Демидов работал в еженедельнике «Аргументы и
Факты — Нижний Новгород», в «Новой газете в Нижнем»
и фриланс.

«Меня
часто спрашивают, сколько вымысла в «Сержанте», но честно
– мне кажется, что я ничего не выдумал. Просто описывал, как
«винтились» первые рок-концерты в закрытом Горьком, как
менты гоняли с «кучи», где мы менялись пластинками, как
органы склоняли рокеров к стукачеству… Все мы тогда занимались
одним и тем же – играли любимую музыку, держали фигу в кармане
и слабо верили, что режим падет. А прелести режима в закрытом Горьком
были еще чудеснее. Тем больнее осознавать, что мы на пороге
реставрации», — говорит Вадим о своем романе, о времени и о
себе, увязывая воедино гражданское, творческое и личное.

О
чем, собственно, учитывая специфику «Агентства политических
новостей — Нижний Новгород» мы и хотели поговорить.

«Мы
не отмалчиваемся»


Принято считать, что рок-музыка связана с политикой. И приводят
многочисленные примеры. Ты, как действующий рок-музыкант, считаешь
ли, что эта связь есть?


Музыка такая великая вещь, что политика для нее слишком мелка. Это
как сравнивать бактерию со слоном. Но если эта бактерия слона
заражает какой-то дрянью — уже повод для скорби. На то она и
бактерия. Впрочем, совсем не петь о политике тем рокерам, что
начинали в 1980-е, не удается. «Хроноп» много сочинял
социальных песен в перестройку — и на каждом из альбомов нового
времени что-то такое прорывается. Взять, например, «Старую»,
записанную нами для оппозиционного «Белого альбома».
Песня о сегодняшнем дне — но и о вечности тоже.


В твоем прекрасном альбоме «Сезон лирохвоста», несмотря
не его видимую отстраненность от злободневности,
последняя так
или иначе проскальзывает: «Во всех новостях на нас забивают
болт» и так далее. С чем это связано: с тем, что живешь в том
же мире, что и все? Не можешь остаться равнодушным к
действительности?


Альбом этот не мой, а «Хронопа». И группа никогда не была
к социуму равнодушной. И на новом альбоме, к записи которого мы уже
приступили, песни так называемого гражданского звучания тоже
появятся.

Другое
дело, как об этом говорить. «Хроноп» старается, чтобы
социальная песня не была агиткой, не была чистым лозунгом, у нас
хватает вкуса подавать тему под более «деликатным» и
«личным» соусом. Чаще всего в своих вещах я просто
рассказываю о себе, а фоном к рассказу может быть некий тренд сезона
— и политика в том числе.


Ты — человек, который демонстративно сторонится гражданских тем. Тем
не менее, тесты с гражданским звучание есть и у «Хронопа»,
и даже у «Замши». Что побудило писать на эти темы?


Я начинаю затрагивать политические темы, когда энтропия зашкаливает.
Так было в середине 1980-х. То же я ощущаю последние лет пять. Ты
упомянул «Замшу», имея в виду, наверное, «Мою
Чечню».

Это
была милая песня о расставании, мне для рефрена нужна была сильная
метафора, и «Чечня» счастливо пришла на ум. Но люди
услышали в песне что-то еще — ну что же, имеют право. Слушателю
дозволено находить в песнях еще какие-то «секретные комнаты».


Борис Гребещиков часто
употребляет одну фразу, с
различными ее вариациями: «Мы делали то, что было нужно в
данный момент». Очевидно, это включает и некие политические
мотивы и подтексты, не говоря уже о текстах. Нужно ли это
рок-музыканту — думать о политических текстах, о том, что политически
«нужно сейчас»?


Так или иначе все эти вопросы об одном и том же. Я как автор отлично
бы существовал без политических мотивов, и они появляются лишь тогда,
когда в реале происходит какой-то зашкал, перехлест, и тогда даже
«хронопы» не могут оставаться в стороне. Собственно мы и
не отмалчиваемся. Но подчеркну — все дело в художественности, для
меня она на первом месте.

«Нет
оттока из политиканов в ряды рок-н-ролла — уже хорошо»


Если связь рок-музыки с политикой становится достаточно очевидной,
отчего рок-музыканты не становятся действующими политиками? Ни у нас,
ни в остальном мире?


Ну, это не совсем так. Скажем, бывший панк Джелло Биафра из Dead
Kennedys
, насколько я знаю, участвует в политике —
хотя и от партии зеленых. Если же речь о наших рокерах, то не
понимаю, какой кайф им становиться политиками. Они что, дураки? Да и
реальной политики в стране почти нет. А становиться посмешищем — кому
это нужно?

Главное,
что нет оттока из политиканов в ряды рок-н-ролла. Уже хорошо.


Можешь ли ты в этой связи представить себе, скажем, Дэвида Боуи или
Пола Маккартни членами британского парламента, а Марка Нопфлера —
послом мира ООН?


Ну, послом мира — это еще куда ни шло. Но заседать в парламенте —
такая скукота… А Боуи и Маккартни, кажется, всю свою жизнь бежали
скуки. Ведь они стали рок-музыкантами для того, чтобы жить прикольно
и не заржаветь.


Если бы рок-музыка вдруг по мановению некоей волшебной палочки, уж не
знаю, злой или доброй, стала бы менее политична и социальна, имела бы
она для тебя такой же интерес, как сейчас?


Повторюсь, мне эта социальность вовсе не нужна. Политика мелка,
существует масса более интересных сюжетов. Я, сколько себя помню, пою
об отношениями между людьми — и кажется, не повторяюсь, тема-то
несчерпаема.

Возьмем
Земфиру. У нее нет и намека на политику в песнях, а для меня она едва
ли главный рок-музыкант в стране. Другое дело — нельзя врать. Вранье
для рокера — это смерть. Я бы лучше поговорил об искренности
рок-музыканта, а не о политике.

«Хороших
людей в президенты не берут»


На митингах протеста в Москве в декабре 2011-го и в 2012-м звучали
песни Виктора Цоя и Юрия Шевчука. Шевчук и сам стал чуть ли не одним
из символов протестного движения. Отчего в своем гражданском протесте
люди востребовали музыку как выражение протеста? Что, нашему обществу
не хватает энергии и смыслов протеста именно рок-музыки?


В эпоху Перестройки было придумано несколько удачных бунтарских вещей
— те же «Перемены», «Твой папа — фашист»
(группы «Телевизор» — Ред.), у Егора Летова были неплохие
песни. Но почему их и сегодня можно услышать на митингах — вопрос.

Объяснение
одно — сегодняшние
песни не «работают».

И
действительно, на оппозиционных митингах звучит много пошлости,
всякие «Рабфаки», бррр… К сожалению, эта музыкальная
пошлость бросает тень на всю опппозицию. Почему-то у оппозиционных
лидеров нет слуха на хорошую песню.


А может быть, дело просто в том, что протест есть протест — неважно,
что там он выражает, важна протестная форма, а протестная форма — это
и есть рок-музыка? То есть: побесились под громкие звуки,
и
Бог с ним, что они там значат?


Ну, кто-то, уверен, так к этому и относится. Но для меня рок — не
столько протест, сколько искренность.


Понятно, что человек «похоронивший шесть президентов без слез»
обладает определенным зрением на мир. И все же ни об одном из этих
шести нет ни одного доброго слова?


Хороших людей в президенты не берут. Еще на дальних подступах к
президентскому креслу работает фейс и майнд-контроль. Все приличные
люди отбраковываются. Через фильтр просачивается то, что мы имеем. А
если каким-то чудом пробьется наверх приличный человек, он в момент
становится гадом. Такова природа власти.


Как слушателю, фанату, человеку мне не просто очень понятна, но и
очень знакома позиция «как хорошо, что нас не взяли во власть»
— из не менее классного, чем «Сезон лирохвоста»
«Венецианского альбома». А если бы все-таки взяли?


Я даже в школе стронился всяких активных пионеров и
комсомольцев. Я не люблю людей во власти, но и сама идея обладания
властью меня тоже не будоражит. Ну а как ты себе представляешь, что
бы меня взяли во власть?

То
есть однажды в дверь «Хронопа» постучат и предложат
скипетр и
корону? Но даже если так, либо меня этот день не будет дома, либо
я поленюсь открыть дверь.


Вот был же депутатом Верховного Совета мой любимый писатель Фазиль
Искандер, который, правда, очень смешно описал потом, как он спал на
заседаниях — и ушел из Верховного Совета. Что бы все-таки, кроме
присвоения или освоения «трубы, которая — смерть»,
ты сделал, будучи во власти?


Даже не хочу представлять. Думаю, мои действия во власти будут еще
абсурднее тех, что мы сегодня наблюдаем. Просто нет никаких
учебников, в которых написано, как управлять Россией. Поэтому
остается метод тыка. По чистой случайности порой выходят два-три
удачных года — например,
оттепель или перестройка.

«Мы
— учредители «Партии хронопов»


Приоритетной тебе кажется тема честности в рок-музыке, которая и мне
кажется в ней основной. Но честность бывает опасной,
не
так ли? И не только для автора высказывания — тебя или, скажем, Джона
Леннона. Она бывает опасной для мира вокруг. Честное слово может
взорвать мир.


«Хроноп» всегда посмеивается над окружающим миром. Но
опасен ли он — не
могу судить. Со стороны виднее.


Одно время музыкальные коллективы было принято приглашать для
поддержки тех или иных политиков и политических сил. «Машина
времени» играет на митинге ныне забытой партии «Выбор
России», сотни музыкантов колесят по стране в акции «Голосуй
или проиграешь» и так далее. Участвовал ли «Хроноп»
в подобных мероприятиях и если да, то по каким причинам?


Мы — учредители «Партии хронопов», на ее съездах, вернее,
на ее концертах и играем. С другими партиями не сотрудничаем.


В свое время Владимир Шахрин был одним из создателей экологического и
гражданского движения «Рок чистой воды», что позволило
хорошим музыкантам неоднократно играть на открытых площадках, в
частности, в Поволжских городах. Были они и в Нижнем Новгороде.
Чувствовал ли ты желание как-то сопричаствовать таким массовым
действам? Как ты относишься к такого рода деятельности музыкантов?


Я слишком интроверт, чтобы самому создавать некие движения, у меня
нет такой потребности, однако других рокеров я за подобную активность
уважаю — Шахрина,
в частности. «Хроноп» участвовал в двух турах движения
«Рок чистой воды», и я по сей день ностальгирую по
временам, когда можно было снять теплоход и играть рок на набережных
городов, в которые тот заходил.

«Поэзия
выше гражданской активности»


На вопрос «Считаете ли вы «Хроноп» современной
группой» известен твой ответ – «Скорее,
вневременной». Из чего слагается вневременное творчество: из
абстракций и философских максим или же «Бог в деталях», и
вечность создается из примет конкретного времени?


Если ты совпал со своим временем — значит, выразил нечто типическое
для своего поколения, и потому твои песни будут слушать еще долго.
Пока не умрет последний фанат из твоей генерации. Но совпасть в
творчестве со временем, в котором ты живешь, удается далеко не всем.
В деталях, как известно, не Бог, а дьявол, он хитрый дядька —
помогает не каждому, его помощь еще надо заработать.


Как происходит рождение художественного произведения, какова природа
творчества? Насколько это
т
процесс сознательный и насколько – медитативный, «трансовый»,
когда сам не знаешь «из какого сора рождаются стихи», как
сказала Анна Ахматова?


Да, скорее, трансовый. Сочинитель открывает все двери внутрь себя, и
туда затекает много чего. За
творцом лишь выбор, что войдет в произведение, а что никак не
подходит. Другими
словами, требуется отсечь все лишнее. И процесс выбора, что отсечь,
непрост. Есть некая тонкая грань, которая отличает произведение
графоманское от великого — в великом нет ничего лишнего. Лишнее
хорошо для человеческой жизни, а не для искусства.


Принято считать, что бывают периоды в человеческой истории –
скажем, эпоха Ренессанса, когда культуру создают титаны духа,
универсалы, которые одинаково хорошо «плавают», как
Леонардо Да Винчи, в разных «водах» – поэзия,
живопись, инженерия, медицина… Насколько универсалом может быть
художник сегодня? Согласен ли ты, что наше время, то «море
информации, в котором мы тонем», позволяет творцу раскрываться
только в какой-то узкой области? На ту же гражданскую и политическую
деятельность не размениваясь?


Думаю, от самого человека зависит, кого-то хватает и на гражданскую
активность, и на искусство, но я не из их числа. Меня еще хватает на
писание прозы, правда, писателем я себя не чувствую — просто пишу.
Тем, кто умеет рисовать — завидую,
быть художником — что может быть чудеснее.


Позволено ли художнику сегодня отдавать себя чему-то еще – быть
кочегаром, водителем грузовика, как молодой Элвис Пресли, младшим
научным сотрудником, журналистом? Гражданским активистом? Или
творчество забирает тебя целиком?


Художнику позволено все. Он — хозяин мира. И его слуга тоже,
разумеется.


«Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан».
Согласен с этой набившей оскомину формулой?


Чушь собачья. Поэзия выше всей этой гражданской активности. Она ее и
больше, и важнее. Но кто же против того, что бы поэт еще и выражал
свою гражданскую позицию. Нравится ему так — пусть выражает.

И
я выражаю тоже. По песням это заметно. Знаю, что не всех устраивают
мои социальные вещи — некоторым поклонникам было бы приятнее, если бы
я пел лишь о любви. Но тут, пардон, решаю я.


Кстати, о слове «хроноп». В романах его отца, Хулио
Кортасара, много революции, неповиновения, гражданского протеста. Не
считаешь ли ты обязанным вернуть неравнодушному к политике Кортасару
долг, обозначив свою гражданскую позицию, и, может быть, повести умы
в некую «нужную» сторону?


Но «хронопы» уже ведут своих слушателей в нужную сторону.
И я уверен, что это единственно возможная сторона. Стопроцентно
правильная. Названия этой стороны (страны!) я не знаю, но там стоит
побывать.


Сегодня Начальство «милостиво повелеть соизволило» дать
некоторое послабление законодательству о политических партиях. Дорога
в активную гражданскую деятельность вновь открылась экзотическим
партиям – Партии любителей пива, например или, скажем,
Пиратской партии. Если бы кому-то пришло в голову создать некую
«Российскую партию любителей рок-н-ролла» и, может быть,
даже кто-то из музыкантов по каким-то причинам вош
ел
в ее
руководство,
насколько
привлекло бы твое внимание такое
движение?
Насколько осмысленной была бы деятельность такой партии и насколько
продуктивной? А если продуктивной, то в чем?


Я уже говорил о «Партии хронопов». Она существует уже
давно. Деятельность ее не слишком осмысленна, не слишком продуктивна.
Но деятельность остальных партий еще менее осмысленна и продуктивна.


Сегодня, странно это или нет, но время «призвало и
актуализировало» многих художников, которые активно участвуют в
политической жизни. В основном это писатели: Дмитрий Быков, Эдуард
Лимонов, Захар Прилепин, Александр Проханов, Валентин Распутин,
недавно ушедший Василий Белов, – список можно продолжать.
Отчего у нашего народа есть потребность спрашивать творцов искусства
обо всем – о жизни и смерти, о голоде и сытости, о политике и
аполитизме, и те просто вынуждены давать на все ответы, к которым
внимательно прислушиваются? Это оттого, что мы – особенно
культурная нация? Оттого, что к художнику у нас всегда было особое
отношение – как к шаману, как ведуну? Отчего «поэт в
России больше чем поэт»?


Художник и есть шаман. Он аккумулирует смыслы и выдает концентрат.
Однако у каждого из нас свои властители дум.

Из
предложенного списка я слежу за высказываниями Быкова и Прилепина, ну
еще, может быть, Лимонова, хотя обожая его как писателя, не разделяю
его убеждений. К остальным из списка вообще не прислушиваюсь.

Вообще,
сегодня нации явно не хватает властителей дум, пользующихся всеобщей
любовью. Сегодня время подмоченных репутаций —
может, это связано в большой открытостью
личной жизни любого из нас. А хотелось бы, чтобы властитель дум был
безупречен во всем.


Спасибо тебе за разговор и удачи — в том числе и с новым альбомом.

По теме
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.