16+
Аналитика
26.02.2020
С реалистичностью разработанных администрацией Нижнего Новгорода программ не все ладно.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
26.02.2020
Разница в стоимости проезда при наличном и безналичном расчете имеет положительные стороны, но это нарушение закона.
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
3 Декабря 2013
139 просмотров

Валерий Шанцев пошел на третий срок

На старт!

В последнее время в нижегородском обществе усилились
настроения ожидания, что действующий губернатор Валерий Шанцев, а вместе с ним
и, вероятно, члены его команды покинут кабинеты в нижегородском Кремле. И
областью будет руководить другой человек с другой командой. Изменится ли, если
такое произойдет, что-то для региона к лучшему или нет — выводы об этом зависят
от степени оптимистичности человека, делающего такой прогноз.

Отчего вдруг в Нижегородской области стали ждать изменений в
высших эшелонах власти? Произошло это, на мой взгляд, в силу целого ряда
причин.

В первую очередь, это связано с тем, что нижегородское
общество устало от «стабильности». Можно упрекать Валерия Шанцева и его людей
во многом, можно многое ставить нижегородскому губернатору в заслугу. Однако
усталость от того, что время застывает в неподвижности и ничего ровным счетом
не меняется, наступает рано или поздно сама по себе. И с этим ничего не
поделать никакому политическому технологу, да и никакому действующему политику.
Таковы законы развития общества и даже физики: любое вещество устает,
испытывает на себе действие амортизации и требует перемен.

При этом сам губернатор Шанцев и его команда мало что сделали
для того, чтобы обновить созданную их руками систему власти. Или хотя бы
провести ее определенный ребрендинг. Валерий Шанцев и его люди по-прежнему
сильно закрыты для общества, они существуют в особом политическом измерении,
куда рядовым представителям общества, как и прежде, не достучаться, несмотря на
все показные прямые эфиры, в которых глава региона отвечает на вопросы
нижегородцев об их бытовых проблемах.

Собственно говоря, последний ребрендинг, который претерпела
региональная система власти, — это корректировка имиджа самого губернатора,
которую провела его пресс-служба после прихода в губернаторскую команду Романа
Скуднякова. Тот сосредоточился на усилении положительных моментов образа главы
области, постаравшись максимально очеловечить доселе замкнутого на себя
«пришельца из Москвы», сделать его «своим».

В определенной мере это сделать удалось. Правда, со временем
выяснилось, что у этого «движения навстречу людям» есть свои пределы. И, в
частности, губернатор, как и прежде, предпочитает хранить молчание практически
по всем значимым проблемам Нижегородской области, начиная от перестановок в
областном правительстве и заканчивая ужесточениями в социальной сфере. Среди
которых в первых рядах — ограничения в числе поездок для пенсионеров на
общественном транспорте и отказ от индексации социальных выплат в следующем
году.

Фактическая закрытость главы области не становится менее
очевидной на фоне увеличившегося потока пропаганды, одним из основных трендов
которой, парадоксальным образом, служит именно «информационная открытость»
руководителя области, его участие в блогах и тому подобное.

Фальстарт

Определенная политическая усталость и желание перемен — хоть
каких-нибудь! — приводит к тому, что любые намеки на перемены начинают
автоматически раздуваться до максимально возможного уровня, упав на благодатную
почву общественных ожиданий.

Еще год назад никто из наблюдателей не говорил о предстоящих
губернаторских выборах всерьез: перспективы 2015 года тонули в туманной дымке
неопределенностей на фоне того, что ситуация в стране поступательно менялась.
Жесткие рамки «стабильности» уже не казались такими жесткими и, по большому
счету, на фоне роста протестных настроений можно было ожидать чего угодно.

Общественный климат в нижегородском регионе ощутимо изменился
весной текущего года. 9 мая действующий губернатор встретился с ветеранами
войны возле Вечного огня в Кремле и задал им неожиданный вопрос: станут ли они
поддерживать его, если он решится на новый губернаторский срок? Те, как и
ожидалось, с энтузиазмом откликнулись на предложение губернатора, от которого
сложно отказаться, а аналитики получили новую пищу для размышлений.

Оказалось, что про новые выборы в нижегородском Кремле уже
думают, а поступок Шанцева показался не только пробным камнем, которым Кремль
собирался прощупать атмосферу общественных настроений, но и первым шагом
фактически стартовавшей предвыборной кампании. Хотя большинству и показалось,
что сделан этот шаг несколько преждевременно.

То, что губернатор в полный голос заговорил о новом сроке
своего правления, давало достаточно определенные основания думать, что этот
вопрос уже согласован в Кремле столичном. Который единственный имеет в
современном российском государстве прерогативу принимать окончательные решения.

Однако совсем скоро показалось, что все не так уж и просто:
состоялось пресловутое заседание Государственного совета, посвященное
капремонту и ЖКХ, на котором Владимир Путин ощутимо одернул Валерия Шанцева.
Словно бы один из них — то ли Шанцев, то ли сам Путин — позволил себе немного
лишнего и резкой реакцией ненароком приподнял плотную завесу кулуарности и
закрытости, укутывающую механизмы работы властной машины.

Разумеется, это событие сразу показалось нижегородскому
обществу если и не судьбоносным, то знаковым. Потекли разговоры и слухи о том,
что якобы Валерия Шанцева не желают принимать в столичном Кремле, а
окончательного решения, кто будет ставленником власти на следующую
нижегородскую губернаторскую пятилетку, пока так и не принято. И с той поры эти
пересуды фактически не прекращались до самого последнего времени.

Гонка за лидерами

Масла в огонь подливали политические процессы, происходящие
вокруг губернаторских персоналий в целом по России.

В какой-то момент стало очевидным, что вести показательную
борьбу с коррупцией Кремль намерен на муниципальном уровне. Кому-то грозили,
кого-то продолжают арестовывать до сегодняшнего дня. Это заставляло думать, что
Москва активно использует антикоррупционные поводы для зачистки муниципального
поля. И никто не может гарантировать, что завтра эти процессы не перекинутся на
региональный уровень.

При этом зачастили различного рода закрытые и полузакрытые доклады
о будущем российских губернаторов — пофамильно. Один из этих пресловутых
докладов совсем недавно был составлен фондом «Петербургская политика», а другой
и вовсе подготовлен специалистами президентской администрации. В этих докладах
говорится о том, что якобы от услуг ряда губернаторов верховная власть и вовсе
может в ближайшее время отказаться, а ряд других нуждается в переизбрании
досрочно: для того, чтобы оздоровить политическую атмосферу в своих регионах и
облегчить выполнение задач федеральной власти, из которых важнейшей является
самосохранение.

Перемена места работы вчерашнего губернатора Ивановской
области Михаила Меня вроде бы уже даже послужила сигналом: процесс перестановки
слагаемых в губернаторском потоке начался.

При этом в качестве знаков общество восприняло некоторые
события, произошедшие непосредственно в Нижегородской области. Так, например,
губернатор изменил состав областного правительства. И если приглашение в
заместители губернатора, заместители председателя правительства области Валерия
Назарова казалось логичным шагом со стороны Шанцева по усилению собственных
региональных позиций, то приглашение на подобную должность Евгения Люлина,
который никогда не был близок Валерию Шанцеву и явно представляет интересы
другого политического клана, выглядело двусмысленным.

Поэтому назначение на работу в нижегородском Кремле Люлина
расценили двояко: одновременно и как усиление губернаторской команды — и как
ослабление личных позиций Шанцева, которому якобы уготовили сменщика «при
действующем губернаторе».

Одновременно заговорили орудия политических противников
Валерия Шанцева. Депутат Государственной Думы РФ Дмитрий Гудков инициировал
информационную атаку на доверенного губернатору мэра Олега Сорокина — и на
члена ближайшего окружения Шанцева, Антона Аверина. При этом атаки и с той, и с
другой стороны очевидно имели адресатом самого губернатора, человека,
ответственного в регионе за все, а уж тем более — за людей, которых подбирал в
руководство высшего звена.

А в начале осени регион потрясла газета «Украденная область» —
и стало ясно, что политические противники Шанцева пробуют оружие из арсенала
«черного пиара».

Медали без борьбы

Все эти в той или иной степени значительные или
малозначительные события при желании можно было попытаться сложить в одну
картину. Картина получалась вроде бы как такая. Регион устал от сохранения
статуса кво, верховная власть колеблется или просто не спешит с решением, а сам
губернатор по некоторым признакам уже не уверен в том, что останется в
Нижегородской области надолго.

К последним наблюдатели отнесли то, что губернатор стал
склонен принимать решения, имеющие деструктивный характер в электоральном
смысле. Иными словами, его действия все явственнее обнаруживают, что поддержкой
избирателей Валерий Шанцев вроде бы как особенно и не озабочен.

Так, например, можно оценить торпедирование социальной сферы,
которое предпринято областным правительством. Здесь и постановление о «39
попугаях», и замораживание индексации социальных выплат, и упорное нежелание
губернатора избавляться от тех членов собственной команды, которые продолжают
оставаться на острие критики, и информационная закрытость региональной власти
на фоне пропаганды ее якобы открытости — и многое другое.

При этом бюджет региона на грядущую трехлетку был сверстан разбалансированным.
Социальные расходы сокращаются, финансирование столь краеугольных сфер, как
сельское хозяйство, малый и средний бизнес, промышленность явно оставляет
желать лучшего, растут расходы на содержание армии чиновников высшего звена в
комфортабельных условиях, а главное — огромные средства направляются на оплату
излюбленных нынешней региональной командой мега-проектов. И все это — на фоне
существенного роста государственного долга региона.

Эти процессы дали основание критикам говорить о том, что якобы
Валерию Шанцеву уже все равно, что будет с Нижегородской областью дальше: кто и
как будет платить по счетам, какие перекосы возможны в экономике, а главное —
кого и когда выберут или назначат губернатором на ближайший срок. Главное — это
запустить гигантские стройки, а там будь что будет, потоп так потоп.

Олимпийские резервы

Как ни парадоксально это выглядит, но мне кажется, что на
усиление позиций Валерия Шанцева в Нижегородской области повлияло общее
ухудшение ситуации в стране.

Погрязшие в долгах бюджеты стали общей бедой российских
регионов. При этом в стране на официальном уровне диагностирована рецессия,
которая в любой момент способна перейти в стагнацию. А общемировые кризисные
процессы, как выяснилось, отнюдь не склонны сходить на нет, скорее, наоборот.

Политическая же сфера также далека от идеала: все усилия
власти уходят на лихорадочное поддержание установленного режима в устойчивом
положении. Оппозиционная активность не рассосалась, а братская Украина подает
пример ее усиления. В обществе на фоне ухудшения условий жизни (при том, что
чиновничья каста живет, напротив, все лучше) нарастает молчаливый протест.

При этом у государства есть и собственные мега-проекты, в
которых оно погрязло, истощая ресурсы. Нужно вбросить в общество
Олимпиаду-2014, которую в руководстве страны мыслят как своеобразную «духовную
скрепу» — за неимением других «духовных скреп».

В этих условиях не следует раскачивать региональные лодки,
менять на переправе коней, а целесообразнее всего обратиться к тем, кто, по
мнению власти, способен удержать ситуацию под максимально возможным контролем.
Думаю, что нижегородский губернатор Валерий Шанцев также числится в списке
подобных кадров.

Этим и объясняется, скорее всего, то, что согласие столичного
Кремля на новый губернаторский срок для Шанцева, вероятно, все же было дано.
Сигналом к тому послужили неслучайные слова самого губернатора, произнесенные
на встрече с нижегородскими блогерами. Отвечая на вовремя заданный вопрос,
Валерий Павлинович сказал: «Мои полномочия заканчиваются в августе 2015 года. Я
пока еще чувствую себя нормально, желание работать есть. Изберут меня в 2015
году — буду работать».

Таким образом, давайте считать диалог Шанцева с ветеранами
весной этого года если не фальстартом губернаторской гонки, то ее пробным камнем.
По-настоящему кампания по избранию Валерия Шанцева губернатором Нижегородской
области на новый срок началась сегодня.

По теме
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
Подборка