16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
14 Марта 2005 года
294 просмотра

Верный ответ на грузинский ультиматум

Грузинский парламент единогласно принял постановление «О российских военных базах, дислоцированных в Грузии». Это воистину революционный документ. Впервые в новейшей истории Россия столкнулась с неприкрытым шантажом, базирующимся, как и положено подобным действиям, на крайне зыбком правовом основании.

В постановлении парламента говорится, что «из-за неконструктивного подхода Российской Федерации до сих пор не выполняются обязательства, взятые Россией на основании совместного заявления Стамбульского саммита», тогда как «российские военные базы не имеют никакого юридического статуса для нахождения на территории Грузии». Однако такая интерпретация стамбульских договоренностей 1999 года неверна (кстати, каковы бы они ни были, Государственная дума их не ратифицировала; вынос соглашений «на Думу» с последующим оглушительным «прокатом» стал бы адекватным ответом на грузинскую эскападу и позволил бы начать переговоры с чистого листа). Считается, что в их рамках Россия якобы взяла на себя обязательства вывести базы из Грузии до 31 декабря 2003 года. На деле же существует лишь российско-грузинское соглашение — приложение №14 к решению по ДОВСЕ, в котором указывается, что Москва и Тбилиси ведут переговоры «о сроках и порядке функционирования российских военных баз в Батуми и Ахалкалаки и российских военных объектов на территории Грузии». Как видим, никакой конкретики.

Ее произвольно внесли грузинские парламентарии. Согласно документу, если стороны не достигнут двустороннего соглашения по выводу российских военных баз до 15 мая 2005 года, Тбилиси потребует от российской стороны «прекратить свое военное присутствие в Грузии» до 1 января 2006 года. И если с Россией не удастся договориться «по конкретным, разумным и приемлемым для грузинской стороны срокам вывода баз, исполнительной власти Грузии поручается в предусмотренных законом рамках принять «соответствующие меры» в их отношении. Меры скрупулезно расписаны. Министерство иностранных дел Грузии должно приостановить выдачу въездных виз для российских военных. Минфин — установить задолженность российских баз и объектов на территории Грузии и расценить ее как государственный долг России (в 2002 году таких «долгов» насчитали без малого три четверти миллиарда долларов). Министерствам обороны и внутренних дел поручено разработать и обеспечить специальный режим передвижения по территории Грузии личного состава российских вооруженных сил, техники, вооружения и принадлежащих им грузов, а также осуществлять контроль за ними. Грузинские парламентарии нашли дело даже для министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов — оно должно «подсчитать и оценить экологический ущерб, нанесенный деятельностью российских военных баз».

При этом до 1 января 2006 года российские военные базы в Грузии должны функционировать в режиме вывода. Деятельность их в другом режиме — с сохранением боеспособности, проведением боевых учений, ротации и так далее — «категорически неприемлемо для грузинской стороны». Напомним, что ранее в таком духе с Россией разговаривал разве что лидер Народного фронта Грузии, ультранационалист Нодар Натадзе, пользующийся репутацией не вполне адекватного деятеля даже в самом грузинском политикуме. Так, в начале прошлого года он заявил, что население и политические партии Грузии готовы на любые действия, чтобы заставить Россию вывести свои военные базы с грузинской территории и не исключил, что в расположении российских войск в Батуми и Ахалкалаки могут быть совершены диверсии. Тогда грузинское руководство назвало слова Натадзе его сугубо частным мнением. За прошедший год официальный Тбилиси, похоже, существенно эволюционировал в сторону воззрений батоно Нодара.

«Наша позиция ясна как день, — заявил президент Грузии Михаил Саакашвили. — С одной стороны, российские базы должны выйти. С другой, у нас еще есть полтора месяца — срок, в течении которого мы условились с русскими договориться о чем-нибудь. Так что посмотрим — может быть, мы сможем достичь соглашения в течении этих полутора месяцев». Не отстает от соратника по «революции роз» и председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе. Несмотря на то, что позавчера она тоже уговаривала коллег подождать пару месяцев, грузинский спикер — убежденный противник наших баз. Выступая 26 февраля в эфире «Рустави-2», калбатоно Нино рассказала, как на венской сессии ПАСЕ встретилась с российским коллегой Борисом Грызловым и «открыто сказала ему: если в ближайшее время Грузия и Россия не договорятся о выводе российских военных баз с грузинской территории, парламент и другие ветви власти объявят базы вне закона» (интересно, что имелось в виду? Может быть, российских военнослужащих планировалось отстреливать, как в свое время американских индейцев?).

Интересно, что такое неприятие Тбилиси вызывают исключительно российские военные базы. Вносить в «большой» российско-грузинский договор пункт об отказе от размещения в Грузии баз иных государств руководство страны категорически отказывается. «Что касается вопроса размещения на территории Грузии баз других стран, на что делает акцент Россия, то этот вопрос решать грузинской стороне и российская сторона не имеет права в это вмешиваться», — подчеркнул, например, в середине февраля заместитель министра иностранных дел Грузии Мераб Антадзе. «Мы предпочитаем, чтобы на нашей территории не было баз иностранных государств, но это не является предметом договора России и Грузии», — поддержала его Нино Бурджанадзе. Такой закон, считает она, возможно, будет принят парламентом, «если мы увидим, что Россия действительно наш партнер и никакой угрозы от нее не исходит». А может, и не будет: душа наших грузинских друзей — потемки. Во всяком случае, рассчитывать на эти расплывчатые обещания Москве точно не стоит. А вот готовиться к официальному появлению вблизи наших границ натовских солдат, пожалуй, самое время.

К сожалению, Россия сама не имеет четкой позиции по вопросу вывода баз. «Язык ультиматума, шантажа и давления неприемлем при рассмотрении данного вопроса, — вяло прокомментировал происходящее начальник пресс-службы Минобороны РФ полковник Вячеслав Седов. — Мы не можем выводить войска в чистое поле, для этого предварительно требуется создать необходимую инфраструктуру на территории России». Но разве это подходящий аргумент? Кого вообще волнуют наши проблемы?

Москва до сих пор не определилась даже по срокам. Если два года назад Минобороны твердило об одиннадацати необходимых для вывода баз годах, то к прошлогоднему февральскому визиту в РФ Михаила Саакашвили этот срок, без всяких объяснений, сократился уже «до не менее пяти лет». Теперь же речь идет о выводе их «не ранее чем через три-четыре года», как заявил на днях начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ генерал-полковник Анатолий Мазуркевич. За это председатель парламентского комитета Грузии по внешним связям Константин Габашвили одобрительно похлопал его по плечу — это, мол, более реалистично. Одновременно, впрочем, «наехав» на Бориса Грызлова, заметившего, что принципиальным для России является вопрос компенсаций за оставляемое в Грузии российское военное имущество. «Непонятно, почему Грузия должна платить России за двухвековое господство на нашей земле«, — заявил Габашвили. И по-своему он прав. Как еще можно разговаривать с государством, для которого принципиальными являются какие-то там «компенсации» за откровенное национальное унижение?

Ранее тот же г-н Габашвили заявил, что за пребывание на своей территории российских военных баз Грузия может потребовать от России несколько сот миллионов долларов (она, пожалуй, еще потребует). И, как несколькими днями ранее президент Молдавии Владимир Воронин, батоно Константин, откровенно смеясь над Россией и ее бессильными потугами сохранить былое влияние на постсоветском пространстве, категорически исключил возможность принятия российским руководством решения о депортации грузин из России. Как, впрочем, и инициирование Госдумой вопроса о принятии Абхазии и Южной Осетии в состав РФ. Что в Молдавии, что в Грузии — без обид, не самых промышленно развитых и самодостаточных государствах бывшего СССР — просто-напросто не верят, что Москва возьмет да и ответит ударом на удар. Вы нам ультиматум по базам — мы вам запрет (хотя бы квартальный) на отправку в Грузию денежных переводов. Если учесть, что, по некоторым оценкам, ежегодный объем переводов из России составляют еще один государственный бюджет Грузии, ответ получится не слабым. А главное — адекватным. Нас не трогай, и мы не тронем. Иначе — извиняйте. Извольте вести себя вежливо.

Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять, с какой целью расставлялись когда-то эти базы вдоль советско-турецкой границы. Гюмри, Ахалкалаки, Батуми, Гудаута… Первой, расквартированной в дружественной (пока) Армении ничего не грозит (кстати, именно туда уже была перевезена часть российского военного имущества). Гудаутская, как и Вазианская, уже выведены. Санкции грузинского парламента касаются 12-й военной базы в Батуми (Аджария) и 62-й в Ахалкалаки (Джавахетия). Положа руку на сердце, они и в самом деле давно потеряли былое военное значение, являясь базами только номинально. Возможно, России и вправду пора перестать цепляться за них, а вместо этого — тихо-мирно вывести их в те же Южную Осетию с Абхазией, к реальной российско-грузинской границе. Цхинвал уже неоднократно предлагал Москве осуществить такой маневр. После этого вопрос о воссоединении Северной и Южной Осетии в составе России, как и об установлении между Абхазией и РФ ассоциированных отношений, наверняка решился бы гораздо быстрее и проще. Вот только осмелится ли на все это Кремль? Ведь для этого нужен не столько политический расчет, сколько политическая воля…

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.