16+
Аналитика
28.02.2020
Кто-то положил в карман семь с лишним миллионов рублей, что-то сделал.
28.02.2020
Он довел здание гостиницы до состояния, когда восстановление невозможно.
27.02.2020
Чиновница администрации Нижнего Новгорода на ровном месте создала проблему.
27.02.2020
Нижегородские перевозчики могли формально избежать нарушения закона, просто перепечатав билеты.
26.02.2020
С реалистичностью разработанных администрацией Нижнего Новгорода программ не все ладно.
26.02.2020
Разница в стоимости проезда при наличном и безналичном расчете имеет положительные стороны, но это нарушение закона.
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
25 Марта 2014
133 просмотра

Винтик репрессивного механизма

К «делу 15 сентября» неприменимы термины, которые используются
по отношению к нормальному правосудию, где есть обвинение, защита, независимый
суд.

Обвинение, которое формально представлено сотрудницей
прокуратуры, настроено безразлично, зачитывая заготовленный текст, как пономарь,
плохо знающий церковнославянский, зачитывает псалтырь. Но обвинение здесь
абсолютно излишне – эту функцию отлично выполняет судья Шутов. Это было ясно с
самого начала процесса – судья сам формулирует за обвинителя все позиции,
которые касаются ответственности Юрия Староверова за якобы причиненную омоновцу
Лебедеву боль.

В этом отношении у меня нет никаких оснований сомневаться, что
судья Шутов (которого я поостерегся бы награждать этим высоким званием) намерен
вынести обвинительный приговор. А если учесть обстановку в стране, ту истерию,
в которой мы сейчас живем, приговор, который вынесен по «болотному делу», то
есть все основания опасаться, что приговор будет связан с реальным лишением
свободы. Конечно, я очень хотел бы ошибиться.

И это никак не зависит от правовой позиции сторон. Мы
приобщили к делу экспертизу, где есть раскадровка всей видеозаписи, использованной
обвинением. По каждому кадру эксперт расписал, где что находится – и ни на
одном кадре рука Староверова не находится на шее сотрудника полиции. Судья
Шутов снизошел до того, чтобы приобщить это доказательство к материалам
следствия, но заявил, что не будет принимать его во внимание: «Может, вы там
вырезали что-нибудь, мы ж не видели, как вы делали экспертизу. А я видел
на видеозаписи, что Староверов обхватывает силу сотрудника полиции». Я
спрашиваю: «Ваша честь, на какой минуте?». «А не важно, на какой
минуте!». То есть, понятно, что судье поставлена задача вынести обвинительный
приговор. И этот приговор, несомненно, будет вынесен при любом исходе событий.

От кого исходит заказ на такое решение? Судя по тем
документам, которые у нас есть на руках, по материалам дела, заказ (об этом
очень хорошо написал
в «Новой газете» Захар Прилепин) исходит как минимум, от Шаева, начальника
Главного управления МВД по Нижегородской области. Есть ли более высокие
заказчики дела, я сказать не могу, но думаю, есть.

Процесс против Староверова укладывается в рамки стратегии,
разработанной по «болотному делу». «Дело 15 сентября» — это мини-«болотное дело»,
филиал московского беспредела, именно с таких позиций и надо его оценивать.

Начальный «пинок» был с самого верха. Другой вопрос –
насколько сейчас это дело находится на контроле центра, на сколь высоком
уровне. Но понятно, что здесь судья Шутов здесь используется в качестве винтика
репрессивного механизма, играет свою роль, которая никак не соотносится с
высоким званием судьи.

Вопрос об эффективности подобных действий власти и
правоохранителей, скорей, философский. Любой авторитарный и тем более
тоталитарный режим – а мы последние месяцы стремительно дрейфуем от первого ко
второму – использует репрессии, в том числе фабрикацию уголовных дел в качестве
инструмента давления.

Насколько это может быть эффективно в нашем российском контексте?
Власть ставит задачу напугать людей, заставить их отказаться от своей позиции.
Думаю, что таких, как Староверов, они не запугают точно. Но кого-то отказаться
от борьбы, конечно, удастся. Тем более что у власти сегодня нет никакого мотива
изображать из себя «белых и пушистых» перед внешним миром. Раньше такой
сдерживающий фактор у власти был, но на Украине, в Крыму Путин свое «лицо»
показал, поэтому у него сегодня руки развязаны.

Жесткие репрессии в краткосрочной перспективе могут быть
достаточно эффективны в борьбе с оппозицией. Но, как и любое «законопачивание
дыр в кипящей кастрюле», в конце концов это приводит к совершенно обратному, но
достаточно предсказуемому результату.

По теме
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
Подборка