16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
22 Марта 2007 года
185 просмотров

Власть не понимает мотивации людей, которые выходят на улицы

Власти очень настороженно относятся к запланированному на 24 марта проведению в Нижнем Новгороде Марша несогласных и к деятельности «Другой России». Учредитель Института национальной стратегии Станислав Белковский побывал в городе незадолго до запланированной акции и в интервью ИА «АПН – Нижний Новгород» ответил на вопросы о марше и о «Другой России».

— Станислав Александрович, почему власти с таким ужасом воспринимают Марш несогласных и пытаются всячески воспрепятствовать его проведению? В Нижнем Новгороде и с расклейщиков объявлений о марше сняли отпечатки пальцев, и в прокуратуру вызвали редакторов СМИ, поднявших тему проведения Марша несогласных, и тираж газеты, посвященной предстоящей акции, изъяли.

— Потому что власть не понимает мотивации людей, которые выходят на улицы и организуют Марш несогласных. Власть считает, что человек выходит на улицу только за деньги или, в крайнем случае, за бутылку пива и батон колбасы. Когда люди выходят на улицу просто так (а власть знает это, хотя пытается пропагандировать обратное), то, с ее точки зрения, человек, у которого нет мотивации, способен на все, что угодно: он не подчиняется той логике, которую власть задает для самой себя и своих подданных. Вот почему она так боится.

И акция в Санкт-Петербурге показала, что способность власти сопротивляться Маршу несогласных не очень велика.

— Как вы оцениваете политические перспективы «Другой России»?

— «Другая Россия» изначально была создана как переговорная площадка, на которую могут придти люди самых разных взглядов, объединенные только одним – неприятием нынешней власти, и договориться о том, каковы их требования к следующему президенту России, каков механизм его выдвижения.

Я думаю, если «Другая Россия» будет поддерживать этот статус переговорной площадки, то перспективы ее очень позитивные. Если же «Другая Россия» захочет стать самой по себе партией, выдвигающей следующего президента России, то это ослабит ее нынешние позиции в обществе. Это было бы глубоко неправильно.

Сейчас внутри «Другой России» есть разные точки зрения на эту тему, но я думаю, что она будет идти в правильном направлении. «Другая Россия» уже стала важным системообразующим фактором в нашем обществе, и об этом свидетельствует хотя бы реакция властей на Марш несогласных.

— Насколько широкие слои населения, по вашему мнению, затронуты неприятием нынешней власти?

— Я считают, что затронуты самые широкие слои населения. Еще полтора года назад я сказал, что Путин стал из «президента надежды» «президентом терпения». То есть надежды на Путина рухнули еще в 2005 году. Другое дело, что при отсутствии альтернативы, при отсутствии политической системы, которая позволяла бы этой альтернативе выйти на авансцену и ярко заявить себя, при отсутствии доступа к средствам массовой информации, при отсутствии доступа к выборам для оппозиции, при отсутствии честного подсчета голосов — процесс терпения Путина затягивается. Но никакое терпение не бесконечно.

Я недавно смотрел на НТВ программу Владимира Соловьева «К барьеру!», в которой соперничали околокремлевский политолог Сергей Марков и Константин Боровой. Безусловно, кандидатура Константина Борового как оппонента околокремлевского политолога была выбрана идеально: Боровой, во-первых, не блещет разумными способностями, а во-вторых, то, что он говорит, категорически неприемлемо для 99 процентов населения России. Тем не менее, Боровой победил, даже несмотря на то, что Соловьев подыгрывал Маркову. Это говорит только об одном – что терпение закончилось. Любая властная риторика уже воспринимается негативно, даже независимо оттого, что оппонент этой властной риторики может выглядеть откровенно карикатурно, как Боровой в программе Соловьева.

Ресурс терпения подходит к концу, и Россия входит в сложную и опасную эпоху, когда любая альтернатива власти будет восприниматься положительно. Это не только хорошо, но и плохо (есть такая хорошая поговорка, что пить водку не только вредно, но и полезно). Власть дискредитирует себя таким образом, что к власти могут прорваться любые авантюристы и аферисты.

Задача «Другой России» уже не только в том, чтобы раскрыть народу глаза на существующую власть, что более-менее уже произошло, причем, не только благодаря усилиям «Другой России», а может быть — и не столько. А в том, чтобы сформировать реальную дееспособную и ответственную альтернативу. Вот это для современной России очень важно.

— Эта альтернатива не рассыплется, если «Другая Россия» добьется какого-то результата, а потом заиграют амбиции, потому что лидеров там много?..

— Амбиции уже играют. Они, безусловно, опасны.

Я считаю, что на сегодняшний день круг потенциальных кандидатов в президенты от «Другой России» более-менее понятен. Их трое: это Михаил Касьянов, это Виктор Геращенко – бывший председатель Центробанка и новая звезда федеральной политики, открытию которой я лично очень рад, — это Сергей Гуляев, который был фактическим лидером питерского Марша несогласных и, с одной стороны, принадлежит к националистическому лагерю, с другой – к либеральному, с третьей стороны – является едва ли ни единственным на сегодня оппозиционным политиком в стране, у которого безупречная биография: ему нельзя инкриминировать никакую вовлеченность в коррупционные схемы власти за последние 15 лет.

В то же время я не исключаю того, что нынешняя бюрократия способна поддержать не тех людей, которые упоминаются в качестве официальных путинских преемников, а некоторого более-менее вменяемого кандидата, нормально относящегося к лагерю власти. И в этом диалоге между кандидатом, нормально относящимся к лагерю власти, и единым оппозиционным кандидатом, которого поддержит «Другая Россия», и должна быть сформирована следующая российская власть.

В любом случае, следующий российский президент формально, номинально будет преемником Владимира Путина. Вопрос лишь в том, какую идеологию он будет исповедовать и с какой программой он придет к власти. Скорее всего, это будут идеология и программа, кардинально отличающиеся от идеологии и программы Путина. Но он, тем не менее, будет преемником, потому что в России есть традиция монархической передачи власти, и значит, любой следующий президент должен быть готов к тому, что в таком режиме и формате он должен будет перенять у действующего президента верховную власть в стране.

Беседовала Татьяна Елькина  

По теме
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.