16+
Аналитика
02.06.2020
Опытный политик Исаев не захотел руководить районом в период смены городской власти.
03.06.2020
В ближайшие месяцы предстоит смена глав некоторых районов Нижнего Новгорода.
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
29 Июня 2005 года
71 просмотр

Время придворных партий

Иван Юдинцев, политолог:

В разговорах о партиях все заметнее тенденция противопоставлять партии как организационное выражение той или иной идеологии и партии как политические проекты, цель которых сводится к мобилизации голосов избирателей для прохождения в парламент вполне определенных групп людей. В принципе, такое противопоставление понятно и вполне обоснованно. Действительно, нынешние российские партии существенно отличаются от партийных моделей, нарисованных в учебниках политологии. Действительно, в современной России для многих партийных лидеров собственное трудоустройство на верхних этажах власти оказывается если не единственной целью, то, по крайней мере, задачей более приоритетной, нежели выражение социальных интересов своих избирателей.

И если смотреть на перспективы развития партийно-политической системы именно с этой точки зрения, то выводы окажутся пессимистичными. Придется признать, что ведущие партии снова мало пекутся об идеологии, и что распространение партийной борьбы за мандаты на региональный уровень только ухудшит эту ситуацию, потому что теперь и низовые звенья станут инструментами перераспределения рабочих мест в представительных органах.

Еще менее светлым видится партийное будущее через призму новых законов и законопроектов. Хотя я бы подчеркнул, что в фактическом удалении политических партий с телеэкранов нельзя винить только правящую партию. Было бы очень непросто зачистить эфир от ярких персонажей, готовых на все, только бы сказать людям правду. Только вот в рядах парламентской оппозиции не нашлось новых Сахарова, Ельцина, Собчака.

Если бы нынешние парламентские дебаты напоминали Съезды депутатов и заседания Верховного Совета рубежа 80-х-90-х, вряд ли удалось бы так легко свернуть присутствие оппозиции на ТВ. Но когда вся оппозиционность сводится к чтению по бумажке старых коммунистических тезисов, то зритель сам переключается на спортивный или музыкальный канал. Единственные, кто быстро и точно сориентировался в меняющейся ситуации, — это Жириновский с Митрофановым, которые от пространных эмоциональных речей a la Фидель Кастро перешли к 30-секундным репликам, каждая из которых может рассматриваться как самостоятельный ролик и гарантированно попадает в выпуски новостей.

Правая же думская оппозиция подписала свой приговор еще в начале работы Думы прошлого созыва, когда, выражая недовольство по поводу сепаратной дележки портфелей центристами и коммунистами, правые ушли из зала. Это была очень серьезная ошибка, которая, однако, точно отразила настроение правой фракции. Избиратели, поддержавшие СПС, ждали, что в Думе появятся ораторы, которые будут на протяжении четырех лет без устали говорить то же, что говорили во время избирательной кампании. Но вместо этого увидели пустые кресла. В тот момент правые сами отказались от права слова. Они оказались морально не готовы именно к роли оппозиции, которая регулярно остается в меньшинстве, и единственное право которой – это право слова с парламентской трибуны и с телеэкрана.

Но все-таки на ситуацию возможен и взгляд под несколько иным углом. Для этого надо просто самим осознать, что партии – это действительно не только конкретные лидеры, но все-таки еще и идеология. И тогда сразу станет очевидно, что с экранов и с политической арены вытеснены привычные лица, но не привычные идеи. Актеры сменились, но роли остались.

Оппозиционная идеология – и правая, и левая, — все равно пробивается и все равно пробьется. Другое дело, что политические партии перестают быть демократическими и становятся придворными. Это тоже известная модель. При дворе тоже всегда идет борьба за власть, только эта борьба не публичная, не регламентированная законами, и исход ее зависит от воли одного лица или небольшой группы лиц, а не от волеизъявления народа. Так было при королях и императорах, так было в советские времена. Михаила Горбачева, который изменил страну и мир, на вершину власти вознесли отнюдь не избиратели. Стало быть, яркие лидеры могут подняться и по придворным каналам вертикальной политической мобильности. Правда, при этом не совсем уместны разговоры о демократии.

Думаю, что такая система строится кем-то сознательно и целенаправленно. Не так давно была даже предпринята попытка позиционировать часть депутатов, входящих во фракцию большинства, как «правое крыло» этой фракции. Попытка неудачная, но показательная.

Между тем, правое крыло у правящей элиты действительной есть. Министр Греф позволяет себе на заседаниях Правительства заявлять, что не удастся вдвое увеличить ВВП в отведенный на решение этой задачи срок, руководитель федеральной службы Швыдкой грозится подать в суд на своего начальника, тележурналист и член Президентского совета Соловьев задает в эфире неудобные вопросы представителям партии власти. Конечно, мы привыкли к большей свободе и к другим правилам игры. Но при нынешней системе и названные примеры оказываются вольтерьянством.

Нравится нам это или нет, но факт остается фактом: нынешние партии перестали быть самым эффективным инструментом борьбы за власть и за теплые кресла. Многие нынешние государственные руководители трудоустроились не потому, что их поддержали избиратели. Как следствие, элиты утратили интерес к партийному строительству. Впрочем, это не совсем следствие. Правильнее сказать, что нежелание элит участвовать в партийном строительстве и стагнация самого партийного строительства – это две стороны одной медали.

Долго ли это продлится? До тех пор, пока будущее политиков снова не будет поставлено в зависимость от народной поддержки. А это случится при смене президента. Те, кому не удастся попасть в преемники, станут апеллировать к народу и кричать на площадях о демократии в разноцветных шарфиках. И у нас снова появится оппозиция, и снова начнется партийное строительство.

По теме
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.