16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
20 Октября 2005 года
190 просмотров

Все вопросы будут задавать губернатору

Проект бюджета Нижегородской области на 2006 год, утвержденный областным правительством, уже начали обсуждать в комитетах Законодательного собрания. По словам заместителя губернатора по экономическому планированию Владимира Иванова, за последние годы правительство впервые сформировало бездефицитный бюджет. Доходы областного бюджета равны расходам и составляют около 32 миллиардов рублей.

«АПН-Нижний Новгород» представляет вниманию читателей интервью губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева на тему «Областной бюджет на 2006 год», прозвучавшее 21 сентября 2005 года в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Нижнем Новгороде.

Будем биться, чтобы выполнить план

— В доходной части бюджета Нижегородской области заложено поступление дополнительных средств из федерального бюджета. Существуют ли трудности в получении этих средств? Может ли область их не получить?

— Точных сведений о размере дополнительных федеральных средств мы пока не имеем, потому что бюджет Российской Федерации рассматривается в трех чтениях – он появится только к концу ноября. Для нас в нем, в соответствии с формулами и правилами бюджетного выравнивания, заложено около миллиарда рублей. На сегодняшний день этих средств по 2005 году мы получили более 800 миллионов. То есть, опираясь на практику, опираясь на формулы, на правила, на межбюджетные отношения, мы вправе рассчитывать на этот миллиард. Мы его разместили в доходной части, но формально его сегодня нет. Поэтому трудность – только в официальном решении, которое будет принято. Если придет денег меньше миллиарда, значит мы будем обязаны найти дополнительные доходы. Но в любом случае, бюджет Нижегородской области будет бездефицитным. 

— Более того, рост доходов в будущем году, по сравнению с 2005 годом, составит более пяти миллиардов рублей. За счет чего Вы ожидаете увеличение доходной части?

— Во-первых, изменились некоторые правила игры: часть налогов с федерального уровня передана на уровень субъекта Российской Федерации. Мы это все просчитали, и получилось, что миллиард с небольшим поступает за счет того, что за нами закрепляются новые источники доходной части бюджета. Одновременно с этим, за счет инфляционного процесса, мы получаем 96 миллионов в минусе. Вычитаем, и получается, что миллиард – это наша прибавка за счет того, что появляются новые источники. А четыре миллиарда – это результат повышения эффективности реального сектора экономики и темпов роста валового продукта внутри нашего региона. Эти темпы мы закладываем на уровне 15 процентов, что выше, чем в среднем по России. Но у нас сегодня есть полная уверенность, что нам надо это делать. И если говорить о росте доходной части, то по областному бюджету она составит 26 процентов – это опять выше, чем в среднем по России, выше, чем в Москве (в Москве будет рост на уровне 14 процентов). Но, поскольку мы очень сильно отстаем в бюджетной обеспеченности региона, мы берем на себя выполнение напряженного плана, за который будем биться.

Это доходы, которые достанутся нам трудно, но если мы сегодня их себе не запланируем, не будем бороться за эту доходную часть, а будем ждать каких-то дополнительных доходов – мы не сможем уже с 1 января начать нормальную работу. Получив дополнительные средства, мы будем вынуждены организовывать аварийные работы, а они, как правило, обходятся в два раза дороже. Я не хочу этого делать, я слишком давно работаю, чтобы по пустякам тратить деньги.

Согласился на высокие тарифы – плати по ним

— Один из Ваших замов Владимир Иванов сказал, что бюджет будущего года будет жестким по всем статьям, за исключением статьи расходов на коммунальные услуги…

— Будем говорить, что облбюджет давно уже стал жестким, потому что низкая бюджетная обеспеченность гарантирует только выполнение текущих расходов. А что такое текущие расходы?

Во-первых, это обязательная заработная плата. В этом году мы нашли ресурс, деньги, которые можно использовать на повышение зарплат бюджетникам. Вместо 11 процентов, мы уже в этом году повышаем бюджетникам  зарплату на 20 процентов. Эту же величину, эту пропорцию оставляем и на будущий год. Поэтому в 2006 году этот рост будет продолжаться. Одновременно мы должны выполнить законы Российской Федерации и в полтора раза увеличить зарплату в следующем году. Мы и на это заложили деньги, они у нас в бюджете есть. Это первая главная статья расходов, потому что если людям сегодня, при нынешнем росте цен, не повышать зарплату, то у нас не будет ни учителей, ни врачей, ни социальных работников, ни работников культуры, спорта… А тогда как же будет жить население?

Во-вторых, текущие расходы – это коммунальные платежи. Мы должны и обязаны всем тем, кто нам поставляет коммунальные услуги, заплатить по тарифам, которые мы же сами утверждаем, в полном объеме. В предыдущем  году закладывали эти расходы на уровне 80 процентов. Я считаю, что это неправильно, потому что тем самым копятся долги, и у энергетиков появляется возможность отключить нас от тепла, от горячей воды, что, кстати, в области делают регулярно.

— Бывает, да…

— Да. И поэтому я – категорический противник этого. Либо нам надо не соглашаться на увеличение тарифов, если мы считаем, что они завышены, и платить меньше денег по меньшим тарифам. Либо, если мы согласились на эти тарифы и считаем, что они экономически обоснованы, мы должны отдать деньги. Ну и остаются бюджетные средства на прочие расходы: на приобретение оборудования, на текущий ремонт…

Самое печальное для меня – то, что мы в этом бездефицитном бюджете не можем иметь серьезный бюджет развития, то есть бюджет на новое строительство. Если в Москве он – 80 миллиардов рублей на 10 миллионов жителей, то у нас – 180 миллионов на 3,5 миллиона жителей. Вы понимаете разницу? Но я твердый сторонник того, что текущие расходы должны быть обеспечены. А дальше – будем на следующий год закладывать рост экономики, для чего уже сегодня нужно вкладывать деньги. Будем наращивать бюджет развития.

— Валерий Павлинович, если вернуться к тарифам. Может, стоит их пересмотреть или Вы уже проанализировали их и считаете резонными?

— Вы имеете в виду тарифы в жилищно-коммунальной сфере?

— В первую очередь, но можем говорить и о тарифах на энергоносители и так далее.

— Тарифы на электроэнергию в основе своей определяются решениями федеральной тарифной комиссии. Предельные тарифы уже обозначены, и выше их Нижний Новгород, например, поднять не может. Для нашей области федеральная комиссия установила предельный уровень, и мы можем только ниже спускаться, но не поднимать. У этих тарифов очень низкий рост – на уровне 9 процентов (ниже уровня инфляции), поэтому здесь и маневра нет никакого.

Если говорить о тарифах на тепло, то да, я считаю, что они в Нижегородской области высокие. Но надо разбираться, потому что у нас большинство услуг по теплоснабжению идет от индивидуальных котельных, и они, конечно, имеют большую себестоимость этого тепла. Кроме этого, допустим, в Дзержинске люди говорят, что тарифы высокие. Да, но что делать, если ТЭЦ загружена всего на 60 процентов, а должна содержать свои основные фонды (в противном случае, когда увеличится нагрузка, она не в состоянии будет ее выдать). Поэтому у нее непроизводительные расходы на содержание резерва оборудования выше, и мы должны их оплачивать, потому что это мобилизационный ресурс области. Завтра мы захотим развивать промышленность, получать дополнительные доходы в бюджет, а у нас не будет для этого энергетики.

— Бюджет сохраняет социальную направленность, сохраняются все льготы для социально слабо защищенных граждан…

— Ни одной льготы не отменяем. Наоборот, все льготы индексируем и даем полный ресурс для того, чтобы эта льгота была помесячно обеспечена каждому, кто имеет на нее право.

— Будем надеяться, что бюджет пройдет согласование в ОЗС.

— Мы передали бюджет в Заксобрание и входим в процесс рассмотрения документа в трех чтениях. За это время подтянется и бюджет Российской Федерации. Так что, я думаю, мы уложимся в те сроки, в которые положено рассмотреть документ в Законодательном собрании.

Решен вопрос ремонта белорусской техники

— Валерий Павлинович, другой вопрос. В начале сентября состоялся первый белорусско-российский экономический форум в Минске. У Беларуси и нашей области давние дружеские отношения. Мы принимали участие и в работе этого форума. Вы возглавляли нижегородскую делегацию, встречались с президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко. Поделитесь, пожалуйста, итогами этой встречи.

— Я не организовывал участие Нижегородской области в форуме – оно было запланировано еще до моего прихода на пост губернатора. В Белоруссии впервые на российской национальной выставке была экспозиция Нижегородской области. Наши промышленные предприятия, предприятия других различных отраслей реальной экономики выставляли на стендах свою продукцию, показывали образцы. Я встречался и с председателем правительства Беларуси, и, конечно, с президентом. Александр Григорьевич уделил мне очень много времени. В основном мы беседовали о наших перспективах.

— Это была Ваша первая встреча с президентом Лукашенко?

— Нет, не первая. Я был председателем Совета делового сотрудничества Москвы и Беларуси. Мы за годы моего председательства в два с половиной раза повысили товарооборот и довели его до 6,5 миллиардов долларов. Кстати, если говорить о темпах, то Нижегородская область за это же время совершила такой же прорыв. В этом году ожидается товарооборот 300 миллионов, а всего два года тому назад он был всего лишь 100 с небольшим. Поэтому сама пропорция, без моего участия здесь, соответствует пропорции Москвы. Но объемы разные: 6,5 миллиардов и 300 миллионов – это большая разница.

— Назовите основные области сотрудничества.

— В основном, это обмен машинотехнической продукцией. Машиностроение, электротехника, поставка некоторых видов черных металлов. У нас же не сырьевая область, поэтому мы ни нефть, ни газ не поставляем. Покупаем мы у них тоже машинотехническую продукцию, в основном, сельскохозяйственные и строительно-дорожные машины. Эта техника в Беларуси хорошего качества и хорошего технического уровня.

С президентом мы договаривались, что сегодня надо увеличивать не только темпы, но и абсолютную величину нашего товарооборота. Поставили для себя рубеж – достичь миллиарда долларов. То есть более, чем в три раза повысить товарооборот нынешнего года. Это реально. Мы договорились о том, что на территории Беларуси нашим экспортерам будут созданы льготные условия. Их будут рассматривать не просто как пришлых людей, ставить их в условия не очень понятных и не очень прозрачных конкурсов, а будут рассматривать просто уровень цен, уровень качества, и если это соответствует их пожеланиям (а зачастую наши предложения лучше, чем сегодня есть на рынке Беларуси), то заключается договор. Так же и мы будем рассматривать белорусскую продукцию. Потому что нам нужна целая гамма сельскохозяйственных машин новой производительности, нового уровня качества, для того чтобы поднять сельское хозяйство.

Для нашей урожайности (сегодня мы на круг получили урожайность чуть больше 20 центнеров с гектара) белорусская техника наиболее эффективна. Есть хозяйства, где и свыше 50 центнеров с гектара собирают – там уже нужна техника немецкая и американская, потому что на этом уровне урожайности она дает больший эффект. А в основном, всем подойдет кормоуборочный комплекс «Полесье». Белорусы им хвалятся, и мы готовы его покупать. Но я им говорю: «Вы понимаете, наш люди пока боятся этих комплексов, по одной простой причине – нет технического обслуживания, нет сервиса». Чем немцы и американцы берут потребителя? Они одновременно с продукцией предлагают ему сервис. Прямо в поле приезжает техническая машина и решает все проблемы.

Мы договорились, уже сейчас люди приехали, что мы делаем сервисные центры по белорусской сельхозтехнике. Один – на севере Нижегородской области. Наверное, два – в центре и два-три – на юге. Тогда наши люди с удовольствием и в лизинг будут ее брать, и покупать будут.

В Белоруссии был принят целый ряд решений, для того чтобы мы подготовили проект нового соглашения на 2006 – 2010 год. Думаю, на ХХ юбилейном форуме «Россия Единая», который скоро пройдет на Нижегородской ярмарке, мы его подпишем. На этот форум ожидается прибытие представительной белорусской делегации. Будет хорошая экспозиция всего того, чем сегодня располагает Беларусь. Начнем этот миллиард товарооборота добывать.

Пытаюсь понять, в чем логика

— Спасибо, очень исчерпывающе. Возвращаясь к вопросу о финансах. За недолгое время Вашей работы на посту губернатора Вы встретились с представителями бизнеса, с банкирами, с депутатами Госдумы от нашей области, начали знакомство с предприятиями оборонно-промышленного комплекса. У меня сложилось впечатление, что Вы пытаетесь нащупать инвестиционный продукт, инвестиционную составляющую региона – то, что мы можем предложить на внешний рынок. Я права в своем ощущении?

— Не совсем так. Во-первых, мне действительно надо познакомиться с потенциалом области. Потенциал исторический и географический очень большой и привлекательный. Допустим, в логистике, которая сегодня является основой любого бизнеса: протяженность и плотность автомобильных дорог у нас в 3,7 раза превышает средний по России уровень. Это значит, что у нас больше дорог.

— Больше – не значит лучше, к сожалению.

— Ну, здесь поспорить надо,  сравнить с чем-то. Но в любом случае дороги есть, и их плотность в 3,7 раза выше средней по России. Плотность железнодорожных путей в 3 раза выше, чем в среднем по России. В Нижегородской области тысячи километров водных дорог. По логистике мы можем стать одним из российских центров, и не надо будет завозить всю продукцию на терминалы в Москву и уже потом распределять по всей России. Логистические центры – это очень хороший доход для области и хорошие условия для возникновения здесь бизнеса, который будет пользоваться услугами этих центров. А у нас даже на железной дороге до сих пор ни одного терминала не создано. Почему так?

— Это вопрос к железной дороге.

— Нет, не к железной дороге – это вопрос к тем, кто планирует развитие производительных сил в области, это, прежде всего, вопрос к губернатору. Мне сейчас нужно всеми этими вопросами заниматься. Я приезжаю на предприятия, мне и говорят: «Вот, мы вынуждены строить свои склады». Был бы логистический центр – производительность и эффективность предприятий сохранялась бы, но появился бы и дополнительный бизнес. Сейчас речь идет о том, чтобы увязать весь технологический процесс, всю экономику в масштабах области.

Мне не понятно, почему сельскохозяйственное производство ориентировано не на Нижегородскую область. Много зерна и продукции вывозится, но в то же время 40 процентов муки завозится к нам из Челябинска или Курска. Нижегородская область всегда себя кормила. Почему нельзя завязать крестьян, мукомолов, хлебопеков и торговлю, чтобы здесь крутился весь бизнес. Логистика будет лучше, она будет более эффективной. Меньше транспортных расходов – больше прибыль, больше налог на прибыль. А значит, больше будет та доходная часть в бюджете, о которой мы с вами говорили.

И я пытаюсь понять, в чем логика, зачем надо было губить свои мукомольные предприятия, доводить их до банкротства, чтобы потом завозить муку из других регионов. 

— Вы знаете, когда-то цена на зерно и формировалась именно на Нижегородской ярмарке.

— Да, Нижегородская ярмарка была карманом России.

Нижегородская область может вооружить всю российскую армию

— Возвращаясь к вопросу об оборонно-промышленном комплексе, — Вы будете искать возможности привлечь на наши оборонные предприятия госзаказы?

— Я твердо убежден и об этом говорю руководителям предприятий, что таких заказов, которые были во времена Советского Союза, уже не будет. Потому что не будет такой армии, большой, оснащенной страшным количеством танков, бронетехники и так далее. Армия естественным образом сокращается, она становится достаточной для того, чтобы обеспечить обороноспособность страны. Это все рассчитывается, и такого громадного заказа больше не будет. Поэтому я говорю: «Давайте не ждать, что кто-то к нам придет с государственным оборонным заказом, а в том, что распределяется, надо поучаствовать».

Я, например, считаю, что мы армию можем вооружить одной Нижегородской областью. У нас по всем видам вооружения есть хорошие объемы, хорошие технологии и кадры. Зарплаты у нас меньше, чем, допустим на оборонных предприятиях в Москве и Московской области, что тоже для себестоимости хорошо, да?

— Вы не предполагаете свернуть военное производство?

— Напротив. Зачем? Если это требуется нашим вооруженным силам, если это требуется на продажу вооруженным силам стран всего мира, и у нас это покупают, то зачем это сворачивать? Это высокопрофессиональный и очень дорогой продукт. Если он востребован, его обязательно надо продавать. Но одновременно с этим надо понять, что наши мощности оборонным заказом, даже если принять возможный экспорт, мы не загрузим. Поэтому нам надо думать, что делать с оставшимся мощностями, как их перепрофилировать, подо что их пустить, какие технологии двойного назначения, какую новую гражданскую продукцию надо осваивать. Вот машзавод в этом плане мне очень понравился. Кроме того, что делает серьезную оборонную технику, он занимается и вопросами энергообеспечения сел, крупных поселков, вопросами создания техники и производства для нефтянки для восстановления скважин, которых у нас брошено тысячи. То есть он уже думает о том, что делать дальше. У него 170 гектаров территории. Вопрос: сколько себе оставить территории под основные фонды и как с городом решить проблему использования оставшейся части? Потому что себестоимость надо снижать, а бесполезные мощности содержать – это неправильно. Я езжу по предприятиям только для этого – чтобы установить взаимовыгодное сотрудничество людей бизнеса и власти.

— И последний вопрос, не могу не задать.  Как Вам в целом Нижегородская область. Чувствуете ли Вы себя здесь комфортно?

— Нормально чувствую. Очень хорошее настроение. Много работы, а когда у мужика ее много, он счастлив.

Беседовала шеф-редактор радио Нина Царенко

По теме
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.