16+
Аналитика
13.10.2021
Как Нижний Новгород оказался на первом месте в рейтинге по качеству жизни – вопрос.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
11.10.2021
Вместо ограничения прав непривитых граждан нужно даватиь более полную информацию о последствиях прививок
08.10.2021
Встраивание региона в нацпроект «Производительность труда» не должно стать очередной кампанией.
07.10.2021
Приход людей из команды губернатора в Заксобрание повысит взаимопонимание этого органа и правительства.
30.09.2021
Особое отношение главы региона существенно изменило расклад политических сил в Арзамасе.
30.09.2021
«Единая Россия» решает те проблемы, о которых КПРФ только говорит.
23.09.2021
Электоральная оценка итогов выборов в Государственную думу в Нижегородской области.
21.09.2021
КПРФ оказалась наиболее понятной в своей умеренной критике социальной политики.
20.09.2021
Благодаря Захару Прилепину «Справедливая Россия» переломила ситуацию и стала третьей политической силой.
17.09.2021
Единовременные выплаты перед выборами должны превратиться в постоянные.
16.09.2021
Нижегородцы должны иметь возможность регулировать климат в своих квартирах.
13 Января 2011 года
485 просмотров

Выбор Приднестровья: будущее ПМР через призму выборов 12.12.2010

Приднестровская Молдавская
республика — уникальнейшее геополитическое явление нашего времени. Несмотря на
полную изоляцию и отсутствие внятной поддержки даже со стороны России,
государства, курс на присоединение к которому Приднестровье взяло со дня своего
основания, несмотря на многолетнюю экономическую блокаду, несмотря на
отсутствие исторического обоснования своему существованию, республика в
уходящем году отметила свою 20-ю годовщину. Объективно говоря, Приднестровье и
самое уникальное государство из всех непризнанных новообразований нового
времени. Оно имеет гораздо большие шансы на выживание и процветание в случае
признания, нежели полностью зависящее от Запада Косово или полностью зависящая
от России Абхазия, или полностью зависящая от Армении НКР. В идеале оно имеет
не меньше перспектив, чем даже то государство, которое признанно всем миром и
претендует на его территорию – Республика Молдова. А может, и больше, учитывая
то, что практически весь промышленный потенциал бывшей МСССР остался на левом
берегу Днестра. Этот регион, имей он равные стартовые условия с соседом, быстро
обогнал бы в своем развитии отсталую Молдову, в которой даже кормившее ее весь
советский период сельское хозяйство все 20 лет независимости пребывает в
коматозном состоянии.

Тем не менее, время течет, мир
меняется, и сегодня, спустя 20 лет, уже невозможно сохранять статус-кво, не
предпринимая усилий для модернизации страны. И это касается, не только
экономики, но и политической системы Приднестровья. В стране, как и на всем
постсоветском пространстве, зреют перемены. Кто-то считает, что любые перемены
губительны для суверенитета, и всячески тормозит их, кто-то считает, что без
них дальнейшее развитие невозможно. И надо еще понимать, что судьба
Приднестровья во многом зависит от внешних игроков, от их взаимоотношений.
Проблема ПМР в том, что неопределенный статус по-прежнему делает страну
разменной монетой в отношениях между соседями. Но в конечном итоге 20 лет назад
народ Приднестровья сделал свой выбор и решил самостоятельно определять свою
судьбу. И сейчас очень многое зависит именно от того, какой выбор сделает
население республики. И выбор этот ей будет предоставлен уже через год. Уже
через год закончится целая эпоха, когда полное отсутствие альтернативы
сплачивало страну вокруг правящей верхушки. Уже сегодня та правящая верхушка,
которая создавала республику и которая казалась незыблемой, очень сильно
пошатнулась. И в приднестровском обществе появились новые силы, готовые прийти
ей на смену. Все эти годы они делали робкие попытки заявить о себе, но главные
события для них и для всей страны произойдут через год на президентских
выборах. Тем не менее, даже на первый взгляд ничего не решающую кампанию в
Верховный Совет, которая завершилась всего неделю назад, можно назвать генеральной
репетицией.

Приднестровье на распутье

Прежде всего, необходимо отметить,
что Приднестровье продолжает жить в условиях не только экономической, но и
информационной блокады. В России о том, что происходит в республике, известно
немного. В общественном мнении существует две крайности. Пламенные защитники
приднестровской независимости убеждают нас в том, что в стране все очень
хорошо, народ и правящая элита в своем стремлении построить сильное
процветающее государство едины как никогда, функционирует полноценное
гражданское общество, до которого России еще расти и расти. Сторонники территориальной
целостности Молдовы, напротив, утверждают, что ПМР- рассадник криминала, что
народ живет в ужасающих условиях, ненавидит власть и мечтает вернуться в состав
единой Молдавии. Наверное, стоит поискать истину как всегда где-то посередине.

Да, как я уже говорил выше, Приднестровье
отнюдь не являет собой пример failed-state, как, кстати,
большинство из постсоветских государств, и в случае признания, могло бы иметь
потенциал, несравнимо больший, чем соседняя Молдова. Да, в Приднестровье,
которое создавалось 20 лет назад действительно всенародным волеизъявлением как
форма защиты от агрессивного румынизма, создан серьезный задел на создание
гражданского общества и, что самое важное, гражданской нации. Той же Молдове это
вряд ли светит в обозримой перспективе. Но все эти плюсы нивелируются
неопределенным правовым статусом, который продолжает резко отрицательно влиять
на развитие экономики и, как следствие – на уровень жизни населения. А
экономическая ситуация в ПМР неизбежно ухудшается. Сегодня страна фактически
доведена до банкротства. Большая часть промышленного потенциала продана
иностранцам, стало быть, не работает на республику. Приднестровский рубль ничем
не обеспечивается и может рухнуть в любой момент, особенно, если к этому кто-то
приложит усилие. Дефицит бюджета в стране превышает даже нереальный уровень в
ельцинской России 90-х. Большая часть промышленного потенциала республики
простаивает, остановлен даже флагман
приднестровской экономики металлургический гигант ММЗ. Огромная часть населения,
как и в Молдове, находится на постоянных заработках вне страны, демографическая
ситуация плачевная, молодежь старается уехать при первой же возможности.
Постоянно в геометрической прогрессии растут тарифы, что очень болезненно для
страны со средней пенсией в 50-70 долларов и средней зарплатой в 70-100
долларов. На этом фоне еще и российское руководство неожиданно приостанавливает
финансовую помощь, пенсии теперь приходится платить из собственных запасов,
которые, кстати, тоже во многом обеспечены доходами от реализации российского
же газа. Надолго ли этого хватит?

Можно, конечно, пенять на блокаду.
Но есть и политический аспект. Он связан с тем, что правящая элита слишком
далека от народа. Очевидны две вещи. Первое: нынешняя правящая элита не
способна работать дальше на укрепление государственности, она давно сделал все,
что могла. Второе: в стране уже нет единого центра власти. Власть, по сути,
поделена между кланом президента и олигархами. Президент ПМР Игорь Смирнов уже
не пользуется тем авторитетом, которым он пользовался раньше по праву одного из
отцов-основателей государства. Самая его большая ошибка это чрезвычайно долгое
пребывание у власти. Помните, как в 2004-м году избиратели Абхазии отвергли
преемника Владислава Ардзинбы, несмотря на то, что авторитет первого президента
был, по сути, безграничен? Тогда народ хотел перемен, к власти рвались новые
элиты. Смирнов же даже не воспитал достойного преемника. Более того, сегодня его
обвиняют в том, что он распродал промышленность страны, в том, что создал
политическую систему, основанную на кумовстве и семейственности, в том, что не
по назначению расходует российскую гуманитарную помощь, что и послужило
официальной причиной остановки ее поступления. В конце концов, в том, что его
семья превратилась в некое подобие ельцинской семьи: старший сын контролирует
таможню (самый успешный бизнес, который только можно себе представить в т.н.
«черной дыре Европы»). А младший на пару с невесткой до недавнего времени
контролировал газовые деньги, те самые, которые население Приднестровья платило
за газ, но которые вместо того, чтобы возвращаться Газпрому, оседали на счетах
смирновского «Газпромбанка».

С другой стороны – компания
«Шериф», которая купила в стране все, что только можно купить за деньги, взяв
под контроль, по сути, большую часть экономики страны. У «Шерифа» есть свое
политическое крыло – партия «Обновление», которая, имея большинство в
парламенте, является правящей. Понятно, что население, мягко скажем, не
одобряет монополии этих людей, но вынуждено пользоваться супермаркетами и заправками
«Шерифа», пользоваться сотовой связью «Шерифа», ходить на стадион «Шерифа»,
даже курить собственные «шерифовские» сигареты в условиях отсутствия
альтернативы. И голосуют в основном пенсионеры, которым перед выборами разносят
сумки с продуктовым набором. Нужно ли говорить, за какую партию они голосуют?
«Шериф» стал полноценной ветвью власти в стране, а с переходом на цифровое
телевидение, которое сам же и обеспечивает, сможет и телевизионный рубильник
окончательно вырвать из рук президента.

ПМР все эти годы была классически
примером президентской республики. Однако в последнее время, ситуация меняется,
и все больше рычагов власти оказывается в руках парламента, а точнее –
парламентского большинства, «Обновления». Все помнят политический кризис
прошлого года, когда противостояние президента и его самого последовательного
критика – председателя Верховного Совета, лидера «Обновления Евгения Шевчука
достигло апогея. Камнем преткновения между ветвями власти стали полномочия
президента и вице-президента, которые Смирнов старался расширить, а
парламентарии считали итак чрезмерными. В итоге был найден компромисс, согласно
которому Смирнов вынужден был отказаться от своих инициатив, ограничить власть
вице-президента и свернуть свой конституционный проект, а Шевчук ушел в
отставку с поста председателя ВС. Последний, кстати, вскоре покинул и пост
председателя «Обновления», перейдя в оппозицию ко всем. О чем на самом деле
договорились «обновленцы» со Смирновым, мы не знаем. Но мы знаем, что ставка в
этом противостоянии была очень высока, ибо парламентское большинство позволяло
«Обновлению» уже тогда инициировать процедуру импичмента. В новом парламенте
правящая партия только укрепила свои позиции. На этом противоборствующие
стороны вроде как разошлись. Но ненадолго. Ведь в 2011-м году состоятся
президентские выборы, которые и определят дальнейшую судьбу страны.

Из депутатов в президенты

Для того чтобы понять, какие могут
быть варианты развития событий, рассмотрим поближе все основные политические
фигуры Приднестровья, которые так или иначе могут претендовать на власть.

Игорь Николаевич Смирнов – бессменный лидер государства, один из
его отцов-основателей. На всех президентских выборах побеждал с огромным
отрывом по причине своей полной безальтернативности. На этот раз все
изменилось: и альтернатива в лице сильных политиков появилась, и сам факт
многолетнего правления Смирнова вызывает у большей части населения по меньшей
мере скепсис. Есть еще и третье. Сам Смирнов неоднократно заявлял о том, что
покинет свой пост после признания Приднестровья. Однако сегодня очевидно, что
признания в ближайшем будущем не предвидится, а любой человек не вечен – годы
берут свое. Несмотря на заявления оппозиции о том, что Смирнов очень любит
власть, и позволит вынести себя из кабинета разве что вперед ногами, никто не
может быть уверен, что тот вообще захочет идти на очередные выборы, по крайней
мере, сам, что готов к ним. Мы не знаем точно, что было предметом прошлогодних
договоренностей: шла ли речь о том, что депутаты позволят Смирнову досидеть
нынешний срок или разрешат вновь занять высший государственный пост в 2011-м.
Известно точно лишь то, что президент пошел на уступки «Обновлению. Во-первых,
он фактически отсек всякие властные амбиции у вице-президента Александра
Королева, во-вторых (неизвестно, правда) насколько он повлиял на это процесс,
самым неожиданным образом перед самыми выборами самоустранились главные
политические конкуренты «Обновления». Не так давно политологи предрекали на
выборах 2010-го года красочное противостояние «Обновления» с пропрезидентской
РСПП — Республиканской социал-патриотической партией, созданной из объединения
президентской Республиканской партии и
Патриотической партии Приднестровья, возглавляемой сыном Игоря Смирнова –
Олегом. Противостояния не случилось: новая партия умерла, не родившись.
Партийные структуры были распущены, супруги Смирновы, продав свои активы, в том
числе и знаменитый «Газпромбанк», уехали в Россию, где Олег Смирнов трудится специальным
представителем Президента ПМР по вопросам социально — экономического
взаимодействия с РФ, а Марина Смирнова
готовится к выборам в Госдуму, заняв пост руководителя вологодского
регионального отделения партии «Справедливая Россия». Что это, совпадение?
Накануне выборов такой «подарок» «Обновлению»? Надо, конечно, отметить, что
Игорь Смирнов органически не любит любые политические партии и является ярым
противником перехода к выборам по партийным спискам. Тем не менее,
самоустранение главной пропрезидентской силы уж больно напоминает ее «слив».
Это один момент. И второй: ситуация противостояния Смирнова с «абсолютно
никакими» противниками, повторявшаяся все эти годы на каждых президентских
выборах, больше не повторится. Сегодня в Приднестровье есть политики, способные
в честной борьбе опрокинуть все надежды старой элиты на удержание власти.

Александр Иванович Королев – вице-президент ПМР. Выходец из силовиков, мог
бы стать преемником Смирнова, своего рода приднестровским «Путиным». Но не
стал. Именно ослабление его влияния стало одним из главных условий
прошлогоднего компромисса между президентом и парламентом. В честной борьбе
имеет незначительные шансы на победу, да и сам, судя по всему, никаких
президентских амбиций не имеет. Сам пост вице-президента в случае победы
«Обновления», скорее всего, будет вообще ликвидирован.

Кандидат от «Обновления». Мы еще не знаем, кем он будет, но знаем, что он
будет точно. Об этом неоднократно говорили руководители этой партии, в том
числе ее лидер Анатолий Каминский. Возможно, им будет сам Каминский. В
любом случае, сегодня в рядах «Обновления» нет столь харизматических личностей,
которые могли бы бросить вызов Смирнову на выборах. От Смирнова в республике
многие уже устали, но кандидат-«обновленец» будет автоматически ассоциироваться
с «Шерифом», что, мягко сказать, не сыграет ему на руку. Впрочем, некоторые
эксперты полагают, что уход Е.Шевчука с поста председателя «Обновления» этим
летом мог быть просто уходом в тень. Покидая свой пост, Шевчук призвал своих
сторонников не высказывать ему открытой поддержки, чтобы не попасть под
репрессии. Так или иначе, надо полагать, что сторонников у Шевчука в том же
«Обновлении» не мало, и он в любой момент может на них рассчитывать. О нем,
кстати, надо поговорить отдельно.

Итак, Шевчук Евгений Васильевич. Сегодня занимает самую выигрышную
позицию на политическом поле. С одной стороны последовательный критик
президента, не побоявшийся вступить с ним в открытое противостояние и не
цеплявшийся за должности, изобличитель коррупции и семейственности во власти. С
другой – стал жертвой сговора президента и олигархов. В народе любят обиженных,
к тому же Шевчук стал, по сути, третьей силой, оппозиционной и к президенту, и
к «Шерифу». Нужно ли говорить, что если бы президентские выборы в ПМР произошли
завтра, и Шевчук принял бы в них участие, он без особых усилия одержал бы
победу. Опять же при условии честности выборов. Все это время Шевчук не
высказывал и намека на президентские амбиции, выступая в роли борца за правду,
а не за власть. И это сделало его еще популярнее.

Тут хочется сделать небольшое отступление. Есть еще один важный момент –
на кого делают ставку государства, в зону интересов которых входит
Приднестровье. В первую очередь это Молдова. Тут надо оговориться, что Молдове
нужно определиться самой со своим статусом или для начала с тем, кто же будет
управлять страной в ближайшие четыре года, прежде, чем делать какие-то ставки.
Так что эти ставки пока неофициальны и индивидуальны у каждой политической
силы. Премьер-министр Влад Филат, который сумел на последних выборах значительно
улучшить свой результат благодаря частым визитам в Европу и уверениям, что
именно благодаря ему в скором времени начнутся реальные шаги на пути
евроинтеграции, этой осенью был в Тирасполе на футбольном матче, где общался с
президентом ПМР Смирновым. Случайность этой встречи не выдерживает никакой
критики, особенно если знать, что молдавские политики невъездные в Приднестровье,
все предыдущие попытки с их стороны посмотреть футбол в Тирасполе оканчивались
провалом. В этот раз Филата явно ждали. Я уже неоднократно писал о том, что
Филат это как раз представитель того крыла молдавского политического истэблишмента,
которое заинтересовано в максимально долгом сохранении статуса-кво по
Приднестровью. Неудивительно, что именно ему было бы проще всего найти общий
язык со Смирновым. Но можно ли «футбольную дипломатию» назвать первой попыткой
наладить диалог после восьми лет правления непримиримых по отношению к ПМР
коммунистов и года ползучей румынизации под властью АЕИ? В любом случае все эти
переговоры станут актуальными не раньше, чем в Кишиневе закончится политический
кризис, а конца его пока никак не видно. Что касается Гимпу, то вряд ли он
вообще настроен говорить с Приднестровьем. Его мечта – протащить Молдову в
Румынию, ради ее достижения он с радостью закроет глаза на существование этого
региона. Коммунисты же имеют собственные предпочтения в приднестровском
политическом паноптикуме, но об этом позже.

Теперь о России и ее интересах. Очевидно, что Кремль решил таки взяться
за решение приднестровского вопроса, что необходимо ему для облегчения диалога
с Европой о взаимном отмене виз с одной стороны и для появления лояльной
Молдовы в составе Таможенного союза с другой. Этим летом в ходе встречи
президента России Дмитрий Медведева с канцлером ФРГ Ангелой Меркель германской
стороной было обещана помощь в продвижении медведевской идеи архитектуры
европейской безопасности и ускорении процесса введения безвизового режима между
Россией и ЕС в обмен на то, что Россия
согласится сменить формат миротворческой операции на международный, т.е.
попросту вывести свои войска из Приднестровья. Вообще, Европейский Союз в
последнее время неожиданно рьяно взялся за решение молдо-приднестровского
конфликта, однако в настоящее время главным препятствием ему является кризис
власти в Молдавии и неопределенность будущего политического курса самого
Приднестровья, выборы президента которого состоятся только через год. Тем не
менее, надо понимать, что все это время Европа будет всячески пытаться склонить
Россию на свою сторону всевозможными обещаниями. Кроме того, в виду
политического кризиса в Кишиневе у Москвы появилась возможность по крайне мере
попытаться нарастить свое влияние в Бессарабии. В обмен на помощь в объединении
с Приднестровьем Кремль рассчитывает получить лояльную Молдову, которая сможет
стать еще одним членом ТС, о возможности чего уже заявили некоторые молдавские
политики. Именно этим можно объяснить попытку Москвы, приславшей главу президентской
администрации в Кишинев, создать в Молдавии правящую коалицию. Это будет уже не
единоличная власть Воронина, который сможет позволить себе любую
самодеятельность, как раньше, а именно коалиция, в которой каждый ее член будет
рычагом давления на другого. С новой властью проколов, как с планом Козака, уже
быть не должно. Очевидно, что создания «своей» коалиции в Кишиневе мало,
необходимо приведение к власти «своего» человека в левобережье. Ну, или, по
крайней мере, создание в Тирасполе атмосферы понимания у населения. Таким
человеком, на которого сделал бы ставку Кремль, мог бы быть Шевчук. Интересное
совпадение: гуманитарная помощь из России в Приднестровье перестала поступать
как раз после того, как Шевчук был отстранен от контроля за распределением этих
денег, лишившись руководящих постов в парламенте и в правящей партии. Впрочем,
научный горьким опытом последних лет Кремль вряд ли станет ставить на одного
человека.

В завершении списка наиболее
вероятных кандидатов на власть хочется отметить, пожалуй, одну из самых
противоречивых фигур в сегодняшней приднестровской политике. Это лидер
приднестровских коммунистов Олег
Олегович Хоржан
. Стоит отметить, что в ПМР, как и в Белоруссии, есть две
компартии, вся разница между которыми заключается в отношении к власти. Те,
которые власть поддерживают –Коммунистическая партия Приднестровья, нас в
данный момент не интересуют, они не представляют из себя какой-либо силы.
Другое дело возглавляемая Хоржаном Приднестровская коммунистическая партия. Еще
вчера маргинал, о существовании которого избиратели и не знали, сегодня стал
одним из самых ярких политиков страны. Хоржану всего 34, но его политической
карьере могут позавидовать многие. В 18 лет вступил в партию, в 27 стал ее
лидером, в 19 был избран депутатом Тираспольского городского Совета. А 12
декабря этого года он стал депутатом ВС ПМР. Некоторые политологи даже прочат
ему пост будущего президента ПМР, но обо всем по порядку.

В Приднестровье ПКП многими
считается филиалом молдавской ПКРМ. Сам Хоржан и не скрывает своего тесного
общения Ворониным в рамках СКП-КПСС, однако это дает почву для весьма
однозначных слухов. Незадолго до выборов на участке, где баллотировался Хоржан
была распространена листовка, в которой якобы Воронин призывал голосовать за
своего «друга» Олега Хоржана, называя его горячим сторонником объединения с
Молдовой. Было совершенно ясно, что это «подстава» со стороны конкурентов,
однако многие поняли это, не забывая о том, что в каждой шутке есть доля
правды. На предвыборную кампанию Хоржана были потрачены огромные по
приднестровским меркам деньги. Злопыхатели утверждали, что получены они от
Воронина, хотя ясно, что в этом случае получателем денег заинтересовалось бы
МГБ. Избирательная кампания нескольких кандидатов-коммунистов превратилась, по
сути, в пиар-кампанию лично Хоржана. Более того, Хоржану было выделено беспрецедентно
большое количество эфирного времени. Надо сказать, что телевидение в ПМР
полностью контролируется президентом, и появление какого-либо другого политика,
тем более оппозиционного, да еще и в течение нескольких часов – случай
неслыханный. Победа досталась Хоржану нелегко. Сторонники конкурента,
тогдашнего депутата-«обновленца» применяли против лидера ПКП весь мыслимый и
немыслимый набор черных технологий, использование многих из которых в России
уже давно считается попросту неприличным. За несколько дней до выборов ходили
по квартирам и покупали голоса избирателей за 50 рублей ПМР (5 долларов США),
покупали их и в день голосования едва ли не на ступеньках избирательных
участков. Когда к концу дня стало ясно, что Хоржан выигрывает, ставка возросла
до 50 долларов!

Тем не менее, все это не помешало
Хоржану победить. Еще перед выборами было ясно, что проект «Хоржан» кем-то
усиленно раскручивается. Это дало некоторым политологам повод говорить о том,
что Воронин действительно сделал ставку на Хоржана как на идеального кандидата
в президенты Приднестровья. И что Россия вроде как может поддержать такой
вариант: ведь коммунистам на обоих берегах Днестра будет легче договориться об
объединении своих стран. Сам Хоржан, как и Шевчук, пока что о своих президентских
амбициях вслух не говорит. Кстати, многие отмечают близость этих двух
политиков. И то, что они могли бы составить прекрасный тандем непримиримой
оппозиции. В этом случае можно предположить, что Шевчук пойдет в президенты, а
Хоржан в вице-президенты. Оба потенциальных кандидата ведут себя подобно
российскому тандему: мол, поддержу того из нас, у кого больше шансов, а пока пытаются
сосредоточиться на исполнении депутатских обязанностей, Шевчук в третий раз в
своей карьере, Хоржан – в первый.

Эпилог: выбор Приднестровья

Каким будет будущее Приднестровья,
станет в общих чертах ясно уже через год, когда назовут имя нового президента.
Исходя из этого, можно будет делать прогнозы. Политическое прогнозирование дело
неблагодарное, как и прогнозы погоды. Задача аналитика дать расклады и
расписать возможные варианты развития событий. Такие расклады видны уже сейчас,
после того, как прошли выборы в Верховный Совет, ставшие репетицией тех
перемен, которые ожидают страну после 2011-го года. А в том, что они будут, эти
перемены, сегодня не сомневается никто, общество живет в ожидании «чего-то»,
очевидно, что низы уже не хотят, а верхи пока могут, но, как говорится,
ключевое слово «пока». На этих выборах жители республики проголосовали весьма
активно, и хотя явка была не столь массовой, какой многим хотелось бы –
сказалось то, что многие граждане покинули страну, но к избирательным участкам
пришли все те, кто мог прийти. Так что ждем выборов президента. И не только от
того, какой выбор сделают приднестровцы, зависит будущее этой удивительной
страны. Удастся ли Молдове в краткосрочный период преодолеть политический кризис
и сохранить свою государственность? Пойдет ли Москва на поводу у Запада и вновь
купится на его обещания, как это уже было не раз в новейшей истории? Слишком
много вопросов, связанных в клубок противоречий, коих еще множество на
постсоветском пространстве.

По теме
10.09.2021
Большая часть избирателей не появится на избирательных участках.
08.09.2021
На протяжении долгого времени выборы становятся все менее интересными.
01.09.2021
Антипремия «Бандерлоги культуры» поможет сдержать проекты, которые травмируют городскую идентичность.
20.08.2021
Очередной глава ЕЦМЗ вынужден уйти после того как выписал себе незаконную премию.