16+
Аналитика
08.04.2021
Участившиеся задержания нижегородских коррупционеров – не уникальная для России ситуация.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
07.04.2021
Узбекистан – очень интересное направление внешнеэкономической деятельности нижегородских предприятий.
02.04.2021
Руководство Бора смотрит на проблему стелы как на какую-то временную, случайную.
01.04.2021
Программа развития Нижегородской агломерации презентована на самом высоком уровне
01.04.2021
Ретро-трамваи – хорошо, но гораздо важнее создать единую транспортную систему.
29.03.2021
«Единой России» необходимо приложить серьезные усилия, чтобы заинтересовать большую часть нижегородцев.
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
26 Октября 2015 года
266 просмотров

Выборы 13 сентября 2015 года: взгляд в будущее. Часть I.

Выборы 13 сентября в региональные и муниципальные
органы власти вызвали огромный интерес в силу самых разных причин. Одна
из них состоит в том, что они открывают т.н. «парад» выборов
судьбоносных: парламентских – в 2016 году и президентских – в 2018. Вторая,
связана с возрастающим в обществе неудовлетворённостью качеством российского
парламентаризма, скопированного по западным лекалам. На которые наcлоились
доморощенные извращения, вроде того, что «депутат не слуга народа, а сам себе
хозяин». Он, зачастую, представляет в законодательном собрании себя и свои
взгляды на  жизнь, далёкие от того, что от него ожидают избиратели. Третья
и вовсе объясняется опасениями, как бы на нашу землю не пришла  чума под
названием «цветная революция», которая имеет свойство проявляться в ходе
выборов, на волне неудовлетворённости их результатами.

 Ну, обо всём поподробнее в каждой из трёх
частей предлагаемого читателю материала.

Часть I. Представлять избирателей, а
 не себя!

Одна из повсеместных  проблем наших властей
состоит в том, что они крайне мало  и неохотно занимаются выполнением
представительских функций. У нас даже  в  регионах  преобладают
законодательные собрания. Если серьёзно покопаться в базе данных,
 то  с таким названием можно найти собрания депутатов и на
муниципальном уровне. Хотя,  всем  очевидно, что их ценность и
эффективность здесь исключительно в качестве представительных органов власти.
Ни каких законов здесь не принимается.  Но наши депутаты,  начиная с
Государственной Думы и заканчивая самым захудалым муниципальным собранием, с
настойчивостью достойной лучшего применения цепляются за законодательные
функции, игнорируя представительские. Хотя для людей, даже глубоко не
посвящённых во внутри депутатскую кухню, очевидно,  что объём
законодательных и представительских функций в стране  должен быть выстроен
по принципу пирамиды: в основании, где сосредоточены наши избиратели и по
совместительству граждане,  муниципальные собрания депутатов в
преобладающей мере должны выполнять представительские функции. На региональном
уровне, как говорится баш – на баш, т.е 50 на 50. А в высшем представительном и
законодательном органе страны, каковым является Федеральное собрание,
соотношение функций законодательных и представительских должно составлять 3
 к  1.

Такой подход позволит строить наше
законодательство не на  безоглядном заимствовании зарубежных практик, чем
 исключительно  и занималось Федеральное собрание все 90-ые годы, а
исходя из  собственных реальностей, национальных традиций,
настроений  людей. Все они на муниципальном уровне должны  изучаться,
обобщаться, классифицироваться по вертикальному уровню подчинённости и
отраслевой подотчётности. Далее, они должны   попадать  на
исследование,  экспертную оценку и в практическую проработку органов
управления субъектов Федерации. По результатам этой проработки предложения по
всем вопросам местного и регионального уровня направляются на рассмотрение и
принятие в региональный законодательный ( представительный) орган  власти,
а вопросы Федеральной компетенции — в Федеральное Собрание Российской
Федерации. Так работают многие парламентарии в мире, где дорожат мнением своих
граждан и руководствуются им при подготовке,  принятии  и
осуществлении управленческих решений. Там же, где интересы большинства
находятся в забвении, как правило,  преобладает принцип, при котором
директивно — законодательная функция довлеет над представительской.

Честно признаемся,  причин у этого явления в
нашей стране много. Сказывается и не большой исторический опыт парламентаризма,
и не высокий уровень политической культуры и устоявшаяся в стране со времён
Петра 1, т.н. «меньшевистская» традиция, согласно которой меньшинство
различными методами и в различных формах присваивает себе право управления
большинством.

Они разные и  в разные времена по разному
применяются, но неизменны в одном – отражают  интересы меньшинства. Вроде
бы,  очевидна абсурдность привлечения к выработке решения всех. 
Кроме балагана из этого ничего не получится. Задача разработки идей и концепций
посильна небольшой группе людей.
Вопрос, однако,  состоит в том,
чтобы всякая  небольшая  группа исследователей или разработчиков
организовывала  работу так, чтобы выявлять и, что не менее важно,
 учитывать мнение большинства при разработке и принятии решений по
вопросам, без разницы государственного, регионального или  местного они
 значения.

Давайте взглянем на эту проблему с позиций
сегодняшнего дня. 13 сентября состоялись выборы 21 высшего должностного лица в
субъектах Российской Федерации, депутатов законодательных собраний в 11
регионах, более – 10  муниципальных собраний региональных центров и огромного
количества муниципальных выборов. Насколько представительны эти выборы? Нет, я
не ставлю под сомнение  легитимность и законность избрания
 руководителей регионов и депутатов всех уровней. Всё в соответствии с
Законом и сколько бы не «визжали» наши оппоненты за рубежом, в соответствии с
международными традициями. Речь о другом: о целесообразности. Почему в стране
узаконена норма, при которой меньшинство может избирать власть? Да эта норма
пришла к нам  с Запада, из самого сердца развитой демократии.  Ну, что
нам на них равняться. В США вообще  прямое голосование не за Президента, а
за выборщиков (538), предложенных кандидатами в Президенты. В Англии палата
лордов не избирается, а формируется из числа тех,  кому это высочайшее
звание даровано  Английской королевой. Не надо нам на них равняться. Они
наше самодержавие уничтожали, а королевская монархия в Англии живёт и
процветает по сей день. Они приветствовали и желали распада Советского Союза, а
любой сепаратизм в США  жёстко пресекают на корню.  Нам надо разобраться
в себе. Коль мы видим  низкий уровень представительности власти и
вытекающие из этого проблемы  современного «меньшевизма», надо установить,
где его истоки и как устранить данный перекос?

Так,  из  выборов высших должностных
лиц субъектов Федерации, которые 13 сентября 2015 года  прошли в 21
регионе, представительными можно признать только выборы Президента Татарстана и
губернатора Кемеровской области, за которых проголосовало, соответственно, 79 и
89 процентов  всех избирателей.

Как можно признать представительными выборы
Президента Республики Мари Эл, если при явке в 47.09  процента
избирателей  за него проголосовало 50. 78%,  из числа  принявших
участие в голосовании? Пусть эти 50% никого не вводят в заблуждение. Эти 50% от
общего числа избирателей, на самом деле, составляют 23.9 процента от всех ,
наделённых правом избирать в данном регионе. Губернатор Маркелов  не
получил поддержки 76.1%  избирателей. Безусловно, такой  низкий
уровень  доверия к победителю не позволит ему  быть консолидирующей
фигурой. Примерно такая же картина по избранным руководителям  
Еврейской автономной области (24.03), Камчатского края (24.4), Сахалинской
области (25.4). В Государственной Думе разгорелся скандал вокруг избрания
губернатором  Амурской области А. Козлова. Может быть,  он очень
хороший человек и, не смотря на молодость,  очень способный руководитель.
Но фракции ЛДПР и КПРФ  поставили под сомнения правомерность
признания  его победителем  на выборах, по причине того, что он 
набрал 50.64% голосов, при явке в 33.57%. Фактически за него проголосовало 17%
избирателей или  только каждый шестой.  А, что такое 0,64% голосов,
которые и послужили основанием присудить ему победу на выборах? От общего числа
в  644982 избирателя Амурской области- это всего лишь 4128 избирателей, а
при явке  фактической  – 700 избирателей, большинство из которых
проголосовали в последний час. Основание для сомнений и недоверия есть. 
Примерно такими  же цифрами характеризуется и избрание губернаторов
Калининградской и Костромской областей. В этой избирательной кампании не
выявлен победитель  в первом туре только на выборах в Иркутской области.
Победил во втором туре  коммунист Сергей Левченко, с чем его и
поздравляем.  Но, этому умному политику должно быть понятно, что при явке
в 29%,как в первом туре, и при явке в 31% во втором,  — это 
«пиррова» победа.

Ещё ниже уровень избирательской поддержки на
выборах в законодательные органы столиц регионов и в муниципальные собрания. В
целом, голосование по партийным спискам, не отличается активностью избирателей.
Мои оппоненты скажут, что голосование не является конституционной обязанностью
граждан России, это их право голосовать или не голосовать. И это правда.

Но,  убеждён, что  норму
 об обязательности участия в выборах надо вводить в Конституцию, ибо
тенденция такова, что скоро 10% активных или, как сегодня принято говорить,
креативных граждан будут формировать власть в России.

На снижение представительности влияет не только
не высокая активность избирателей (хотя, подчёркиваю, по этому показателю в
хорошем смысле мы впереди Европы всей и Америки тоже!), но и существующие
механизмы распределения депутатских мандатов.   Как сообщалось ранее,
в выборах по партийным спискам в региональные законодательные собрания 11
субъектов Федерации Республика Коми, Белгородская, Воронежская, Калужская,
Костромская,  Курганская, Магаданская, Новосибирская, Рязанская,
Челябинская  области, Ямало – Ненецкий автономный округ),которые прошли 13
сентября, приняли участие 19 партий. При этом во всех регионах были представлены
только парламентские партии А  «Яблоко – в 6 территориях из 11, Патриоты
России – в 9, «Родина» — в 4х, Гражданская платформа, Правое дело, Парнас,
Города России и остальные  – в 1. Повсеместно доминировали парламентские
партии: Единая Россия, КПРФ, ЛДПР, Справедливая Россия.  Совокупно на этих
выборах 3 миллиона голосов набрала «Единая Россия, КПРФ – 650 тысяч,
Справедливая Россия – 500 тысяч, ЛДПР – 460 тысяч, 64 тысячи набрало
«Яблоко»,52 тыс. – «Патриоты России», 32 тыс. – «Родина», 90 тыс.  — остальные
12 непарламентских партий. Всего 4938000 голосов. Но приняло участие в
голосовании 5 миллионов  200 тысяч избирателей. Всего  в этих
законодательных собраниях  борьба шла за 460 мандатов.  373 из них
получила «Единая Россия», 39- КПРФ,23- «Справедливая Россия», 19- ЛДПР  По
одному  депутатскому мандату  получило «Яблоко» в Костромской и
Новосибирской областях, независимые кандидаты получили 2 места в Челябинской
областной Думе и 1 место в законодательном органе Белгородской области.

Грубые арифметические подсчёты указывают на то,
что около 300 тысяч голосов избирателей оказались не «отоваренных» депутатскими
мандатами. Речь идёт примерно о 12-13 депутатских мандатах. Конечно,  у
каждой территории своя «цена» депутатского мандата. Скажем в   той
же  Костромской  области, голосовала примерно 195  тысяч
избирателей. Борьба шла за 35 мандатов. Значит один мандат оценивается в 5600
голосов избирателей.  В Калужской области голосовало 290 тысяч, за 40
депутатских мандатов. Тогда,  1 мандат оценивается в 7283 голосов. В
Новосибирской области цена мандата почти  в 2 раза больше чем в Калужской,
а в Челябинской области она уже  больше  почти в 3 раза. Усреднённая
величина покрытия мандата голосами избирателей составляет: 4938000 разделить
на  460  мандатов в 11 парламентах = около 11 тысяч голосов.

 Естественно возникает вопрос, почему ЕР
имея голосов больше чем у КПРФ в 4.6 раза, получила депутатских мандатов больше
в 9 раз, соответственно у Справедливой России – в 6 и 16 раз, ЛДПР – в 7 и 20
раз.

В принципе, всё понятно. И функционеры из ЕР нам
докажут, как дважды два, что они имели подавляющее преимущество в территориях с
большим числом избирателей и мандатов, что по одномандатным округам у их
кандидатов было подавляющее преимущество. Однако есть и ещё один немаловажный
фактор, это преференции победителю. Что это за преференции? Это не
распределившиеся мандаты по тем голосам, которые были набраны партиями, не
преодолевшими 5% барьер. Как вы  помните,  мы насчитали около 230
тысяч таких голосов. Большинство из них отошли победителю. Трудно согласиться с
правомерностью такого подхода, даже если он освящён законодательной нормой.
Прежде всего, есть этическая сторона: ну никак нельзя голоса оппозиции отдавать
правящей партии, они ведь поданы против неё,  равно как и голоса «против
всех».

Если бы мы всерьёз были озабочены необходимостью
усиления представительства можно бы было найти решение, как и на каких условиях
сохранить эти мандаты за оппозицией. Например, партии, не прошедшие 5% 
барьер, складывают свои голоса и получают соответствующий мандат, которым
попеременно будет пользоваться представитель одной из этих партий на заседаниях
с правом голоса. Такое решение стимулировало бы и объединительный процесс.
Пусть даже на непродолжительный период.

Есть другой вариант, когда партиям, скажем,
преодолевшим 2% барьер, предоставляется мандат, заднескомеечника, с
совещательным голосом. Такому депутату слово может быть представлено по
требованию трети парламента.

Смысл всех этих предложений сводится к тому,
чтобы повысить представительность всех слоёв населения в муниципальных,
региональных и федеральных собраниях. Нельзя считать нормальным, когда от 3 до
5 миллионов граждан, исповедующих радикально – либеральные взгляды не имеют в
них своих представителей. Отсутствие такой возможности они компенсируют
митингами и протестами в различных формах. У части из них  в не
санкционированной борьбе от словосочетания «радикальный либерал», остаётся
только радикальный. Нет, я не в защиту либералов. На их заявления о том, что им
мешают избираться, что  у них «воруют» голоса, у меня есть только
один  вопрос: «Как можно украсть то, чего физически нет?». Ответа на этот
вопрос нет и, думаю, не будет. Беда либералов состоит не только в том, что они
не имеют доверия у населения, но и в том, что они не хотят объединять свои
усилия и не желают бороться по  установленным правилам. Большинство из них
пребывает в убеждении, что они должны быть представлены в законодательных
собраниях только потому, что они либералы. Им даже нравится быть не
избираемыми. Это раскрывает  широкие возможности для спекуляций о
притеснениях, для обращений в европейские, американские и международные
инстанции о нарушениях демократических свобод и прав человека.

Оппозиционные депутаты важны в качестве
раздражителей в сложившихся депутатских «междусобойчиках». Они  нужны ещё
и для того, чтобы  разбудить сохраняющееся кое – где в парламентах «сонное
царство». Наши законодательные собрания всё более становятся профессиональными.
Не только в смысле того, что за депутатство платят. И не плохо платят! Но и в
том смысле, что отдельные депутаты десятилетиями представительствуют в
парламентах. Удельный вес  таких депутатов в Государственной Думе
составляет около 40%, а в региональных собраниях более 60%. Опытные парламентарии
это несомненное преимущество. Важно, чтобы при определённых обстоятельствах оно
не привело к застою мыслей, идей и действий. Мы в своей истории через это уже
проходили.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Для Нижнего Новгорода и для всего региона 2021 год – особенный.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.