16+
Аналитика
13.12.2019
За короткий отрезок времени предприятие стало поставщиком множества негативных новостей.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
13.12.2019
Нижегородская «Единая Россия» отмахнется от возврата прямых выборов мэров, как и от решения КС.
12.12.2019
Заксобрание делает небольшую уступку в пользу административного ресурса.
12.12.2019
Они отказались рассматривать отмену запрета на шествия по Большой Покровской.
11.12.2019
Ирина Тарасова, проработав три недели на посту директора ЕЦМЗ, увидела что-то такое, что предпочла вовремя оставить это кресло.
11.12.2019
Общественный транспорт нижегородской агломерации начинают рассматривать как единую систему.
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
23 Июня 2014
639 просмотров

Выборы 2014 — выборы без выбора?

«АПН — Нижний Новгород» представляет вниманию читателей
стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 18 июня 2014 г.
в пресс-центре «Медиа Страйк Холл» и
посвященного теме «Выборы 2014 — выборы без выбора?».

В заседании принимали участие:

Вадим Андрюхин, обозреватель
газеты «Новое дело»;

Константин Барановский,
гуманитарный технолог;

Денис Барышников, начальник
отдела взаимодействия с политическими партиями министерства внутренней политики
Нижегородской области;

Владимир Буланов, депутат
Законодательного собрания Нижегородской области (фракция КПРФ);

Владимир Лапырин, главный
редактор газеты «Биржа»;

Виктор Лысов, политолог,
сопредседатель Либерального клуба;

Александр Мазин, доктор
экономических наук, профессор, завкафедрой экономики НИМБ;

Александр Прудник, старший
научный сотрудник Института социологии РАН (Приволжский филиал);

Евгений Семенов, политолог, гендиректор
Центра социально-политических исследований в ПФО;

Роман Скудняков, пресс-секретарь
губернатора, руководитель пресс-службы губернатора и правительства
Нижегородской области;

Павел Солодкий, уполномоченный
по защите прав предпринимателей в Нижегородской области;

Сергей Старкин, руководитель
Приволжского регионального информационно-аналитического центра РИСИ;

Максим Старостин, председатель
Ассоциации предпринимателей Нижегородского района;

Александр Суханов, модератор,
обозреватель газеты «Биржа»;

Михаил Шатилов, руководитель
фракции ЛДПР в Законодательном собрании Нижегородской области;

Иван Юдинцев, политолог.

Александр Суханов: Уважаемые
коллеги, тема нашего заседания продиктована обстоятельствами, которые всем
хорошо известны. Во-первых, наш губернатор Валерий Павлинович ушел в отставку,
назначены губернаторские выборы на 14 сентября. И, по сути дела, предвыборная
кампания уже набирает обороты хотя бы в том отношении, что «Единая Россия»,
насколько мне известно, уже вовсю проводит праймериз с пятью кандидатами…

Роман Скудняков: Она еще
только проводит, а некоторые уже со всем определились.

Александр Суханов: Они
определились без праймериз, а «Единая Россия» все-таки идет через
демократическую процедуру.

И в связи с этим возникает целый
ряд вопросов, которые, я думаю, на нашем клубе сегодня мы могли бы затронуть и
обсудить.

Прежде всего, это безусловная
констатация факта, что прямые выборы губернатора вернулись. Победа: добивались
долго и упорно. Но возврат этих выборов – является ли действительно победой?
Может быть, здесь видимость этой победы. Насколько реально сегодня провести
действительно демократические выборы, где все кандидаты будут иметь более-менее
равные шансы на победу в этих выборах? Однозначной оценки нет, эксперты в
оценках расходятся. Более того – думаю, что сегодня мы услышим здесь оценку,
что это не выборы, а просто иная форма назначения или дополнительная работа для
политтехнологов.

Я не хочу сейчас предвосхищать все
возможные выводы, к которым мы с вами сегодня придем. Я просто хочу обратить
внимание на то, что сегодня мы, скорее всего, обсуждаем не кандидатов в
губернаторы, а мы сегодня обсуждаем саму систему выборов, которая сегодня есть,
которая дает нам какие-то возможности или в чем-то нас ограничивает, и приведет
нас к какому-то результату 14 сентября.

Мне бы хотелось, чтобы мы остались
на позициях такой экспертной оценки системы выборов, которые к нам вернулись в
виде прямых выборов губернатора, прежде всего. Поскольку за этим, видимо,
последуют прямые выборы мэров, которые будут, так или иначе, дублировать эту
систему дальше вниз и тоже будут чем-то характеризовать наши отношения к ним.

Поэтому я не буду сейчас затягивать
свое вступительное слово. Дам возможность высказаться Ивану Васильевичу,
поскольку у него особое есть мнение на этот счет, насколько я знаю. И потом уже
начнем обсуждение.

Иван Юдинцев: Я бы не
сказал, что особое мнение, уважаемые коллеги. Я просто хотел сказать, что тема,
которая сегодня сформулирована, даже не вынесена в заголовок пресс-релиза,
поскольку она вызвала много споров. Тема, которую предложила коллегия – «Выборы
2014 – выборы без выбора?». Поскольку многие из нас действительно считают, что
выбор есть и выбор реален.

Я хочу напомнить, что провести вот
такое заседание мы с вами обязались еще в старой «Бирже» — в старом помещении,
Владимир Викторович с Сергеем Игоревичем Пименовым вели заседание – когда
прямые выборы губернаторов отменяли, помните? Тогда еще Александр Владеленович
Вайнберг представлял этот закон. Мы пообещали, что, когда прямые выборы
губернаторов вернутся, мы соберемся и оценим: подведем итоги того, как это
было, и того, что мы к этому вернулись. Мы понимали, что рано или поздно к
этому все равно возвращение будет. Вот сегодня это состоялось.

Я также вам напоминаю, что в марте
2012 года после выборов президента мы с вами собирались и как раз сказали, что
мы будем бороться за возвращение прямых выборов губернатора, и когда добьемся,
все-таки поставим сами себе зачет и всем зачет, кто этого добивался.

Поэтому сегодня у нас, я считаю,
позитивный повод для нашей дискуссии – возврат прямых выборов губернаторов.
Больше того – уже понятно, что четыре парламентские партии выдвинут кандидатов.
Реальный выбор есть хотя бы потому, что на выборах в Государственную думу 2011
года четыре партии собрали такой процент голосов, который позволил им получить
представительство в Госдуме. Поэтому каждая партия может, как минимум,
попытаться своих избирателей переубедить – попытаться убедить голосовать за
того кандидата, который выдвинут партией. Вот, наверное, и все, что я хотел
сказать.

Четыре минуты у нас на
высказывание. Я вам через три минуты буду показывать, что у вас осталась
минута.

Александр Суханов: Значит,
еще два маленьких нюанса, которые, к сожалению, во вступительном слове я
чуть-чуть упустил.

У нас сегодня наш эксперт Александр
Леонидович Мазин отмечает свой день рождения. Давайте поздравим его. (Общие
аплодисменты
) Пожелаем успехов, здоровья, дальнейшего успешного
сотрудничества с нашим клубом.

И второй момент заключается в том,
что выложена газета «Биржа», где по поводу сегодняшней темы есть мое мнение,
поэтому я сегодня и сократил свое выступление.

Иван Юдинцев: Начинаем.

Александр Суханов: Да,
начинаем. Я просил бы сейчас взять слово на нашем сегодняшнем клубе Александра
Васильевича.

Александр Прудник: Как —
меня?..

Александр Суханов: Да.    

Александр Прудник: Дорогие
коллеги, я хотел бы сразу продолжить тему, которую поднял Иван Васильевич. Дело
в том, что, как только были получены результаты последних социологических опросов,
связанных, в том числе, и с проблемами выборов и рейтингов возможных
кандидатов, сразу вдруг поднялся хор голосов о том, что на выборах нет никакого
выбора и выборы эти бессмысленны. Знаете, когда ставится так вопрос, то отсюда
неявно следует, что и зря возвращали эти выборы, и зачем нам тогда нужны выборы
вообще.

На самом деле, если мы посмотрим на
реальный политический процесс, мы должны сказать, во-первых, то, что выборы
прямые губернаторов сейчас возвращены – это большой шаг в развитии политической
системы нашей страны. Во-вторых, то, что сейчас будет проходить дискуссия во
время этой предвыборной кампании – я вам гарантирую, что эта дискуссия будет
носить жесткий характер – это большой шаг в политическом развитии Нижегородской
области.

Потому что есть один нюанс в
нынешней предвыборной кампании: оппоненты областной администрации часто,
называя по имени, например, присутствующего здесь Романа Владимировича,
говорят, что областная администрация узурпировала информационное пространство,
вся информация носит только позитивный, положительный характер, все находится
под контролем власти – вот так Скудняков выстроил систему управления, и
пробиться невозможно. Вы представляете – во время предвыборной кампании
губернаторской эта система будет сломана, здесь Скудняков ничего сделать не
сможет.

Владимир Лапырин: И два
кресла пусты. Понимаете?..

Александр Прудник: Потому
что всем кандидатам просто по закону будет выделено необходимое время для того,
чтобы они донесли свою позицию. Они будут, наконец-то, по полной программе
критиковать, они будут предъявлять претензии, они будут называть вещи своими
именами. И это тоже большой плюс.

Поэтому то, как пройдут эти выборы,
какая в них будет интрига – на самом деле определяется не законом, не рамками
юридическими, которые были созданы, а определяется, во-первых, политическими
участниками этого процесса — то есть, кандидатами. Вот, например, где Владимир
Анатольевич… (Здоровается за руку с входящим Владимиром Булановым.) От
него зависит.

И когда вот там стоит минус, что
выборов нет – это ощущение, что за скобки этим минусом выносят нижегородское
общество, нижегородских избирателей. Но не будем забывать, что на выборах
главное действующее лицо – это избиратели. Как они будут реагировать во время
предвыборной кампании, будут они участвовать в выборах или нет, за кого и как
проголосуют – от этого будет зависеть, как будет выглядеть политическое
пространство Нижегородской области уже в октябре месяце, каков будет
политический ресурс у нового губернатора, какова будет позиция Нижегородской
области в глазах руководства страны.

Поэтому выборы эти, во-первых,
необходимы, во-вторых, они будут очень интересными, в-третьих, будут
результативными. Просто-напросто мы ждем их… Знаете, я жду их с большим
интересом, чем результаты футбольных матчей на нынешнем чемпионате. (Всеобщий
смех
)

Владимир Лапырин: Тем более
что непредсказуемы результаты матчей…

Александр Прудник: Да, да…
Потому что я вам гарантирую, что Владимир Анатольевич не даст никому
соскучиться, он всем покажет. 

Иван Юдинцев: Спасибо.

Владимир Лапырин: Это уже
агитация…

Роман Скудняков: (Смеется)
Нет, еще нет…

Александр Суханов: Я хочу
напомнить, что Александр Васильевич опирается на данные социсследований,
которые были проведены в связи с предстоящими и ожидаемыми выборами. Поэтому
его мнение в этом случае оказывается обоснованным какими-то определенными
исследованиями.

Ну, и я бы хотел сейчас посмотреть
на проблему выборов немножко с другой стороны – социологи нам сейчас сказали, а
вот со стороны бизнеса – как бизнес сегодня оценивает предстоящие выборы
губернатора и какие надежды от этого ожидает.

Павел Михайлович.

Павел Солодкий: Добрый день,
уважаемые эксперты. Давно не виделись. Александр Васильевич всегда ярко
выступает…

Бизнес – конечно, он разнородный по
своему составу: есть крупные города, и есть сельская местность. Правильно
сказали, что выборы губернатора – неважно, в какой форме они проходят – это
возможность высказать те вещи, которые невозможно в другой ситуации донести до первого
лица. Это возможность: все равно встречи будут. Даже если уже предопределен
исход – все равно встречи будут с различными слоями населения, с различными
профессиями, территориями. Конечно, это еще один шанс донести те проблемы,
которые обязательно есть. И, конечно, будучи губернатором, он должен это
услышать и учитывать при своей дальнейшей деятельности.

Конечно, для вас как социологов,
политологов очень интересна статистика, сколько голосов, какие партии. Для
бизнеса, конечно, важна стабильность, но очень важны и перспективы развития.
Поэтому я знаю, что бизнес ждет встречи. И мы будем готовить такие встречи со
всеми кандидатами – послушать программы. И, конечно, бизнесмены чаще всего не
делают политических заявлений, потому что себе дороже порой обходится, но для
себя выводы делают. И очень важно, чтобы в конечном итоге после выборов каждый
человек, который заработал здесь копейку, сюда ее вкладывал, а не вывозил. Вот
это очень важно!

Скажу свое мнение: я не столько в
эйфории от выборов. Да, плюс тот, что можно высказать позицию, услышать
проблемы. Но на самом деле и в прямом назначении есть серьезные плюсы. Почему?
Потому что сегодня, к сожалению, и страна меняется, и политическая ситуация
мировая меняется. И мы с вами сталкиваемся с такими вызовами, когда очень
быстро нужно реагировать. Мы понимаем, что выборы уже назначены, но я все-таки
хочу сказать, что лично у меня остается какой-то процент за то, чтобы все-таки
было назначение, потому что мы вступаем в очень жесткий период политической
конфронтации со своими соседями – Украиной, с Европейским Союзом. На самом деле
здесь не столько важна социология и демократические голоса, сколько принятие
оперативных решений, взятие на себя ответственности. И, наверное, с каждым
годом и месяцем жесткость вертикали власти будет усиливаться, потому что мы
вступаем в такую предфронтовую ситуацию, я не вижу конца этого конфликта, и на
самом деле это все будет жестче и жестче.

Возвращаясь к нашей области, мы не
на границе, но, тем не менее, тоже это чувствуем. Если говорить о бизнесе –
конечно, очень хочется, чтобы и в ручном режиме, как сегодня происходит по
отдельным проблемам, когда удается донести до губернатора и он лично
вмешивается и принимает оперативные решения, так и в системных вопросах,
которые связаны с инвестициями, с развитием на нашей территории бизнеса,
все-таки были услышаны эти позывы и предложения и в дальнейшем использовались
для своей работы.

Александр Суханов: Спасибо.

Евгений Семенов: Так. Можно
вопрос?

Павел Солодкий: Да.

Евгений Семенов: Павел
Михайлович, очень любопытную идею вы предложили. Полагаете ли вы, что страна,
которая находится в состоянии прифронтовом или предфронтовом должна отменить
избирательную систему вообще, если она перейдет во фронтовое состояние?

Павел Солодкий: Ну, конечно,
конечно. Не напрасно есть этапы, когда общество находится в военном положении,
и какие-то другие системы управления вводятся. Вы знаете, если бы были выборы, с
территории Украины за 40 дней заводы на Урал не перебрасывали бы. Это такое
состояние… Сегодня Украина заявила о разрыве отношений по оборонному заказу –
мы понимаем, что очень быстро промышленность, в том числе Нижегородской
области, которая в годы войны перестроилась практически моментально,  и дала колоссальное количество – цифры в
Кремле написаны… Сейчас, я считаю, это вызов и нам, и мы должны сейчас то, что
производила Украина, как можно быстрее… Потому что здесь станкостроение и
автомобилестроение – это вызов нам – то, что делала Украина. Поэтому здесь
очень важно именно такое решительное управление. Понимая, что область
дотационная, понимая, что все равно без федеральной поддержки… Здесь очень
важна роль первого лица, которое имеет серьезную позицию на федеральном уровне.

Максим Старостин: А можно
тоже вопрос к вам? А может – к обоим…

Александр Суханов: Я только,
прежде чем будут вопросы, хочу сказать, что Павел Михайлович сейчас выступает
не только как представитель нижегородского бизнеса и его защитник, но и как
кадровый военный, который хорошо понимает, о чем говорит. Пожалуйста.

Максим Старостин: А с вашей
точки зрения – может, это, Евгений Евгеньевич, к вам вопрос? – последние выборы
на Украине – это была вообще ошибка? Надо было решать ситуацию каким-то таким
образом?..

Александр Суханов: Уже на
Украину ушли…

Максим Старостин: Про
Украину Павел Михайлович начал говорить…

Иван Юдинцев: Сейчас спросим
про отставку короля Испании… (Всеобщий смех)

Максим Старостин: Тогда
давайте не будем…

Павел Солодкий: Моя позиция такая
же, как президента Путина – о том, что не надо было проводить выборы в мае, а
надо было проводить осенью – тогда, когда и общество было бы готово на той же
Украине. Какие выборы, когда идет война? Мы же все понимаем, что это стало
колонией Соединенных Штатов Америки на десятки лет.

Максим Старостин: А осенью
они были бы готовы?

Павел Солодкий: К осени, вы
знаете, во всяком случае…

Иван Юдинцев: Уважаемые
коллеги, я прошу прощения, у нас это явный оффтоп – отклонение от темы.
Возвращаю вас к теме. Это мы обсудим на другом круглом столе. Александр
Овидиевич, ведите.

Александр Суханов: Я думаю,
что дискуссия, которая возникла, поможет нам разрешить вот эти проблемы,
каким-то образом посмотреть на них с другой какой-то точки зрения.

Старкин Дмитрий… извините, отчество
забыл… Старкин Сергей Валерьевич – извините, который у нас сегодня в первый раз
на заседании клуба. Российский институт стратегических исследований.
Пожалуйста.

Сергей Старкин: Спасибо.
Добрый день, уважаемые коллеги. Я, наверное, присоединюсь к точке зрения Павла
Михайловича. По поводу того, что, к сожалению, полоса стабильности
заканчивается, нас совершенно очевидно втягивают в войну. Хаос, который создают
наши западные партнеры, продолжает развиваться. И именно этот фактор, видимо, будет
являться определяющим в дальнейшем развитии, в том числе, внутриполитической
ситуации в нашей стране. Это несомненно. И выборы, которые возвращаются – в том
числе, Александр Васильевич об этом сказал – что будет интрига… Интрига,
несомненно, будет. Но эта интрига, скорее всего, в свою очередь взорвет
информационное пространство. Наверное, это тоже нужно учитывать. А взрыв в
информационном пространстве – вот это вот информационное противодействие на
уровне регионов (не одного региона – Нижегородской области, но порядка 25-30
регионов, которые будут затронуты во всей стране) – несомненно, что это тоже
будет весомым фактором развития внутриполитической ситуации в стране, ну и в
какой-то степени это будет вызовом и угрозой в той ситуации общемировой, в
которой мы находимся. Вот, наверное, это то, на чем я хотел акцентировать
внимание.

Александр Суханов: А что
касается предстоящих выборов? Может быть, какая-то оценочка?

Сергей Старкин: Опять же –
согласен с Александром Васильевичем – да, выборы будут интересными, скорее
всего. Нельзя назвать их иллюзией, потому что да, очевидно, что, если
губернатор встает к президенту, и президент дал определенный карт-бланш –
конечно, это дает весомые шансы губернатору действующему, но не 100-процентные.
Поэтому иллюзией я бы не стал это называть.

Иван Юдинцев: Все-таки так?

Сергей Старкин: Да. (Смех
за столом
)

Александр Суханов: У нас
сегодня присутствуют будущие участники этих выборов. И я просил бы Владимира
Анатольевича Буланова как, по сути, не совсем еще официального, но уже
объявленного выдвиженца от нижегородской организации КПРФ. Владимир
Анатольевич, ваша позиция, представление.

Иван Юдинцев: Пока Владимир
Анатольевич официально – не кандидат, он может говорить в СМИ бесплатно.

Владимир Буланов: Вы знаете,
а я от бизнеса продолжу тему. То есть, как вы догадываетесь, не от хорошей
жизни было принято это решение – сначала участвовать в выборах в
Законодательное собрание, а теперь, к сожалению, еще вот в этих выборах.

В моем понимании – тот же вопрос,
что и к Павлу Михайловичу – а что ждет бизнес? Бизнес, вне всякого сомнения,
ждет перемен. Потому что то, что сложилось в последние годы в стране и в нашем
регионе, по-другому, кроме как стагнацией и застоем, я назвать не могу. Из-за
чего это происходит? Понятно, что это коррупция. Первая задача и первая
проблема у бизнеса – это коррупция. Из-за чего? Потому что полчища чиновников
за последние 10 лет выросли многократно. То есть, опять же, со времен Немцова,
Ходырева и Склярова, если все убирались в Кремле, то сегодня все расползлись –
покупают коттеджи, покупают, снимают особняки на Ошаре, на площади Свободы. В
три смены идет сейчас строительство нового Дома правительства. Скорее бы,
Господи, его достроили и, может быть, даже с Костина, 2 все переехали бы, чтобы
не было машин этих. На каких машинах ездят чиновники? При губернаторе Ходыреве
одна была иномарка, и все ездили на «Волгах». А сегодня меньше, чем Audi A6,
Audi A8, BMW и «Мерседесы» министры почему-то не передвигаются.

Для того чтобы продвинуть какую-то
инициативу предпринимательского сообщества, уходят месяцы, а иногда – годы. Вот
лично по своему опыту я могу сказать, что у меня ушло восемь лет. Три министра
мне обещали сделать проблему для того, чтобы сюда пришли серьезные инвестиции.
Павел Михайлович знает: я к нему обращался как к человеку, как к посреднику,
как к омбудсмену уже. Когда семь лет назад с меня тогдашний министр попросил
два миллиона взятки через посредника, я от этого отказался. В результате
земельный участок был передан другим людям, которые сейчас осложняют мне
серьезно жизнь.


Дальше вопросы. Самые высокие
транспортные налоги – не секрет ни для кого. То есть, транспортные налоги были
приняты в Нижегородской области еще прежним созывом. Был обещан мост, который,
наконец-то, сейчас строят, был обещан Южный обход, была обещана четырехполосная
транспортная магистраль до Арзамаса. Вы сейчас сами понимаете, на какой стадии
это находится. Мы входим в тройку самых опасных и самых плохих дорог Российской
Федерации.

Не буду говорить о том, что самая вымирающая
область – это касается всех. Но на примере скажу: я полтора, два года уже
муссирую тему о том, чтобы запретить продажу памфуриков вот этих. Сегодня вроде
перестали их в области в целом продавать на почте. Их пьют дети, их можно
покупать круглые сутки. Вот такая хрень, 20 рублей она стоит – их две штуки
купил – и получился литр водки. Разбавил компотом – все. Даже вчера «Единая
Россия» — до скандала, там чуть до рукопашной не дошло – не дают! Ну почему
наши соседи – малые республики — прекратили продажу этой гадости и спаивания
населения. Мы являемся – вы знаете – входим в тройку самых вымирающих регионов.

Особенно – тарифы. Ну это песни и
сказки народов мира. Про это говорить никогда не устанешь – какие у нас тарифы
на тепло и на электроэнергию особенно. Вы знаете, мое любимое издание, из
которого я всегда черпаю информацию, потому что я считаю, что это самое
объективное было издание до последнего времени, пока главный редактор не
поменялся – это журнал Forbes.
Очень рекомендую взять журнал Forbes
за июнь месяц, где на восьми полосах написано про наши НСК – какие они крутые,
какие они здоровские, с многомиллиардными оборотами. Состояние заценивается там
в 800 миллионов долларов – человека, кто за всем этим стоит. Налогов – сегодня
посмотрел – заплатил 130 миллионов. То есть, с нижегородцев собрали почти 100
миллиардов рублей в виде тарифов, которые идут потом на хоккей, на футбол, куда
угодно. Это не вопрос. Но почему-то 130 миллионов рублей показано прибыли, с
которой вообще копейки заплачены налогов. Это честно по отношению к нашим
нижегородцам?

Я против этого безумного футбола,
допустим, который сегодня у нас есть. Не надо нам этот футбол. И очень
скептически к Мундиалю отношусь: кроме как опять же кормушкой – ничем не
назовешь.

Сегодня в 12 часов поеду от вас на
наш комитет по промышленности и экономике, там отчитывается министр. Вот
открываю сейчас, смотрю данные. Там написано: «За последние три года в область
инвестировано 3,5 миллиарда долларов». Вот я по представлению могу сказать, что
эта цифра сопоставима с крупными инвестициями в Германию, в Канаду, в Италию.
Вы представляете, что такое 3,5 миллиарда долларов? Вот если бы реально эти 3,5
миллиарда долларов были вложены в нашу экономику, мы бы жили, как в Монако.
Сейчас я задам вопрос министру: «А где эти 3,5 миллиарда? Дайте, я потрогаю».
Они закрываются, что это «Сибур» с «Лукойлом» строят «Русвинил». Ну вы
понимаете, что это такое? Он все равно 3,5 миллиарда долларов не стоит,
во-первых. Во-вторых, кто его строит? «Лукойл» и «Сибур». Эти компании сюда
пришли 15-20 лет назад. Я ни одного серьезного инвестора, пришедшего за
последнюю пятилетку сюда, не вижу. Ну кроме как, по слухам, говорят Евтушенко
купил телекомпанию «Волга» — ну, серьезный человек, вне всякого сомнения… Я
никого не вижу, чтобы кто-то пришел.

Мы едем в Заволжский технопарк –
они еще помнят Евлампиева, который работал при Немцове и при Склярове привлекал
их туда. Куда бы ни поехали – хоть там на «Ондулин», линолеум, паркет – все эти
люди пришли сюда. Дайте я потрогаю, кто привез сюда 3,5 миллиарда долларов,
кроме того же самого Дерипаски, Клочая, Анисимова. Ну, дай Бог, чтобы это все
было.

То есть, в моем понимании сегодня
потенциал области по привлечению инвестиций в развитие экономики до конца не
развит. Я знаю, честно если сказать, губернатор старается, пытается, он вообще
волочет ситуацию, но это как в той старой поговорке: царь – хороший, бояре –
плохие. Что-то не с теми боярами, не с теми министрами.

Ну и по социальной политике – вы
знаете, сейчас опять же много шумели, кричали против закрытия Борской больницы…
Закрыто несколько сотен фельдшерских акушерских пунктов. Едут люди – женщины –
матери, роженицы – за 120 километров. А человек с инсультом – понятно, что он
даже 50 километров не проедет и умирает уже в автомобиле.

То же самое касается школ: 450
закрытых школ вот за этот период. А что такое школа? Ну вы – люди городские, но
у каждого из вас есть родители или детей с бабушками, с дедушками отправляете.
Школа – это центр цивилизации любого населенного пункта. Школа закрылась –
через три года деревня умерла. То есть, даже, в моем понимании, это не такие
большие деньги. Если даже 20 человек ходят в школу – это есть мотив, чтобы там
рожали второго-третьего ребенка, кто-то там приехал извне. Школа – это центр
цивилизации. Вообще прекратить закрытие всех школ.

Это я высказался как бизнесмен. Я
очень люблю нашу область. Надеюсь, что с Валерием Павлиновичем мы увидимся во
втором туре, а там дальше – поговорим. (Смех в зале

Иван Юдинцев: Самое главное
– то есть, вы надеетесь, что борьба есть, реальный выбор у людей есть.

Владимир Буланов: Вне
всякого сомнения. Я даже нисколько не сомневаюсь, что муниципальный фильтр
пройду. Это все звучит нелепо, но, во-первых, на это есть установка из самых
высоких слоев Москвы, во-вторых, Валерию Павлиновичу, вне всякого сомнения,
надо перед президентом показать всеобщую любовь, а всеобщая любовь – это когда
50-55 процентов придет на избирательные участки. Ну, понятно, что там,
допустим, рядом, где я живу, в селе Наумовка – всегда показывают 101 процент
явки. То есть, даже покойники, которые за три последних года умерли, там все
вписаны. Зафиксировано это все в прошлые выборы – 101 процент явки. Смотрим –
50 человек умерло, но они 100 процентов проголосовали за «Единую Россию».
Понятно, что это можно сделать в деревнях, но, товарищи, вспомните выборы в
Государственную думу – почему-то у Моисеева и у Согина хватило силы воли – не
знаю, кто их там курировал на этих выборах – открыть участки, запустить туда
наблюдателей. Не как в Советском районе, где там ОБСЕ не пустили…

Иван Юдинцев: Владимир
Анатольевич, уже вдвое время перебрали.

Владимир Буланов: Да. Я
говорю о том, что очень надеюсь… Почему нужны коммунисты? Чтобы состоялась
нормальная явка. То есть, все равно – я, не я буду…

Иван Юдинцев: Спасибо.

Владимир Буланов: … 15-20
процентов…

Иван Юдинцев: Вы в селе
живете? А то я думал – в Холодном переулке. (Смех за столом) Извините,
извините – все, буду знать… Спасибо, Владимир Анатольевич.

Александр Суханов: Хорошо. И
тогда Михаил Павлович Шатилов – представляет еще одного кандидата в губернаторы
Нижегородской области, который сегодня, к сожалению, не смог присутствовать –
Курдюмова Александра Борисовича.

Иван Юдинцев: По
уважительной причине, поскольку он ведет еще работу как руководитель агитпоезда
и как депутат Госдумы.

Александр Суханов: Да.
Поэтому — пожалуйста. Партия ЛДПР.

Михаил Шатилов: Уважаемые
коллеги, «Выборы без выбора?» — такое интересное название. Выбор есть всегда.
Соглашусь с тем, что сказал Владимир Анатольевич. Мы заинтересованы – и КПРФ, и
ЛДПР – чтобы на избирательные участки пришло максимально больше активного
населения. Потому что, чем больше будет этого активного населения, тем меньше
будет фальсификации. Если мы начали с вами с того, что мы тут показываем
демократию, проходят праймериз, надо тогда демократию показать именно на
избирательных участках, чтобы фальсификация, про которую мы говорим – выборов
прошло много, и с Владимиром Анатольевичем нам вместе приходилось во многих
населенных пунктах Нижегородской области быть, мы видели и знаем, как проходят
выборы, и жалуйся, не жалуйся, пиши жалобы, не пиши видеозаписи – правды мы,
конечно, ни разу не добились…

Люди, конечно, многие тоже сами
заинтересованы – население – именно придти на выборы. Выборы будут очень
интересные. Также соглашусь, что два тура будет. Мы сами тоже видим, что два
тура именно выборов будут, и выйдут в эти два тура два сильнейших кандидата…

Владимир Буланов: ЛДПР и
коммунисты! (Всеобщий смех)

Михаил Шатилов: (Улыбается)
Именно, да, Владимир Анатольевич. Нет, выбор, конечно, всегда есть. Население
придет, и много будет зависеть от всех кандидатов, от политических партий, и
кому население отдаст голоса. У меня все, спасибо.

Александр Суханов: Спасибо,
Михаил Павлович. Это мнение будущих участников. И действительно их уверенность.

Я думаю, здесь можно задать вопросы
Роману Владимировичу по поводу зачистки СМИ…

Владимир Лапырин: Зачистки
поля…

Павел Солодкий: Как тебе это
удалось? Расскажи, поделись опытом. (Смех в зале)

Владимир Буланов: Полтора
миллиарда рублей в год – и все. (Смех за столом)

Роман Скудняков: Мне всегда
нравится, какими цифрами Владимир Анатольевич оперирует, потому что, когда он
приходит на заседание комиссии, депутаты не сдерживают свою улыбку, которая
возникает, потому что по каждому из фактов можно загнуть три пальца, почему это
не соответствует действительности – по каждому из моментов, которые проговорил
Владимир Анатольевич.

В начале было такое интересное
высказывание – Александр Суханов сказал, что равные шансы победить должны быть
у каждого. Ну, любой человек знает, что равных шансов победить у каждого быть,
в принципе, не может, потому что все разные. Да? Другое дело, что должны быть
равные возможности. Поэтому я бы стал говорить не о равных шансах, а о равных
возможностях. Потому что это, как в спорте: я вот пять лет занимался плаванием,
но, если я буду соревноваться с олимпийским чемпионом по плаванию, какую бы
дистанцию я ни плыл – 50 метров, 100, 200 – я его не обойду. Точно так же и
здесь – должны быть равные условия.

Конечно, каждый по-разному
оценивает эти равные условия, каждый по-разному оценивает гонку. Кто-то
считает, что ему мешает законодательство, кто-то считает, что ему мешает
зеркало быть красивым, поэтому это всегда вопросы разного профиля. Я слышал
высказывания о том, какой фильтр – он слишком жесткий или слишком мягкий. На
самом деле федеральный законодатель практически не оставил ничего регионам с
точки зрения принятия непосредственных решений. Потому что, даже если поставить
минимальный фильтр – не семь процентов, а пять, то разница получается не
кардинальной – 237 получается, наверное, где-то необходимо голосов. То есть, в
любом случае, это спокойная работа для той партии, которая занимает очень
весомое место на политической арене.

Что касается информационного поля,
честно хочу сказать – многие средства массовой информации обращались, и
позиционировали, и спрашивали, как вообще эта избирательная кампания пройдет.
Мое личное убеждение как человека и как руководителя пресс-службы, что у
каждого действительно кандидата будет своя повестка, кто-то при этом будет
говорить очень убедительно, но цифры будут очень серьезно отличаться от
фактического состояния, и они будут все время передергиваться в надежде на то,
что люди, с которыми общаются, не владеют реальной статистической информацией.

Наша позиция – пресс-службы
губернатора – что информационное поле должно быть открыто абсолютно для всех
кандидатов, вне зависимости от того, какой политической партии они
придерживаются. Мне кажется, то, что мы видим интерес к сегодняшнему круглому
столу, мы видим интерес средств массовой информации, которые отражают, каким
образом обстоит сейчас ситуация в различных партиях, как выдвигают кандидатов,
и так далее – это все представлено и на телекомпаниях, и в печатных средствах
массовой информации. Поэтому говорить о том, что кого-то зажимают – мне
кажется, что это не соответствует действительности.

Что предопределен исход выборов — вы
знаете, некоторые руководители год назад тоже считали, что исход выборов
предопределен. Рейтинг доверия к этим руководителям составлял, наверное,
порядка 70 процентов – может быть, Александр Васильевич подтвердит, а в
результате чуть было не произошел второй тур. Мне кажется, что совершенно
очевидно, что ничего не предопределено. Очень большая доля во всех социологических
опросах неопределившихся – это одна треть. Они будут принимать решение за один,
за два дня до выборов и непосредственно в день выборов. От кандидатов, которые
будут вести предвыборную кампанию – всех без исключения, зависит, куда эти 30
процентов перетекут. Перетекут они к кандидату, который доказал свою
эффективность, доказал, что ему необходимо работать далее пять лет, или они
перетекут к человеку, который понравился – эмоционально, психологически, и так
далее, — это будет зависеть от выборной кампании, и на это будут влиять уже
штабы, а пресс-служба к этому отношения в данном случае не имеет.

Владимир Буланов: Можно мне
вопрос?

Александр Суханов: Пожалуйста.

Владимир Буланов:
Профессиональный. Два с половиной года я финансирую передачу «Сделано в СССР»,
но вы знаете, что меня там ни разу не было, и у меня не берут интервью. Вы меня
пустите на телекомпанию «Волга»?

Роман Скудняков: Я не имею
отношения к телекомпании «Волга». Вы можете поговорить с телекомпанией «Волга»,
которая здесь присутствует, и спросить представителей, журналистов, пустят ли
они вас.

Владимир Буланов: То есть,
то, что они ссылаются на вас и ссылаются на Валерия Павлиновича, это все
Резонтов с Лаптевым лукавят – да?

Роман Скудняков: Вы знаете,
если кто-то ссылается на губернатора или на Скуднякова – давайте поговорим с
этими людьми.

Владимир Буланов: Давайте с
вами поговорим в программе «Без галстука». Так что в июне-июле я жду вашего
приглашения…

Роман Скудняков: Хорошо.

Владимир Буланов: … и с
удовольствием составлю вам компанию. (Смех в зале)

Иван Юдинцев: Владимир
Анатольевич, мы вас всегда приглашаем…

Павел Солодкий: А это не
бесплатно уже будет, да?

Владимир Буланов: В июле
бесплатно… (Смех за столом) Скудняков обещал – запомните. Он меня обещал
в июне-июле пригласить на телекомпанию.

Роман Скудняков:
Интерпретация всем понравилась, как и к предыдущим 11 пунктам, которые звучали.

Иван Юдинцев: Владимир
Анатольевич, мы пока видим, что вы здесь – вас снимают, в Интернете вас уже
комментируют. «Выборы без выбора, — пишет Артем Тихомиров, — да уж, экспертики.
У них одно недовольство вечно всем и вся. То есть, по-вашему, Владимир Буланов
– не кандидат?» Я ему отвечаю: «Кандидат. Он только что сказал, что будет
второй тур». Так что, Владимир Анатольевич, вы еще даже не кандидат официально,
а мы вас уже даже кандидатом называем. По-моему, возможности есть у вас все.

Владимир Буланов: Мне надо
на комитет…

Иван Юдинцев: Да, уважаемые
коллеги, мы вообще должны на комитет отпустить сразу четырех человек – Романа
Владимировича и двух наших уважаемых…

Владимир Буланов: Спасибо
большое…

Александр Суханов: Спасибо,
что посетили… (Владимир Буланов, Роман Скудняков, Михаил Шатилов и Павел
Солодкий поднимаются, чтобы уйти.
)

Владимир Буланов: Я еще не
опоздал, но меня тут Егоров просил еще в 11 часов…

Иван Юдинцев: Владимир
Анатольевич, вы к нам всегда и в любое время, и даже не будучи кандидатом. Так,
продолжаем. Я вам процитировал. Уважаемые коллеги, у нас дискуссия в Интернете
разгорается, я читаю то, что вот Денис Чернов ведет прямую трансляцию на
страничке эксперт-клуба на фейсбук, и у нас уже идут комментарии, причем,
комментарии довольно резкие.

Александр Суханов: Я думаю,
что, если будет возможность, потом мы здесь озвучим.

Иван Юдинцев: Да, я уж один
озвучил.

Александр Суханов: А сейчас
я хотел бы дать слово людям, которые профессионально будут участвовать в этих
выборах, но не в качестве кандидатов – так называемым политтехнологам,
специалистам, которые занимаются технологиями выборными. Константин
Барановский, я хотел бы вас пригласить к разговору.

Константин Барановский: Ну,
спасибо. Я, правда, не уверен, что буду участвовать в этих выборах в качестве
политтехнолога…

Иван Юдинцев: Неужели в
качестве кандидата? (Смех в зале)

Константин Барановский: Но я
могу сказать, что, конечно, название темы заседания немножко провокационное, и
мне кажется, что все-таки там должен быть знак вопроса, а не как бы такое
утверждение, что вот выборы без выбора.

С одной стороны – да,
действительно, мы все понимаем, кто фаворит этой предвыборной гонки, и это
глупо скрывать. Но с другой стороны, с моей точки зрения, интрига, сколько
наберет фаворит – 50+1 процент или 75-80 процентов, исходя, опять-таки, из той
социологии, которая есть, — это один вопрос. Второй вопрос – сколько наберут
представители парламентских партий — сами как кандидаты и как представители
опять же парламентских партий.

По поводу информационного
пространства – вы знаете, я здесь согласен со всеми предыдущими ораторами:
действительно ситуация на сегодняшний день абсолютно другая, чем была даже
месяц назад, когда в кулуарах шел разговор «примет, не примет, плюнет,
поцелуют, к сердцу прижмет, к черту пошлет». То есть, внезапно выяснилось, что
у нас есть, например такая партия, как «Гражданская сила», которая тоже кого-то
куда-то выдвинула. То есть, в принципе, пошла то, что называется на сленге
«движуха» — и это уже само по себе хорошо. Зашевелились партии, зашевелились
общественные организации, пошла дискуссия.

И я абсолютно согласен с господином
Прудником, что выборы – это всегда возможность трибуны, с которой можно
общаться с людьми, если есть, о чем общаться. Вот ушедший от нас безвременно
Владимир Анатольевич Буланов упомянул «Сделано в СССР». Я бы, кстати, хотел и
без его этого упоминания сказать, что, в принципе, нет пределов совершенству.
Есть программа «Сделано в СССР», сейчас еще какая-то на ННТВ идет программа
КПРФ, есть программа «Справедливой России». ННТВ постоянно показывает какие-то
ролики с Жириновским, вплоть до того, что он там кошек пасет и так далее. То
есть, опять-таки никто не запрещает партиям выпускать свои собственные газеты
или поддерживать какие-то газеты, которые, как им кажется, отражают их точку
зрения. Здесь вопрос, наверное, скорее, к партиям, которые хотят, что
называется, на шару, на халяву быть в информационном пространстве. Опять-таки
вопрос: «А с чем вы будете в информационном пространстве?»

Вот инициатива опять же Буланова,
которого я, безусловно, уважаю и, может быть, даже где-то люблю в хорошем
смысле слова — вот с этими энергетиками – почему это все остается в узком круге
боданий в Законодательном собрании? Выносите все это на общественность,
привлекайте – я не знаю – минздрав, привлекайте общественные организации,
делайте из этого большое общественное движение и будете на слуху. И дело-то
благое, и можно шпынять «Единую Россию», которая не дает делать это благое
дело.

И в этом смысле, конечно, выборы
сентября 2014 года немножко ситуацию не то, чтобы взорвали, но как-то
взбутитили и взъерепенили. И в этом смысле, кстати, мне кажется, что досрочные
или не досрочные выборы – на расклад сил это сильно не повлияло. В 2015 году
был бы примерно такой же расклад сил, примерно те же кандидаты, я думаю,
примерно с той же повесткой дня. В любом случае, прямые выборы – это всегда
благо, с моей точки зрения. Да, есть издержки, я думаю, что мы увидим,
наверное, какие-то черные технологии, еще что-то. Но повторюсь: есть издержки,
есть риски, но они приемлемые для того, чтобы общество развивалось, для того,
чтобы общество шло вперед.

И, кстати говоря, для фаворита
гонки это тоже неплохой способ опробовать свою программу, свою стратегию
действий на ближайшие пять лет на реальном оселке, на реальных людях, которые
могут видеть приоритеты развития совершенно иначе, чем действующий губернатор.
И я думаю, что это тоже хороший шанс. Поэтому – вперед, все на выборы.

Александр Суханов: Спасибо,
Константин Борисович. Сегодня звучат вот такие романтично-уверенные,
оптимистические рассуждения, что выборы являются действительно выборами. Но известно,
что не все у нас таких взглядов придерживаются. И поэтому хотел бы услышать
позицию политолога Андрюхина Вадима. Будьте добры.    

Вадим Андрюхин: Я свою точку
зрения высказывал давно – о том, что выборы прямые исполнительной власти,
особенно губернаторской власти – это вообще минус для России. Это просто там
настоящая профанация.

Профанацию мы сейчас наблюдаем,
когда это все в ускоренном темпе делается. Все делают вид, что это здорово,
хорошо, знают прекрасно результат. И, на мой взгляд, все эти выборы – это чисто
для удовлетворения амбиций политических партий. Ну, вот мы сейчас послушали
некоторых кандидатов. Для них – да. Надо ли это народу? Сомневаюсь я. Вот
смотрю результаты в «Бирже» — отношение к оппозиции по опросу. Самый большой у
Геннадия Зюганова – это 6,7 процента. Ай-ай-ай. Причем, насколько я понимаю,
опрос делался среди активных граждан. Даже эти активные самому видному
оппозиционеру даже 10 процентов не набирают.

О чем это говорит? Что потребности
у нынешнего российского общества в прямых выборах нет. Я не буду говорить, чем
вредны эти прямые выборы. Здесь уже об Украине говорили. Можно говорить о
традициях российских: Россия никогда не создавалась как федеративное
государство. Ей была навешана эта рамочка во времена Советского Союза – ну
понятно для чего: чтобы предстать, как говорится, в очень благостном свете
перед всем мировым сообществом. И все прекрасно понимали, что Советский Союз –
был такое же унитарное государство, как была Российская империя. Потом
продолжались все эти игры в Федерацию при Ельцине, и так далее. Мы помним, чем
это закончилось.

Мы прекрасно понимаем, что выборный
губернатор, даже если он будет супероппозиционером, ни одного из своих обещаний,
конечно, выполнять не будет. Первым делом побежит с челобитной к
государю-императору, будет биться, клясться ему в верности. Хочу напомнить
пример Геннадия Максимовича Ходырева, которого коммунисты усиленного
поддерживали, он тоже обещал всякие блага. И что сделал господин Ходырев? Пошел
на поклон к царю, поклялся в верности, через некоторое время вышел из
Компартии, вступил в «Единую Россию», ля-ля-ля, и так далее. Так оно и будет –
я имею в виду абстрактную ситуацию, если победит один из представителей
оппозиции.

Вопрос: а зачем это надо? Зачем на
это нам тратить бюджетные деньги, и так далее?

Опять же тут говорится про
праймериз, который проводит «Единая Россия». Слушайте, ребята, самим не смешно
уже про этот праймериз? Я хочу напомнить праймериз в «Единой России» 2010 года,
который проходил в канун как бы выборов мэра. Слушайте, ну весь город смеялся,
как это проходило. Когда завозили людей, тут же их принимали в партию срочно —
на один момент, чтобы он пошел проголосовал. Ну все смеялись. И я думаю, что
это будет то же самое, с другим подтекстом. Там все-таки все понятно, кто
победит, давайте уже это иллюзию не будем…

Опять эти пустые обещания, извините
меня… Я господина Буланова слушал. Я такие же речи слышал и от господина
Склярова, когда были прямые выборы, и от господина Ходырева. Только, когда они
приходят, ни одно из своих грандиозных обещаний не выполняют. Возьмите Шанцева,
который ничего не обещал, которого назначил президент – и сколько он сделал для
области. Извините меня, ни один выборный губернатор столько не сделал.

Вопрос возникает: а, может быть, на
самом деле пусть президент назначает и он же с них потом и спрашивает?

На мой взгляд, не исключено, что
когда-нибудь действительно эти выборы прямые губернаторов понадобятся. Но опять
же – нужна гражданская среда общества, и так далее. И, прежде всего, нужна
сильная представительная власть – вот от чего надо строить это гражданское
общество. Не с головы, а с ног. Когда у нас будут депутаты, в основном,
избираться по одномандатным округам, не по партийным абстрактным спискам, тогда
будут эти депутаты более-менее независимыми. И тогда они смогут контролировать
ту же исполнительную власть, не дадут ей зарываться. А пока в данный момент мы
имеем представительную власть, фактически спущенную сверху – давайте уж честно
скажем, по большому счету. И выборы губернатора в данной ситуации – при
отсутствии, как говорится, должного общественного политического контроля – это
профанация. Еще раз говорю.

И сейчас я боюсь – почему сейчас
проходят эти выборы, с учетом мнения господина Солодкого… Я подозреваю, что в
нынешней международной обстановке на следующий год  просто никаких выборов не будет – уже не до того будет просто-напросто.
Вот и все.

Я считаю, что самое честное, если
бы господин Путин назначил господина Шанцева – пускай досрочно – за год заново
губернатором. Вот это была бы самая честная игра.

Александр Суханов: Хорошо,
спасибо. Позиция понятна. 

Александр Леонидович, вашу позицию
мы можем услышать? Мазин Александр Леонидович, профессор Нижегородского
института менеджмента и бизнеса.

Александр Мазин: Знаете, я
вот со многим согласен, что сейчас было сказано, даже в большей частью. Но я бы
немножко по-другому предложил вам посмотреть. Помните, такой фильм был
замечательный – «Квартет И «День выборов»? И там обыгрывались именно – в
юмористическом стиле, конечно, очень талантливо – но негативные стороны
выборов. Что там подтасовка, манипуляция сознанием, нечестные приемы. Потом это
все ушло в прошлое, выборы ушли…

Вы понимаете, ведь народ, когда он
начинает участвовать в выборах, он начинает обучаться демократии, и происходит
некая тренировка ответственности. Когда люди постепенно – далеко не сразу это
происходит – понимают, что от них что-то зависит. Когда человек понимает, что
от него что-то зависит, это его поднимает в собственных глазах, и он ощущает
себя частью общества, ибо он что-то решает. Пусть даже это несколько кажущиеся
формы имеет.

Что произошло сегодня? На мой
взгляд, произошла довольно трагическая вещь: в России с демократией покончено
категорически, ее просто нет. Есть имитационные формы, постановочные формы типа
общения президента с народом, где каждое выступление из народа отрежиссировано
и отработано заранее. Есть формы, когда лидер обращается к народу и
подчеркивает, что у нас демократия. То есть, вот эти постановочные действия
требуют, по-видимому, чтобы выборы были, чтобы была видимость выборов, но все
это – сплошная имитация. Потому что система наша закостенела, она просто перестает
воспринимать сигналы снизу. А ведь демократия, по сути дела, ни что иное как
система обратной связи, когда система работает в динамическом режиме и
позволяет сама себя корректировать, получая импульсы снизу. А кто у нас сегодня
может дать импульс?

Ну вот, смотрите – люди пойдут на
выборы. Не надо иллюзий, что они будут смотреть по телевизору все эти диспуты:
никому они не интересны. Лидеры КПРФ, ЛДПР будут получать время – и это все
народ воспринимает уже как имитацию.

Единственная хоть сколько-то
оппозиционная партия сегодня – это только КПРФ. Я, не будучи сторонником их
взглядов, уважаю их за эту оппозиционность. Они единственные, кто сегодня может
что-то сказать власти. Но их терпят лишь потому, что они не опасны: они
занимают свою нишу, и в этой нише они тоже закостенели. А обратной связи нет –
сверху все схвачено. Поэтому, кстати, и с коррупцией бороться бесполезно, она в
этой системе абсолютно неикоренима.

А народ снизу начинает понимать,
что главное-то для губернатора – и вы об этом хорошо говорили – главное, чтобы
Москва любила, чтобы были хорошие отношения с президентом. И любой губернатор
действительно пойдет на поклон. Да ему и не нужно идти в будущем: он уже там
был. И народ, даже если ему будет предоставлено право голосовать, понимает –
нам не нужен сегодня какой-то оппозиционер, даже видимость оппозиционера не
нужна, ибо все ресурсы в экономику идут из Москвы. И экономика региона, который
в контрах с Москвой, обречена. То есть, нужны хорошие отношения с центром. И
это, по-видимому, сегодня становится главным фактором политической борьбы.

Дальше. Сегодня говорили о том, что
нас ждет, по сути дела, мобилизационная экономика, что нам выборы будут не
нужны. Вот те имитационные выборы, которые есть сегодня, они – что будут, что
не будут – большой роли не играет. Они не будят энергию снизу, они не позволяют
обществу получать вот эти сигналы снизу, которые что-то корректируют.

А что будет, если, как вы сказали,
будет все жестче и жестче? Ну, хорошо – мы переходим к мобилизационной
экономике. Мы год держимся, мы отменяем все демократические даже имитационные
формы. А дальше-то что? Вот сколько это может продолжаться? Подумайте.
Год-два-три? А мир открыт. За последнее время два миллиона людей образованных,
самых конкурентоспособных, самых молодых из России уехали, и этот процесс
продолжается. Вы понимаете, что страна тем самым лишается будущего? Будущего
инновационного, будущего, в котором создаются новые продукты, новые идеи. Наши
мозги утекают туда. А как это остановить? Они уезжают не только потому, что там
больше платят, а потому что там воздух другой, там дышится по-другому и можно
иначе себя реализовать. И детей своих туда отправляют учиться, в том числе,
наши самые известные бизнесмены и чиновники. Они говорят хорошие слова, которые
требуются, но дети их живут там.

Какое будущее мы создаем себе,
когда перейдем на экономику мобилизационного типа да еще будем сочетать это с
изоляционизмом, настроив против себя весь окружающий мир? Мы так протянем
долго: ресурс и инерционность у России громадные, мы можем долго так двигаться.
Но мир будет двигаться вперед быстрее нас. И отставание нам при этом
гарантировано.

Поэтому тот вопрос, который мы
сегодня обсуждаем, я считаю просто очень частным вопросом в более общей
системе. Да, выборы губернатора – это интересно, это может позабавить немножко
народ, хотя я думаю, что народ не откликнется на это.

Кстати, я, скорее всего, сам буду
голосовать за нашего губернатора Валерия Павлиновича. Мне просто многое
нравится из того, что он делает. Но сам процесс вот этот выборов – это чистая
имитация. И я вас уверяю – общественно именно так к этому относится.

Александр Суханов: Спасибо,
Александр Леонидович. В продолжение темы, Виктор Иванович, как вы? Как один из
либералов…

Виктор Лысов: Ну-ну, все…

Александр Суханов: Но клуб
либеральный… Политолог.

Виктор Лысов: Да нет, я
готов быть либералом, я от своих идеологических убеждений не отказываюсь.

Я хотел бы предложить некий образ
из всего того, что я услышал, и в связи с тем, что сейчас проходит Чемпионат мира
по футболу. Я еще застал то время, когда телевизионных картинок, репортажей
телевизионных футбола не было, и я футболы слушал, будучи подростком, по радио.
Матчи были скучные, на самом деле. Ну что говорить – тот футбол и этот футбол,
да? Это как чемпионат России по футболу и чемпионат по футболу Германии,
например. Но по радио это звучало как увлекательное совершенно действие,
особенно там профессионалы, которые вроде Александра Васильевича, с подъемом
голоса говорили о том, что эта передача туда… Просто замечательные вещи. У меня
образ точно такой же. Вот то, что происходит в действительности, имеющее
отношение к выборам, и то, что говорят о выборах, — это две вещи совершенно
разные. Как говорят в Одессе – да. Это первое.

Второе. Почему-то, собственно,
Солодкий стал говорить об усложняющейся политической ситуации. Мне кажется, что
сам дух времени говорит о том, что выборы являются как бы сущностью
модернизационного проекта, потому что это привлекается народ, активная часть
населения начинает что-то обсуждать, экспертное сообщество возбуждается. А
параллельно этому идут вот эти самые тенденции мобилизационного характера. И
эти вещи действительно не совпадают. Это точно очень поймано. И таким образом,
на самом деле, мы увидим это отражение в нынешних выборах.            

И, наконец, еще одно
обстоятельство, о котором я хотел сказать. Речь вот о чем идет: мы уже говорим
о том, какими будут выборы, как будут проходить выборы – реакция населения, но
впереди нас ждет очень любопытная ситуация с выдвижением, со сбором подписей
депутатов муниципалитетов. И уверяю вас – та конструкция, которую при самом
решительном действии сконструировал Валерий Павлинович Шанцев, я имею в виду –
реконструировал систему местного самоуправления, ударит по нему. Просто потому,
что в районах области, по моему представлению, есть масса недовольных вообще
политикой, материальным положением, экономическим состоянием районов. И это все
может сказаться на том, как будут собираться подписи.

Мне уже известны случаи в ряде
районов, когда муниципалитеты собираются и руководитель говорит: «Друзья,
давайте мы сейчас примем коллективное решение о том, что не будем подписываться
ни за кого, кроме как за его высокопревосходительство господина губернатора».
Это встречает решительный протест со стороны депутатов. Чего нельзя было
предположить, может быть, еще четыре или пять лет назад. В этом смысле, конечно
же, у кандидатов оппозиционного характера – я имею в виду коммунистов,
элдэпээровцев, возможно, появляются шансы. Потому что на самом деле перед
руководством и министерством внутренней политики, кстати (кланяется Денису
Барышникову
) – здравствуйте! – стоит совершенно интересная задача. Как вы
будете директивно руководить вот этим процессом?

Денис Барышников: А мы не
будем руководить.

Виктор Лысов: Нет-нет-нет-нет…

Иван Юдинцев: Все будет по
закону…

Виктор Лысов: Да не надо
ничего сейчас говорить. Вы можете говорить все, что угодно, на самом деле.
Реально как это будет происходить – это будет любопытно. Но, к сожалению, это
выпадет из публичной сферы – мы даже это не сможем увидеть, кроме как вот по
слухам, по рассказам, а самая публичная сфера передвинется, безусловно, на
активные избирательные участки.

И в этом смысле я бы предложил вам
другую модель – в некотором смысле рыночных отношений. Безусловно, мы увидим
процедуры обмена голосов муниципальных кандидатов и желающих попасть в
кандидаты. Что это будет предложено? Будут ли предложены какие-то материальные
ресурсы? Будут ли предложены исключительно моральные стимулы? Я затрудняюсь.
Вероятнее всего, по-разному…

Денис Барышников: И их нет…
(Смеется)

Виктор Лысов: Денис
Борисович, у вас будет еще возможность сказать.

Далее. Вот сейчас мы можем понять,
о чем будет говорить главный оппонент нынешнего губернатора. Можно уже понять,
в принципе. Но и тут должны быть, вполне вероятно, некоторые рыночные механизмы
– о чем можно говорить, о чем нельзя говорить. Безусловно, будут существовать
некие договоренности, они будут в процессе происходить. Ясно, что все люди,
которые во власти, представляют, о чем говорить можно и о чем нельзя. И,
безусловно, это будет интересно, с точки зрения наблюдателей сторонних.

И последнее. Среди международных
стандартов, которые делают выборы настоящими демократическими, есть такой
стандарт как политический нейтралитет государства на выборах. Кто из вас может
представить себе, что нынешний государственный механизм будет политически
нейтрален по отношению к кандидатам из других лагерей? Я уж не говорю о других
стандартах – свободная конкуренция, свободное волеизъявление. Просто потому,
что хочу привести пример – вот мы увидим 14 сентября участки на предприятиях
непрерывного цикла?

Иван Юдинцев: Увидим. Они
имеют право голосовать. Если они должны работать, имеют право голосовать – это
их законное право…

Виктор Лысов: Не говорите
ля-ля! (Смех в зале) Я вам хочу сказать, что год назад на выборах мэра
Москвы Навального, которые вообще являются в некотором смысле отличительными,
было ликвидировано несколько принципов. Первое – вот эти вот участки, закрытые
так называемые. Второе – голосование по открепительным удостоверениям. Третье –
досрочное голосование. И выборы приобрели совершенно другой характер. Спасибо,
я закончил.

Иван Юдинцев: В Москве
другой характер?.. (Вздыхает)

Александр Суханов: Максим,
вам слово.

Максим Старостин: Я
электоратом являюсь, предпринимателем.

Александр Суханов: Может
быть, вы сами представите себя?

Максим Старостин: Хоть здесь
и обещали некую интригу выборную политическую…

Владимир Лапырин: Ассоциация
Нижнего Новгорода…

Денис Барышников: Еще и
партия.

Владимир Лапырин: Партия? А
какая?

Максим Старостин: Да, какая
партия? Мы занимались просто реализацией проекта «Школа гражданских лидеров».
Никакая партия.

Хоть здесь и обещали некую
политическую интригу, даже двухуровневую, мне кажется, никакой особой
интриги-то не будет. Хотя все выступающие были правы, что воспользуются
возможностью выборов и что это положительный момент для развития и гражданского
общества, и гражданских институтов. И вообще другого способа развивать эти
институты, в принципе, нет. Надо уже понять это давно – что только выборы
формируют гражданское общество, гражданскую позицию.

Люди простые реально тоже знают,
что можно говорить, а что нельзя. Не только великие политики или те люди,
которые мнят себя великими политиками, знают это, и простые люди это все
прекрасно понимают. И то, что они не видят в этом никакой политической интриги,
а видят только фарс – тоже ведь избирателя не обманешь, на самом деле. И то,
что люди не пойдут, в основном, на эти выборы – мне тоже кажется, что это — очевидная
вещь. Потому что все заняты своими делами, делают то, что делают.

Я хочу сказать, что на самом деле я
со всеми выступающими согласен. И то, что надо воспользоваться этим шансом…

Александр Суханов: Со
всеми?..

Максим Старостин: Ну нет, у
каждого выступающего было свое зерно рациональное, на самом деле.

В плане, что интриги не будет – это
очевидные вещи, в плане того, что воспользоваться всем оппонентам этими
выборами необходимо – самое главное, чтобы главный кандидат услышал этих
оппонентов, сделал какие-то выводы и, может быть, изменил свои выборные
обещания в пользу других слоев населения.

Вот как бы мое выступление.
Спасибо.

Александр Суханов: Евгений
Евгеньевич Семенов, политолог наш… (Всеобщий смех)

Иван Юдинцев: Евгений
Евгеньевич наш…

Евгений Семенов: (Насмешливо)
Наш королек, как я его называю…

Коллеги, я постараюсь тезисно, потому
что все уже сказано. Я абсолютно разделяю позицию Александра Леонидовича – она
мне близка, я с ней согласен – что ключевым словом даже не нынешних выборов, а
нынешней политической ситуации, которую переживает Россия (правда, переживает
достаточно давно уже), является слово «имитация», является слово «ритуализованное
политическое действие».

Тезисно. Выборы будут: в них
заинтересован, в первую очередь, сам губернатор Шанцев – один из кандидатов и
безусловный победитель этих выборов. Почему? Потому что именно процедура
выборов, строго соблюдаемая, легитимизирует власть. И, несмотря на то, что это
формальная процедура, несмотря на то, что это определенный ритуал, несмотря на
то, что это имитация, она будет соблюдаться строжайше и будет абсолютно
прозрачной. Будут дебаты, будут применяться различного рода технологии… Как ни
парадоксально, в этом заинтересован кандидат №1 и победитель.

Но вместе с тем – второй тезис –
выборы уже состоялись, и Шанцев в них выиграл. Это тоже совершенно очевидно.

И вот маленькая такая деталь — что
участники круглого стола, обличенные полномочиями власти, обладающие ресурсами,
будучи кандидатами – они, с одной стороны, абсолютно точно осознают и отдают
себе отчет в ритуальности всего процесса. Они даже не скрывают собственной
иронии, как представитель ЛДПР, который говорит про второй тур… Ну, понятно –
скрытая ирония выдает абсолютно несерьезное отношение ко всем этим ритуальным
процессам. И то, что они ритуально поприсутствовали на нашем круглом столе,
встали и ушли, и их не интересует, что мы здесь будем говорить… (Смеется)

Иван Юдинцев: Евгений
Евгеньевич, вы извините, но комитет был назначен за месяц…

Евгений Семенов: Я прошу
прощения – они не первый раз это делают…

Вадим Андрюхин: Не было бы
комитета – что-нибудь другое бы придумали…

Евгений Семенов: Процедура,
которая для них абсолютно характерна. То есть, имитация, ритуал – они вообще в
ритуальном процессе стали такими сольери, которые легко в это включаются и
выключаются, когда нужно.

Конечно же, они поучаствуют в этих
выборах, но, если приводить аналогии со спортом, то для них это такие тренировочные
игры, такая разминка, потому что после того, как прошла процедура хиротонии,
как я ее называю, — встреча Путина и Шанцева — смысла в этих выборах вообще
никакого нет. И это очевидно всем, и даже людям, далеким от политики.

Поэтому – на что мы можем
рассчитывать – политологи, политтехнологи, социологи? На заработок. (Смех в
зале и аплодисменты
) И это тоже наш ритуал, ради которого мы сегодня здесь
собрались. Нам тоже нужно соблюсти этот ритуал, чтобы те, кто заинтересован в
легитимизации выборов…

Александр Прудник:
Поделились…

Евгений Семенов: Ну не
поделились, а сказали: «Ладно, ребята, давайте, начинайте»… (Смех)
Давайте не будем в имитационном и прозрачном процессе врать друг другу и
рассказывать про то, как все хорошо. Вообще, наверное, если уж продолжать эту
шутку до конца, то надо просто взять – вместо круглого стола принести
ведомость, положить – расписались и ушли.

Иван Юдинцев: Евгений
Евгеньевич, здесь вам не Лондон и не Украина.

Виктор Лысов: Ведомость –
само собой.

Александр Суханов: Евгений
Евгеньевич, сумма, которая…

Евгений Семенов: Я же про
ведомость, там все суммы должны быть… А вообще сегодня я в каком-то таком
ироничном ключе, но меня настроили кандидаты. Вот не могу избавиться от
великолепной метафоры Феллини, которая возникает у него в фильме «Корабль
плывет».

Вот тот процесс, в который мы
сегодня все погружены – это сюжет этого фильма. В то время как корабль плывет,
там идут какие-то процессы…

Александр Суханов: Алые
паруса…

Евгений Семенов: … какие-то
интриги, какие-то разговоры, какая-то конкуренция между этими людьми,
погруженными в свой мир. Давно идет война, и рядом с кораблем где-то в тумане
бродит мощный линкор или крейсер, который легко этот корабль со всеми его
проблемами может отправить на дно, и даже никто этого не заметит.

Мне показалось, если говорить
серьезно, очень любопытным мнение Павла Михайловича Солодкого – жалко, что его
нет. Ведь он, собственно говоря, наверное, не просто свое мнение высказал, он
является представителем определенной социальной группы нашего общества, и это
мнение можно было бы рассматривать как инсайдерское мнение, но даже не только
мнение – вот в чем, наверное, драматическое напряжение. Это запрос, скорее
всего. Когда в условиях изменяющейся политической ситуации, в условиях
мобилизации не только экономики, но и политической системы, в определенных
группах общества – причем, в группах, облеченных серьезными ресурсами –
экономическими, властными ресурсами, ресурсами влияния – возникает запрос на авторитаризм.
Вот что страшно.

«А зачем нам в условиях войны
вообще демократические процессы?» Войны-то еще нет. Будет или нет – неизвестно.
Но запрос в обществе о том, чтобы губернаторов с нынешнего числа именовать
генерал-губернаторами – в определенной группе общества – созрел. Вот это, на
мой взгляд, очень такой любопытный индикатор изменения состояния общественного
сознания. И вот на эту тему мы может собираться, уже не обсуждая это с
различного рода участниками вот этого процесса, про который красиво сказал
Феллини, а на серьезном аналитическом уровне – что поменялось в нашем обществе?
А поменялось. Вот это проблема, которую нужно обсуждать.

Я закончил.

Александр Суханов: Спасибо,
Евгений Евгеньевич. Я попросил бы сейчас выступить Владимира Викторовича
Лапырина, главного редактора газеты «Биржа».

Владимир Лапырин: Я думаю,
что время достаточно тревожное. И относительно наших партий определил бы одним
словом положение – они обленились все до единой, начиная с КПРФ, и, как
зажиревшие коты, лежат и урчат себе под нос. Им очень выгодна сегодняшняя
ситуация, как бы ее ни называть – имитация, не имитация ли. Во всем винить
власть, во всем винить президента, во всем винить губернатора – очень удобно, и
при этом ни за что не отвечать и ничего не делать – самое главное.

Сегодняшние цифры, о которых уже
упоминал господин Прудник, и господин Лысов тоже про них говорили – это цифры
ВЦИОМовские. Доверие к оппозиции падает. Падает, потому что она – первая, кто
имитацию эту самую производит: у них были возможности, у них было желание, но
сегодня они теряют доверие – люди теряют веру в них.

Мы забываем об одном маленьком
нюансе при всей правильности сегодняшних высказываний – это то, что общество
расслаивается, и расслаивается жутко. К чему это привело на Украине, как этим
воспользовались те, кто подыграл разжиганию страстей – мы хорошо знаем. Майданы
– они возможны и у нас. И за кем пойдут люди – большой-большой вопрос. Вряд ли
они пойдут за теми, кто сегодня – еще раз повторяю – зажирел и обленился. Вот
обленились люди: им слишком хорошо и уютно. Я имею ввиду оппозиционеров наших
партий – и в парламентах, и внепарламентская оппозиция. Они даже уже обленились
говорить – вы понимаете? Сегодня уже не слышно очень многих. Будь то Явлинский,
или будь то другие когда-то весьма и весьма популярные в народе люди. И
посмотрите, как сегодня воюют на той же самой Украине ополченцы – будь то
Стрелков, и т.д., и т.п. Можно к ним по-разному относиться, но очень часто даже
их противники сегодня с тревогой говорят о том, что они воюют за идею.
Понимаете? Тот же Быков на «Эхе Москвы» говорил об ополченцах – о том, что они
не за деньги воюют.

Это я к тому говорю, что нынешние
выборы при явке – я думаю, что достаточно серьезной, потому что люди придут и
проголосуют, получат результат не только в поддержку того же Шанцева, но они
еще получат те самые минимальные проценты, которые зафиксировали социологи
сегодня. И это заслуженные проценты, при всем том вое и писке, что их зажимают
и что их угнетают. Не с чем им придти сегодня к людям, к сожалению, видимо. Нет
той идеи, за которую они бы сегодня рвали глотку или рубашку на теле. И вот это
– самое, мне кажется, печальное. И в этом власть абсолютно не виновата: в этом
виноваты те, кому уютно и хорошо.

Поэтому выборы будут, результат их
может быть непредсказуем, потому что до сентября еще два с лишним месяца, и
очень многое может произойти в сентябре, и очень многое, тем более, может
произойти в августе…

Александр Прудник: В августе
– да…

Владимир Лапырин: И в июне,
и в июле. И что бы ни случилось на международной арене, обязательно скажется и
аукнется на наших весях.

Поэтому, когда мы говорим про
имитацию или про формализм, по традиции упрекаем в этом власть. Вот я думаю,
что это и наше тоже традиционное заблуждение, потому что упрекать можно только
зеркало. Если нам всем достаточно уютно и хорошо, то чего же пенять на это
самое зеркало? Спасибо.

Александр Суханов: Спасибо.
Иван Васильевич.

Иван Юдинцев: Я? Спасибо.

Александр Суханов: Иван
Васильевич – модератор, политолог.

Иван Юдинцев: Сам себя
запишу. (Включает диктофон) Уважаемые коллеги, я хочу поддержать моих
коллег политологов, которые сейчас высказывались – были последние высказывания,
заключительные. Посмотрите, во-первых, я полностью готов сказать, поддержать
еще раз то, что говорил вначале, что выборы вернулись – и это хорошо. Мы долго
к этому шли, мы за это боролись. Я помню, как – вот Константин Борисович,
Евгений Евгеньевич помнят – как еще «Правое дело», по-моему, они тогда
назывались в одной из их реинкорнаций, проводили пресс-конференцию в
«Комсомольской правде» под замечательным лозунгом «Валерий Павлинович, а
давайте мы вас выберем!». Вот мы сейчас получили ту самую модель. Мы прекрасно
понимали, что, если выборы вернутся, будет единственный фаворит, которого будут
судить не по политическим пристрастиям каким-то.

Я считаю, что возможность реального
выбора есть. Я не вижу ни одного избирателя сейчас, который сейчас на старте не
мог бы придти и проголосовать за представителя КПРФ, ЛДПР или «Справедливой
России», если того они захотят. Я не вижу, почему бы сейчас любой из этих трех
партий ни попытаться мобилизовать хотя бы то количество избирателей, которое
проголосовало за них на выборах в Госдуму, а это было статистически значимое
количество избирателей в Нижегородской области. И это было количество
избирателей, которое, если вот сейчас так же проголосуют, как за партии, то это
второй тур. Мы это должны понимать, мы должны отдавать себе отчет. Я при этом
отдаю себе отчет, что проголосуют не так: голосовать будут не за партии,
голосовать будут за действующего губернатора, теперь врио губернатора, который
устраивает большинство вне зависимости от его партийной принадлежности,
устраивает потому, что, как было справедливо сказано, ничего не обещал и
назначался фактически, но очень много сделал. Людей вот это устраивает. Будут
голосовать за него, или те, кто недоволен чем-то, будут искать, как бы выразить
протест против него. Большинство проголосуют, скорее всего, за, скорее всего,
все закончится в первом туре. Но это результаты работы.

Так понравилось жить. Вот сейчас
важный момент, когда мы должны сказать – помните, мы говорили, мы оценим, как
мы прожили без прямых выборов губернатора? Так вот понравилось – и понравилось
не только элите, понравилось большинству избирателей. Если бы сейчас прямые
выборы губернатора не были возвращены, а сейчас Владимир Владимирович сказал:
«Я Валерия Павлиновича назначаю вам еще на пять лет губернатором», — то
Александр Васильевич Прудник пошел бы провел социологический опрос, и мы бы
убедились, что 75 или 80 процентов поддерживают это решение Владимира
Владимировича. И без прямых выборов. Запрос на это – на авторитаризм, Евгений
Евгеньевич, или как это назвать, я не знаю – запрос на это есть не только у
элиты, хотя и у элиты тоже есть.

Владимир Лапырин: У
оппозиции тоже.

Иван Юдинцев: У оппозиции
тоже есть, и оппозиция научилась жить такой. Если бы мы сейчас с вами сели за
стол вот за этот и начали составлять общественный договор, то на уровне
Нижегородской области мы бы его составили именно таким. И 14 сентября этот
общественный договор будет формализован в форме выборов, но, тем не менее, он
будет именно таким. То, что произойдет 14 сентября, отразит объективное
изменение, которое произошло в нашем обществе. Оно есть, его фиксировали
социологи. И 3-его или 4-ого апреля, Евгений Евгеньевич, помните, вы
докладывали еще, к чему люди стремятся – помните исследование, в том числе, с
точки зрения ценностей? Там была очень интересная картинка с точки зрения
патернализма, авторитаризма, и так далее. Ну было это, вы фиксировали – еще
тогда замечали. Поэтому вот сейчас — это объективная картина.

Мы должны с вами честно сказать
себе, если мы демократы, если мы за демократию – такова сейчас воля народа.
Такова воля народа! И тут я согласен, что не заинтересован ни Валерий
Павлинович, ни Владимир Владимирович – никто не заинтересован ни в каких
нарушениях. Чем честнее все пройдет, тем легитимнее будет полученный результат.
Поэтому я-то думаю, что областное правительство, на которое тут показали, как
оно будет решать эти вопросы – да никак не будет решать, строго по закону, не
вмешается, все пройдет само собой, подписи соберут четыре кандидата, четыре
кандидата будет в бюллетене от четырех партий. И это есть та самая картина,
которая была зафиксирована и в 11-ом году, она будет зафиксирована и сейчас.
Вот такая у нас с вами сейчас многопартийная система – такая она эта
четырехпартийная система.

Я исчерпал свои четыре минуты,
поэтому, наверное, не буду говорить про перспективы, я скажу только еще раз про
оценку. Я считаю, что это все равно хорошо. Я считаю, что мы сейчас – да, мы
выберем, наверное, Валерия Павлиновича, но да – у нас будут еще три кандидата,
это будут кандидаты, которые будут выступать с критикой, это будут кандидаты,
которые будут выступать со специфическими программами. И то, что коммунисты
сегодня, прежде чем сказать о школках и больничках, говорят про инвестиции –
вот это для меня как для политолога гораздо более важный знак, показывающий, в
каком направлении развивается наше общество. А развивается оно в направлении
европейском, потому что в Европе через 10 лет после падения социалистического
лагеря коммунисты стали участвовать в выборах с лозунгами гарантий защиты
инвестиций, привлечения инвестиций. Мы идем абсолютно по тому же пути, только
немножко, как всегда, отставая – лет на 10-15.

Виктор Лысов: А вы уверены,
что будет четыре кандидата?..

Александр Суханов: Несколько
вопросов.

Вадим Андрюхин: У меня
вопрос такой. Вот последний случай с бывшим мэром Булавиновым, который не вышел
из самолета по непонятным причинам, — это часть политической борьбы выборной
или нет?

Иван Юдинцев: Смотрите, да,
я свое мнение по этому поводу высказывал. Я считаю, что это имеет отношение к
выборам, но имеет отношение совсем другим краем. Просто, как сейчас сказали,
Валерий Павлинович выборы выиграл, а вот те, кто проиграли – они сейчас
утешаются. Отсюда инцидент 29 мая с Хинштейном, инцидент с Булавиновым… Людям
грустно. Я думаю, не надо их за это осуждать.

А что касается вопроса Виктора
Ивановича, то, Виктор Иванович, я-то считаю, что выборы в Москве, когда
допустили Навального, вот это была большая имитация. Гораздо честнее,
когда не Навальный играет роль Петрушки, который не просто под уголовным делом,
а под приговором, ему вынесенным, ведет себя очень аккуратно, собирает свой
процент и признает победу Собянина в первом туре, говоря: «Вот только на двух
участочках тут что-то у нас вопросики есть». Такая казацкая оппозиция была
Навального. Гораздо честнее, когда будет три кандидата от трех парламентских
партий.

Виктор Лысов: Я спросил
другое, я спросил, действительно ли выдвинутся…

Александр Суханов: Вы еще не
спросили, это был другой вопрос…

Виктор Лысов: … кандидаты,
которые обязательно соберут подписи?

Иван Юдинцев: Я думаю, что
они соберут объективно, поскольку – вот смотрите, Виктор Иванович – вы
говорите, что где-то кто-то бузит, где-то – люди договорятся голосовать вместе,
где-то выдвинут установку сверху, где-то проголосуют сами и назло, но в итоге
реально соберут подписи именно эти четыре кандидата. С одной стороны, каждый из
этих троих оппозиционеров соберет подписи – они найдут, как добрать эти
подписи, с другой стороны…

Виктор Лысов: Вы на мой
вопрос давно ответили. Вы, по-моему, уже начинаете проводить агитацию.

Иван Юдинцев: Я думаю, что
это предопределено партийным строительством. Здесь я согласен с Владимиром
Викторовичем – это предопределено партийным строительством, это предопределено
тем влиянием, которые в районах имеют наши партии. Четыре партии имеют влияние
в районах, они могут собрать подписи.

Виктор Лысов: У меня другое
мнение. Это предопределено не партийным строительством, а тем, что не будет
соблюдаться вот этот стандарт международных требований избирательного процесса
– политический нейтралитет государства.

Иван Юдинцев: Он будет
соблюдаться, Виктор Иванович…

Александр Суханов: Так,
уважаемые коллеги, для того, чтобы получить ответ…

Виктор Лысов: Международные стандарты
избирательного процесса будут нарушены вот у этих людей…

Иван Юдинцев: Я думаю, что
даже…

Александр Суханов: Нет. На
этот вопрос мы попросим ответить Дениса Борисовича. Хотя одну реплику, Иван Васильевич,
в ваш адрес – когда вы говорите, что все будет сделано по закону, мне
вспоминается Леонид Филатов с его известным «Действуй строго по закону»…

Иван Юдинцев: «Значит –
действуй втихоря». Ну что делать? У нас такой закон.

Александр Суханов: Денис
Борисович, пожалуйста, вам слово. Барышников Денис Борисович, представитель
областного правительства.

Денис Барышников: Уважаемые
коллеги, сложно говорить последним, поскольку много важного, нужного и
правильного сказано уже сегодня, в том числе и представителями наших
политических партий. Что меня как представителя министерства внутренней
политики – человека, отвечающего за взаимодействие с политическими партиями –
глубоко печалит – то, что ну вот есть четыре партии, а остальные-то где? У нас
на сегодняшний день в выборах могут участвовать 60 политических партий, с
учетом тех четырех, соответственно. Где еще 56-то? Мы очень сильно надеемся со
своей стороны, что оставшийся месяц до 29 июля все-таки позволит некоторым
политическим силам, которые намерены в дальнейшем активно участвовать в
электоральном поле Нижегородской области, проявить себя как-то, хотя бы
заявочно.

Потому что понятно, что на
сегодняшний день при том количестве необходимых подписей муниципальных
депутатов – это 325 подписей, причем, учесть то, что один депутат – один голос,
депутат не может подписываться под двумя различными кандидатами. А с учетом
того, что депутатов примерно где-то 4,5 тысячи у нас муниципальных, то на 10
кандидатов должно хватить этих подписей. Единственное, чего я очень сильно
боюсь – чтобы нам ни пришлось бы помогать (это вот реплика, Виктор Иванович,
вам) нашим даже парламентским партиям – уговаривать депутатов, чтобы они за них
подписались.

Виктор Лысов: Уговаривать –
я за, чтобы вы уговаривали. (Смех за столом)

Денис Барышников: Нам бы не
хотелось вообще в это вмешиваться.

Виктор Лысов: А придется
вмешиваться.

Денис Барышников: Видимо,
придется, да.

Виктор Лысов: Планида у вас
такая.

Денис Барышников: То, что
выборы есть – это действительно хорошо – поддержу Ивана Васильевича, поскольку
ну случилось то, о чем так долго говорили различные политические силы: выборы
случились! (Смех в зале)

Виктор Лысов: Браво!..

Евгений Семенов: (Сквозь
смех
) Давайте прекратим уже эту комедию!..

Иван Юдинцев: Вы смотрите,
Вячеслав Анатольевич очень любит фотографировать нас улыбающимися и смеющимися,
а не с серьезными лицами…

Денис Барышников: Иван
Васильевич, последняя реплика. Единственное, что действительно не позавидуешь
нашему губернатору, потому что ему придется тяжелее всех. (Евгений Семенов
смеется
) Потому что объективно за девять лет его правления действительно
есть много людей недовольных. У кого-то не решены какие-то там личные проблемы,
кто-то недоволен просто, потому что он недоволен. Единственное, к чему хотелось
бы призвать тех оппонентов Валерия Павлиновича, которые появятся после 10
августа – уже утвержденные, чтобы критика не превращалась в критику всего,
потому что просто критика. Ну, есть такая известная поговорка: кошка бросила
котят – это Шанцев виноват. Не хотелось бы, чтобы дискуссия сводилась к этому.
В принципе, все.

Иван Юдинцев: Евгений
Евгеньевич, отметьте, что про кошку Буланов не говорил. Под вашу личную
ответственность.

Александр Суханов: Уважаемые
коллеги, значит, все слово получили, все высказались. Есть ли еще желающие
что-то добавить? Нет пока. Тогда я беру право последнего заключительного слова.
И, не затягивая наш процесс, поскольку высказано действительно практически все,
и трудно придумать, что бы еще сказать, но я, наверное, начал бы с того, что на
первой странице «Биржи» в анонсе материала четко прописано «Выборы губернаторов
как особая форма их назначения».

Я думаю, что, сколько бы мы ни
говорили, что выборы вернулись – да, они вернулись, что да, они состоятся, да,
будет несколько кандидатов, но все сегодня выступавшие в один голос говорили
практически одно и то же: все уже знают, кто будет губернатором избран, все уже
знают, что он получил ярлык на княжение – разрешение от президента.
Президентская поддержка сегодня действительно, учитывая все обстоятельства,
является решающей.

Но я бы, наверное, подчеркнул еще
один момент. Вот, когда мы говорим про возврат прямых выборов и когда мы
говорим, что народ будет выбирать, я понимаю, когда народ говорит, что мы имеем
право выбрать на выборах того или иного кандидата. На самом деле политологи,
профессионалы, все прекрасно понимают, что выборы состоятся не на выборах, даже
если будет полная демократия. Нигде избиратель напрямую не выбирает своих
руководителей: это выбирают элиты, которые договариваются между собой и которые
имеют главный ресурс для выборов — финансовый. Все остальное – это технологии,
это приложения, это объяснения.

Владимир Лапырин: В 2005
году этого не случилось, помните? Тоже так же вот думали, а получилось совсем
иначе.

Александр Суханов: Я просто
хотел подчеркнуть этот момент.

Евгений Семенов: А что было
в 2005 году?

Владимир Лапырин: В 2001-ом!
В 2001 году.

Александр Суханов: И когда
мы говорим, что сегодня нет выборов или идет их имитация, мы подчеркиваем
только один момент – что к выборам сегодня не готовы не власть, не народ – к
выборам не готовы элиты. Поскольку они еще не определились, за кого они, с кем
они, против кого они. Поэтому наша многопартийность сегодня – тоже иллюзорна. У
нас однопартийная система, и никакой другой нет. Потому что в нашей ситуации ни
одна другая партия реально придти к власти сегодня в нашей стране не имеет
никаких шансов.

Владимир Лапырин: И не
хочет.

Александр Суханов: А не
хочет – это уже второй вопрос.

Александр Мазин: Поэтому и
не хочет.

Александр Суханов: Да.

Евгений Семенов: Вы знаете,
исторические параллели, как правило, бывают очень жесткими. Где отсутствует
запрос на выборы, возникает запрос на заговоры.

Александр Суханов: Это уже
другой вопрос немножко… Это другая тема, Евгений Евгеньевич.

Иван Юдинцев: Евгений
Евгеньевич, это в наших традициях. У нас было самодержавие ограничено удавкой…

Александр Суханов: Это
согласие со мной или это возражение – я пока не осознал.

Иван Юдинцев: Согласие,
Александр Овидиевич. Сегодня все со всеми согласны.

Евгений Семенов: Я предлагаю
резюме нашего круглого стола: считать ведомости расстрельным списком. (Смех
в зале
)

Иван Юдинцев: Евгений
Евгеньевич, не будет ведомости никакой…

Евгений Семенов: А, то есть
меня выкинули… (Всеобщий смех)

Александр Суханов: Уважаемые
коллеги, еще буквально два момента, и я закончу.

На мой взгляд, элита сегодня не
решила, с кем она, против кого и за кого, по одной простой причине – наша элита
сегодня ориентирована не на наше государство, а ориентирована на совершенно
другие географические просторы. В связи с этим она имеет конфликт интересов с
государственными интересами и всегда решает этот конфликт в пользу собственных
интересов. Поэтому бегство капиталов, поэтому коррупция…

Владимир Лапырин: Да,
поэтому вот тот прогноз про заговор – он тоже реален.

Александр Суханов: Реален.

Владимир Лапырин: И
абсолютно серьезен…

Александр Суханов: Майдан –
это разве не заговор? Еще какой!..

Денис Барышников: У нас покрышек
столько нет.

Александр Суханов: Столько
нет? Найдут, завезут. Были бы деньги.

Владимир Лапырин: Абсолютно
верно.

Александр Суханов: И
последний момент. Сейчас понятно же, что действительно Валерий Павлинович
Шанцев за девять лет своего руководства сделал для области достаточно
существенные вещи. Да, он не всех сумел удовлетворить за эти девять лет. Есть
те, которые недовольны тем, что чего-то не решено. Но давайте поймем – если это
не решалось тысячу лет существования России, то почему это должно решиться в
первые же девять лет реального управления областью?

Владимир Лапырин: Это уже
агитация.

Александр Прудник: Да.

Виктор Лысов: Это тоже
запись в ведомость. (Всеобщий смех)

Александр Суханов: Нет, это
я хочу попасть в ведомость…

Евгений Семенов: Вы попали,
все… Это может быть уже модель определенная ведения круглого стола…

Александр Суханов: В
следующий раз мы сюда копилку поставим…

И на этом я бы, наверное, сегодня
закончил. Спасибо всем, кто сегодня принял участие в нашем заседании. Оно
оказалось очень, мне кажется, и живым, и интересным.

Александр Мазин: Хотя бы с
точки зрения галочек…

Александр Суханов: Да. И
хочу еще раз поздравить Александра Леонидовича с его днем рождения. Считайте
наше заседание небольшим подарком… (Всеобщий смех, аплодисменты

Фото Вячеслава Сенникова

Фоторепортаж Вячеслава Сенникова о
мероприятии можно посмотреть здесь,
видеофрагменты — здесь.

По теме
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
Подборка