16+
Аналитика
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
22 Апреля 2019
1436 просмотров

Выгоды - ноль

Дмитрий Скворцов
главный редактор издания «Аргументы недели - Волга»
Выгоды - ноль

Проект низконапорного узла на Волге был вынесен на рассмотрение Научного совета РАН по инициативе принимающей стороны, то есть Нижегородской области, которая не является таким уж активным сторонником этого строительства.

Население, экологи и другие активисты с большим опасением относятся к планам строительства. А власти – с большой настороженностью. Не слишком хорошо проработанный проект никого не убедил, и были предприняты определенные усилия на то, чтобы добиться его рассмотрения учеными.

А ученые – поскольку нет сильно мотивирующего политического заказа – повели себя так, как ученым и свойственно. Они сказали, что вопрос понятен, но для того, чтобы на него ответить, нужны дополнительные исследования – многие вопросы пока остаются без ответа.

Во всей этой истории я особое внимание обращаю на группы интересов. Когда говорили о подъеме Чебоксарского водохранилища, в интересантах были энергетики. Слава Богу, тот наезд отбили.

Теперь остается Минтранс, который хочет обеспечить сквозное судоходство по Волге. Интерес понятен, да и на наших заводах – на том же «Красном Сормове» строятся современные сухогрузы, которые могут ходить не только по морю, но и по реке. В том числе могли бы проходить с полной загрузкой по участку от Нижнего до Городца. Пока такой возможности нет.

Эта проблема могла быть решена строительством низконапорной плотины вместо повышения уровня Чебоксарского водохранилища.

Но в целом область от этого проекта выгоды не получает.

Во-первых, совершенно понятен экологический ущерб – исчезает последний участок естественного проточного русла Волги, река на всем протяжении превращается в каскад водохранилищ, нарушается экосистема и в воде, и на побережье. Исчезает среда обитания видов, которые гнездятся в заливных пойменных лугах.

Во-вторых, есть большой массив индивидуальной и дачной застройки, которая оказывается в зоне подтопления. Есть предприятия на участке от Заволжья до Сормова – их тоже придется как-то защищать от повышения уровня воды.

И все это только для судоходства?

При этом от нынешней ситуации с судоходством мы имеем, пусть и небольшой, логистический профит с того, что суда частично разгружаются в Нижнем Новгороде, чтобы дальше идти с той загрузкой, которую позволяет уровень воды. Со строительством гидроузла мы эти выгоды теряем. А что взамен? Ничего.

Если во времена Шанцева предполагалось, что плотина будет с мостовым переходом и замкнет северный обход города, Нижний получал ощутимый инфраструктурный плюс, позволявший региону, пусть не полностью, но компенсировать, потери от проекта.

Сейчас же нам не обещают ничего. И позиция властей, которые стали внимательней прислушиваться к настроениям общественности и пролоббировали вынесение рассмотрения проекта на Научный совет РАН, это естественная реакция на такое положение вещей.

И я искренне надеюсь, что у Минтранса не столь большой лоббистский потенциал, чтобы выкрутить руки нашему губернатору и вопреки здравому смыслу продавить этот проект, поэтому решение будет принято взвешенное и разумное.

В конце концов, в советское время этот участок реки просто регулярно углубляли с помощью земснарядов – и сухогрузы с полной загрузкой проходили без проблем. Это стоит денег, но Минтрансу выгодно, чтобы суда ходили с полной загрузкой – почему не направлять часть этой выгоды на поддержание глубины русла?

Есть еще один вариант, но он менее реальный. Дело в том, что обычная река имеет свой гидрологический режим, связанный с таянием снегов, засухой, дождями и так далее – когда-то она становится полноводной, когда-то уровень в ней падает. В принципе водохранилища могли бы регулировать сток воды, делая реку более удобной для судоходства.

Проблема в том, что с плотинами совмещены гидроэлектростанции, и график, по которому выгоднее давать выработку электроэнергии, не совпадает с графиком, по которому выгодно обеспечивать судоходство – есть две логики использования плотин, и они между собой конфликтуют. Поэтому вряд ли этот инструмент будет использован для обеспечения судоходства. 

По теме
10.02.2020
Изменения Устава Нижнего Новгорода могут быть использованы для устранения нежелательных кандидатов.
07.02.2020
Нижегородцы как общество в целом не вовлечены в конфликт вокруг концепции благоустройства парка «Швейцария».
07.02.2020
Заметный рост промпроизводства в Нижегородской области по итогам 2019 года должен дать мультиплицирующий эффект.
06.02.2020
Если это невозможно, парку надо дать официальное название «Окский» или «Приокский».
Подборка