16+
Аналитика
27.02.2020
Чиновница администрации Нижнего Новгорода на ровном месте создала проблему.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
27.02.2020
Нижегородские перевозчики могли формально избежать нарушения закона, просто перепечатав билеты.
26.02.2020
С реалистичностью разработанных администрацией Нижнего Новгорода программ не все ладно.
26.02.2020
Разница в стоимости проезда при наличном и безналичном расчете имеет положительные стороны, но это нарушение закона.
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
11 Июля 2019
2469 просмотров

За счет перераспределения

Александр Мазин
профессор Нижегородского института управления (филиала РАНХиГС)
За счет перераспределения

Оценивая результаты исследования «РИА Новости», показавшего, что доля бедных людей в Нижегородской области составляет 9,5 процента, а крайне бедных – 1,2 процента, что позволяет нам держаться в двадцатке наиболее благополучных регионов, надо принимать во внимание следующее.

Нижегородская область не может находиться в принципиально иной социально-экономической ситуации, чем Россия в целом. В стране борются разные тенденции, одни способствуют тому, чтобы люди жили лучше, другие, наоборот, отбрасывают их назад, кого-то в бедность, кого-то в нищету, кого-то – и это большинство – в малообеспеченность, которая еще не бедность, но и от уровня жизни среднего класса весьма далека.

Эти тенденции давно известны. Экономического роста в стране фактически нет, статистические манипуляции, к которым прибегает Росстат, остаются манипуляциями, и специалисты знают, как происходит накрутка (может быть, и не очень большая, но картину она делает более благостной, чем она есть на самом деле).

И беда не только в том, что рост слабый или его нет на самом деле, а в том, что нет роста на особенно важных для экономики направлениях – там, где внедряется новое и там, где работает мультипликационный эффект, когда инвестиции во что-то новое, распространяясь по другим секторам, дают значительный импульс росту экономики.

У нас архаичная система экономики, архаичная система управления экономикой. И на фоне имеющихся проблем задача правительства уменьшить бедность в принципе решаема, но за счет чего? – за счет перераспределения.

И само по себе перераспределение было бы совсем неплохим выходом, поскольку больше всего нынешнее российское общество возмущает неравенство в распределении доходов. И если бы это неравенство удалось уменьшить, не уменьшая при этом стимулы к экономической активности, это было бы очень хорошо.

Но сделать это очень трудно. Даже развитые страны сталкиваются с проблемами в решении задачи помочь бедным, не убивая при этом стимулов к труду, к активности. У нас же это сделать еще сложнее. Даже введение прогрессивной шкалы налогообложения, за которую выступает подавляющая часть населения и большая часть экономистов, встречает в правительстве яростное противодействие. Предлог понятен – если мы повысим налоговые ставки на богатых, они просто не будут платить, предпочтут уклоняться.

Так-то оно так, но это говорит о том, что государство очень слабо осуществляет свои прямые функции, в том числе налоговое регулирование.

В результате мы видим, что, с одной стороны, какие-то люди живут намного лучше других, с другой стороны, бизнес боится инвестировать в нашу экономику, вывоз капитала усиливается. Нервозность, ожидание чего-то нехорошего, что может подорвать фундамент, на котором покоится личное благосостояние преуспевших людей, это страшная помеха развитию экономики.

Что касается Нижегородской области, то у нас сил развития, по-видимому, больше, чем во многих областях. У нас нет нефти и газа, и поэтому наша экономика ориентирована на обрабатывающие сектора, где создается большая добавленная стоимость.

Но во многом мы проедаем тот потенциал, который создан предшествующими поколениями. Инновационного развития не слишком много, разве что в секторах, связанных с оборонным заказом. Однако они мало способствуют развитию той части экономики, которая повышает уровень жизни населения.

Тем не менее, позитивные процессы у нас в регионе я вижу. Многие из них носят политический характер. Я считаю, что новая команда губернатора действует достаточно позитивно, привлекается молодежь, население региона вовлекается в дискуссии (которые, впрочем, часто имеют имитационный характер). Но это все равно лучше, чем ничего. Если жители чувствуют свою причастность к происходящему в области, это хорошо.

И мне трудно представить, чтобы наш губернатор вошел в такую конфронтацию с населением региона, как это произошло в Архангельской области, чей губернатор вызывает омерзение у подавляющего большинства жителей страны. Думаю, его скоро снимут; только не так, чтобы это произвело впечатление того, что власть прогнулась перед обществом – она сегодня не позволяет себе подобных действий, – но так или иначе его снимут, потому что, помимо всего прочего, такие губернаторы, которые себя опорочили, препятствуют экономическому развитию региона.

Нижегородская область в этом отношении регион достаточно позитивный. Деньги губернатор получать умеет, федеральные программы здесь тоже реализуются, хотя к самим программам у меня очень скептическое отношение, но если под них можно получить деньги, то как же эту возможность не использовать. У нас очень сильный интеллектуальный потенциал, у нас сохраняются возможности роста, которые закладывались предшествующими поколениями. Разрушено далеко не все, и многое продолжает работать.

Среди факторов роста сегодня большую роль приобретает настрой людей. Хотя я экономист и вроде бы должен смотреть на объективные факторы – они первичны, но я не могу не обращать внимания на настроение людей, которое очень сильно влияет на их поведение, в том числе экономическое. Страх перед будущим, нервозность – это мешает.

И если региональная власть пользуется доверием, это ослабляет напряжение, позволяет видеть те силы, которые сегодня способны помочь нам в развитии.

Если кто-то сомневается, что такие силы сегодня есть, надо прийти в любой вуз и посмотреть на студентов – вы увидите, что молодежь по-прежнему позитивна, по-прежнему хочет развивать свой регион, свою страну. Это люди, настроенные на созидание. Если власть видит их и привлекает, тогда силы развития начинают преодолевать силы торможения. В каких-то регионах это более заметно, в каких-то намного меньше. Мне кажется, что в этом плане наш регион несколько лучше среднего.

Однако, будучи медианным регионом, Нижегородская область никогда не была в лидерах по уровню жизни населения, несмотря на то, что регион считается довольно дорогим в смысле цен на товары и услуги. Поэтому не стоит преувеличивать какие-то сиюминутные улучшения показателей, они не должны закрывать от нас достаточно сложную и противоречивую тенденцию. 

По теме
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
Подборка