16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
13 Мая 2008 года
67 просмотров

Жертва парадокса

«Справедливая Россия» оказалась в
очень противоречивом политическом положении, объявив себя оппозицией «Единой
России», но сторонницей президента Путина и сторонницей вновь избранного
президента Медведева, когда тот был еще кандидатом в президенты. Здесь сразу
несколько противоречий.

Во-первых, когда «Справедливая
Россия» объявляла себя противницей «Единой России», но сторонницей Путина,
видимо, не предполагалось, что Путин может возглавить список «Единой России» на
выборах в Госдуму, а потом и лично возглавить «Единую Россию».

Получился парадокс, когда
«Справедливая Россия», объявляя себя сторонницей Путина, фактически выступала
против Путина, потому что она боролась за голоса избирателей во время осенних
выборов в парламент, когда Путин возглавлял список другой партии. Фактически
«Справедливая Россия» отбирала голоса у Путина.

Это противоречие выразилось в
разных формах. Например, в Кировской области значительная часть партийной
областной организации «Справедливой России» во главе с лидером региональной
партийной организации Игорем Касьяновым просто вышла из партии. При этом
Касьянов стал-таки депутатом Государственной Думы и является членом фракции «Справедливой
России», потому что его позиция, когда он отказался агитировать против Путина,
оказалась исторически более верной и справедливой – сразу после выборов
«Справедливая Россия» вынуждена была снова вставать в ряды сторонников Путина.

Второе противоречие. «Справедливая
Россия» выдвинула и поддержала кандидатуру Медведева, и хотя Медведев не
вступил в «Единую Россию», он выступал на съезде «Единой России» и совершенно
ясно дал понять, что будет проводить одну линию с Путиным, и вместе с «Единой
Россией». Поэтому ситуация действительно довольно противоречивая.

Я не представляю, каким образом
«Справедливая Россия» не поддержит в Думе законопроекты, внесенные
правительством Путина. Видимо, поддержит, видимо, общеполитическая линия
«Справедливой России» будет совпадать с линией «Единой России». При этом
«Справедливая Россия» претендует на роль оппозиции, причем, оппозиции левой, то
есть, ратующей за социальную защиту, за защиту прав самых широких слоев
населения. Мы должны четко отдавать себе отчет в том, что «Справедливая Россия»
сможет занимать непротиворечивую политическую позицию только в одном случае –
если «Единая Россия» и Путин будут проводить левую политику, чего в принципе не
может случиться: весь курс Путина – это не левый, а центристский курс.

Поэтому я прекрасно понимаю, что
перед «Справедливой Россией» накануне последнего съезда стояла задача
серьезного идеологического позиционирования, от которого во многом зависел
успех или неуспех этой партии в будущем. Стала бы эта партия центристской, левоцентристской
или левой – я не услышал четкого выражения этой позиции. Этого не было сделано.

Главный сигнал, который был послан
съездом, это близость с Социнтерном, Социалистическим Интернационалом. Это
хорошо, это замечательно, но Социнтерн сегодня тоже достаточно противоречивая
организация, может быть, даже еле живая, потому что одно дело – китайская
партия, другое дело – «Горбачев-фонд». Между идеологией и потенциалом этих
организаций существует значительная разница.

Я думаю, что перспективы «Справедливой
России» по-прежнему не решены, съезд не решил, каким будет политическое лицо
«Справедливой России». И это означает только одно. Теперь ответ на этот вопрос
о политическом лице партии будет дан в кулуарах этой организации. Хорошо это
или плохо? Я даю однозначный ответ: это плохо, это нужно было определить до
съезда и сделать это линией съезда. Решать это кулуарными методами —
неправильно.

В то же время, это уже не вина, а
скорее беда нынешней «Справедливой России», это следствие той политической
ловушки, в которую партия загнала себя еще осенью, поддерживая Путина и
выступая против «Единой России». Лидеры «Справедливой России» обманулись в
прогнозах, теперь с трудом пытаются найти выход и пока его не нашли.

Я думаю, что «Справедливая Россия»
могла бы стать серьезной и влиятельной левой партией просто в силу того, что
Коммунистическая партия пока не готова на проведение серьезного ребрендинга,
серьезного изменения своей сущности. Спрос на левую оппозицию есть – но не на
коммунистическую оппозицию, а на оппозицию, которая реально выступала бы в
защиту наиболее широких слоев населения.

Есть спрос на такую оппозицию,
которая выступила бы, например, против монетизации (хотя сам я являюсь
сторонником этой меры). Есть спрос на оппозицию, которая заявляла бы о
необходимости борьбы с коррупцией и указывала бы на коррупцию, в том числе, и в
органах государственной власти, и требовала, чтобы раскрывалось не по одному
делу за два месяца, как это делается сейчас, а каким-то иным образом. Есть
спрос на оппозицию, которая боролась бы парламентскими методами против роста
цен – правоцентристские партии борются за развитие экономики, но за это
приходится платить социальную цену, и левая оппозиция должна выступать
сдерживающим фактором. Но для этого придется голосовать против законопроектов,
которые будет вносить правительство Путина, и которые будет поддерживать
«Единая Россия». Пока не верится, что «Справедливая Россия» способна на такое
мужество.

Поэтому перспективы «Справедливой
России» неопределенны и туманны, и если они не будут определены в ближайшее
время, ничего у этой партии не получится. Возможности у «Справедливой России»
есть, но для этого надо немедленно начинать решительные политические действия –
в том числе и идеологические.

А судьба нижегородской
парторганизации «Справедливой России» будет, наверное, такой же, как и у всей
партии. Другое дело, что нижегородская организация остается по-прежнему одной
из сильнейших партийных организаций в стране. В первую очередь, это заслуга
Александра Миновича Подлесова, который стоял еще у истоков Партии Жизни, и у
истоков «Справедливой России» в ее нынешнем виде, который является (не будем
скрывать этого факта) одним из идейных и организационных лидеров партии
«Справедливая Россия». И за счет его политической активности наша организация
смотрится пока хорошо на фоне других организаций «Справедливой России».

Но это, тем не менее, не означает,
что у нее больше шансов на выживание, чем у всех прочих. То есть если сейчас
начнется активное партийное строительство в «Справедливой России»,
нижегородское отделение может оказаться в лидерах. Если же начнется развал, то
не спасется ни одна региональная организация.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.