16+
Аналитика
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
02.12.2019
Главы муниципалитетов – специально назначенные мальчики для битья, в том числе за неисполнение нацпроектов.
02.12.2019
Внутрипартийные назначения Никитина не связаны с успешностью реализации нацпроектов в регионе.
29.11.2019
В центральном исполкоме «Единой России» он будет более полезен, чем на посту министра.
29.11.2019
Войдя в политическое поле, губернатор берет на себя ответственность за местные проблемы.
28.11.2019
За увеличением стоимости ледовой арены на Стрелке стоит личная заинтересованность чиновников.
30 Января 2014
89 просмотров

Зима, весна, лето, осень и снова зима

Зима

Взявшись подводить итоги минувшего 2013 года, я перелистал
назад календарь, и у меня получилось, что в каждом месяце было примерно по
одному событию, мимо которого пройти невозможно. В данном случае события
выстроены не по значимости, а чисто по хронологическому принципу.

Итак, январь 2013-го — год начался со вступления в
силу так называемого «закона Димы Яковлева». Суть его, как мне представляется,
сводится к следующему: «Пусть лучше наши несчастные дети-сироты умрут на
Родине, чем будут живы и здоровы на чужбине».

Этот закон, напомню, запрещающий усыновлять российских детей
иностранцам, в первую очередь — американцам, выглядит очень странно и жестоко.
Я сам, по роду своей телевизионной работы,  неоднократно снимал
детей-отказников, которые родились уже смертельно больными, и у них нет ни
малейшего шанса выжить в этой стране. Их практически невозможно выходить,
потому что здесь нет ни соответствующих медицинских технологий, ни денег, ни
людей, желающих усыновить их и тем самым спасти. И мне кажется, что если такие
желающие находятся за границей, нужно бежать им навстречу с распростертыми
руками и буквально молиться на них.

Но мало того, что был принят этот закон сам по себе. Попутно
была развернута грандиозная пропагандистская кампания по всем федеральным
каналам, в которой рассказывалось о зверствах американских семей по отношению к
усыновленным российским детям. Приемные родители якобы забывают их запертыми в
автомобилях на солнцепеке и так далее. Но при этом почему-то все позабыли, что меньше
чем за год до этого в российском Брянске, не приемные родители-иностранцы, а
свои родные папа с мамой убили двухлетнюю девочку, а затем инсценировали ее
похищение, устроив после этого поисковые операции с участием добровольцев. И
только потом вся правда открылась и родителей отдали под суд.

Иными словами, в любой стране есть негодяи, которых можно
использовать как информационный повод. Но очевидно, что в любой стране есть и
добросердечные люди, искренне желающие помочь. Но этот пресловутый «закон Димы Яковлева»
помощь российским детям из-за рубежа фактически перекрыл.

В феврале минувшего года случилось падение
Челябинского метеорита. Мне кажется, что это событие тоже весьма важное — хотя
бы потому, что не сильно избалованный вниманием уральский регион вдруг оказался
в зоне интереса всех мировых средств массовой информации, а его жители стали
чуть ли не героями голливудского блокбастера.

При этом, несмотря на космический размах происходящего, в
озере Чебаркуль, словно в зеркале, отразились сугубо земные и типично
российские проблемы — списание под ликвидацию последствий катастрофы
астрономических сумм из бюджета, жульничество с продажей на сувениры
бесконечного количества осколков этого самого метеорита.

И, разумеется, столь яркое во всех смыслах слова событие
породило огромное количество анекдотов и шуток. Мне понравились из них две.
Первая: до земли долетела лишь незначительная часть метеорита, все остальное
распилили по дороге. И вторая: если представить себе, что это был не метеорит,
а терпящий бедствие корабль пришельцев, то последние слова глядящего в окно
экипажа были такими: «Караул! К нам приближается Челябинск!»

Весна

В марте 2013 года очень знаковым событием стало
возвращение звания Героя труда. Как это стало называться теперь — Героя труда
России. Я не очень люблю шумиху вокруг героизма во всех его проявлениях, потому
что считаю, что героизм одних — это  следствие некомпетентности и халатности
других. Еще Гребенщиков сказал — «в работе мы, как в проруби, в постели мы, как
на войне». Кстати, у этой песни говорящее название — «Козлы».

Но дело не в этом. Мне кажется, что сам по себе труд и плоды
труда в чисто советском понимании, ради чего подобное звание и было придумано
много лет назад в СССР, в современной России полностью отсутствуют. Как,
собственно, и субъект этого самого труда.

У нас в стране сегодня преобладают три основных профессии, в
которых занята подавляющая часть половозрелого населения. Это — чиновник,
менеджер и охранник. Мне кажется, что эти три профессии — за исключением, в
редких случаях, охранника — никакого трудового героизма не подразумевают. То
есть награждать по большому счету некого и не за что.

И это, по-моему, печальная, жалкая, внушающая тоску в
условиях нынешней российской действительности попытка — попытка реанимировать
какие-то старые, советские еще реалии.

Более того, в условиях современного производства — если уж
мы так любим говорить о модернизации страны — героизм никому не нужен и просто
вреден.

Представим себе завод, на котором делают ай-пады или любой
другой высокотехнологичный продукт. Там куча роботов и несколько сотен человек
— все подчинены строго прописанному регламенту. И вдруг кто-нибудь, следуя
заветам Стаханова или Бусыгина, решил в свою смену напаять в пять раз больше
каких-нибудь интегральных микросхем.

С точки зрения логистики это — просто катастрофа. Куда их
девать? Нарушен алгоритм. На другой же день новоявленный стахановец получит
отгулы на ближайшую неделю. Неслучайно во всех успешных и развитых странах на
любом производстве ценят не «героев труда», мечтающих поставить рекорд, а
пунктуальных и добросовестных сотрудников, способных качественно и без
необходимости аврала работать изо дня в день.

Апрель — это месяц, когда на арену выходит главный,
как мне кажется, герой минувшего года — Алексей Навальный. В апреле начался
процесс по делу «Кировлеса». Потом Навальный будет еще героем новостей и летом,
и осенью.

По поводу дела «Кировлеса». Мне кажется, обвинить Навального
в каких-то хищениях — это все равно что назвать товарища Сталина немецким
шпионом. То есть это смешно, нелепо и достаточно глупо. Человека, который
потратил несколько лет жизни на создание эффективной системы противодействия
российской коррупции, вдруг обвиняют в том, что он сам что-то там напилил себе
в кировских лесах. И ведь многие готовы в это верить — по принципу «верую,
потому что абсурдно».

Хотите Навального посадить — придумайте что-нибудь менее
невероятное! Обвините в том, что он сам, лично, своими руками организовал,
скажем, беспорядки на всех площадях Москвы — Триумфальной, Манежной, Болотной и
так далее. Либо в том, что он злостно оклеветал почтенных и достойных людей,
например господина Якунина, сообщив, что тому свои шубы было некуда девать и
поэтому для них в его личном дворце устроили особое шубохранилище.

В это еще как-то можно было бы поверить. Но в то, что
Навальный одной рукой создавал свою «Добрую машину правды» и рисовал
жуликоватого единоросского медведя с мешком за спиной, а другой куда-то сам
волок напиленные бревна, поверить решительно нельзя.

Месяц май — начало деятельности Общественного
Телевидения России (ОТР). Естественно, какие-то ожидания, связанные  с этим
проектом, были. По крайней мере — у меня, как у человека, работающего на
телевидении. Но, как говорится, гора родила мышь. Вместо устремленного в
будущее телевидения для всего общества мы получили телевидение для пенсионеров,
сделанное по лучшим лекалам 1980-х годов. И больше говорить об ОТР, как мне
кажется, смысла уже нет.

Тем более что самым свежим связанным с ним информационным
поводом стало заявление его руководителя Анатолия Лысенко о 50-процентном
сокращении штатов ОТР из-за нехватки средств. Похоже, ОТР стало неинтересно
даже государству, которое его придумало.

Лето

Июнь. В стране был принят просто эпохальный закон о
запрете курения в общественных местах. Как мне представляется, это — одна из
немногих толковых инициатив нашей Государственной Думы, попытка каким-то
образом ввести Россию в некое европейское русло. В цивилизованном мире в любом
баре, кафе, ресторане, не говоря уже о подъездах домов и автобусных остановках,
— всегда свежий и чистый воздух. У нас, куда бы ты ни пришел, везде хоть топор
вешай.

Другой вопрос, что закон появился полгода назад, а мои
соседи как курили на лестничной клетке, так и продолжают там курить. И ничего с
этим нельзя поделать. Тысячу раз прав был Салтыков-Щедрин — «суровость
российских законов смягчается необязательностью их исполнения».

Июль 2013 года стал показателен опять-таки в плане
того, к чему приводит наше трудовое геройство и какие «герои труда» у нас
работают. Июль — это очередная авария ракеты-носителя при старте с Байконура,
которая снова лишила нас трех спутников ГЛОНАСС.

Если до этого ГЛОНАСС после падения других трех спутников в
Тихий океан называли «Великим Ныряльщиком», то теперь, видимо, будут называть
«Великим Падальщиком». Многомиллиардные убытки, несмываемый позор Роскосмоса.
Очередная катастрофа, где комментарии вроде бы излишни. Но вся пикантность
ситуации в том, что именно этот запуск решили транслировать в прямом эфире с
комментариями из студии. Всей стране запомнились сакраментальные слова
ведущего: «Что-то пошло не так». Лучше и правдивее не скажешь.

В августе минувшего года вступил в силу так
называемый «антипиратский закон». Третья по счету законодательная инициатива,
становящаяся «событием года». И лично у меня она никакого энтузиазма не
вызывает.

Мне в этом плане гораздо ближе позиция Дмитрия Быкова,
блестящего и очень плодовитого автора — журналиста, поэта и писателя, который
считает, что авторское право в век интернета — вредный анахронизм, стоящий на
пути приобщения людей к культуре. Культура — это же общественное достояние.
Примечательно, что о своих авторских правах особенно пекутся две категории
людей — творящие исключительно ради наживы создатели макулатурного чтения,
мыльных сериалов и эстрадной попсы с одной стороны, и с другой стороны —
потомки великих писателей, режиссеров, музыкантов, на которых природа, что
называется, отдыхает.

При этом Пол МакКартни устраивает спонтанные флешмобы на
Таймс-Сквер и в Ковент-Гардене, совершенно не переживая, что его бесплатные
выступления снимают и выкладывают в сеть тысячи зрителей. Возможно, он на этом
и теряет какие-то пенсы, но зато приобретает огромную любовь и уважение
поклонников, а заодно и раскручивает свой новый альбом, песня с которого,
кстати, только что была удостоена «Грэмми».

Я думаю, что мир движется к тому, чтобы никаких авторских
прав не было вообще, к тому, чтобы культура была доступна и никто не занимался
бы стрижкой купонов с нее. Когда российские законодатели с радостью принимают
все эти морально устаревшие антипиратские меры, мне кажется, совсем не факт,
что это шаг вперед.

Осень

Сентябрь. Выборы мэра Москвы. Снова на первый план
выходит тот, кто никуда и не уходил с политической арены, — Алексей Навальный.
Он получает второе место на выборах столичного градоначальника — при полном
отсутствии любых упоминаний о своей фигуре на федеральных каналах. Вместо
телевидения — блестяще организованная им самим и его штабом избирательная
кампания, построенная на личном непосредственном общении с москвичами.

Было немало разговоров о том, что итоги голосования были
якобы подтасованы в пользу Сергея Собянина. Но даже при возможной накрутке
разница в процентах была достаточно невелика.

В октябре Навальный продолжает оставаться героем
месяца. Ему вынесен, наконец-таки, условный приговор по делу того самого
пресловутого «Кировлеса». Навальный получил пять лет условно. В принципе,
отчасти это определенная победа — что его не посадили за решетку. Но с другой
стороны, конечно, можно было ожидать, что суд вынесет народному герою
оправдательный приговор. Либо в последний момент выяснится, что «украденный»
лес все это время гнил, забытый на соседнем складе.

Октябрь также вошел в историю как месяц первого
террористического акта в Волгограде. Но об этом лучше говорить, высказываясь
относительно декабря. Потому что октябрьская история получит жесткое
продолжение.

Вообще конец года богат на катастрофы. Главным событием ноября
я считаю крушение «Боинга» в Казани. И очень симптоматично, что, по одной из
версий, главной причиной этого крушения стали чьи-то неумеренные «понты». Не
хочется говорить о погибших плохо, но на борту находились руководитель местного
регионального отделения Федеральной службы безопасности и сын президента
республики Татарстан. Есть версия, что при вылете из Москвы они требовали места
в бизнес-классе. Но в том самолете, что должен был лететь, бизнес-класса не
было. Самолет поменяли, пилоты остались те же — неподготовленные к управлению
судами такого типа. Как мы знаем, дело кончилось катастрофой, гибелью десятков
человек, которым нужно было просто добраться из Москвы в Казань — совершенно
неважно, каким классом.

И снова зима

И, наконец, декабрь. Все-таки, наверное, главные
события этого месяца — освобождение Михаила Ходорковского, которое случилось фактически
уже под самый занавес года, и освобождение участниц группы Pussy Riot. Правда, эти два события многие
связывают исключительно с Олимпийскими играми в Сочи. Власть, таким образом,
демонстрирует миру свою либеральность: у нас больше якобы нет «узников
совести». Это должно изменить мнение зарубежных лидеров, которые до этого либо
не собирались приезжать в Сочи, либо сомневались, стоит ли это делать.

Под самый уже Новый год произошли два ужасных теракта в
Волгограде с интервалом меньше суток. Эти взрывы, унесшие десятки жизней,
некоторые наблюдатели связывают с тем, что 31 декабря 2013-го заканчивалось
действие многомиллиардной федеральной программы по оснащению объектов
транспорта системами безопасности. С этой точки зрения взрывы на вокзале, в
автобусе и троллейбусе произошли на удивление «вовремя» — это был подходящий
повод, чтобы продлить эту весьма коррупционно емкую программу. Страшно в это
верить, но я не сильно удивлюсь, если именно эта версия причин терактов в
Волгограде окажется правдой.

Наконец, в течение декабря полным ходом шли события в Киеве,
которые по большому счету являются внутренним делом Украины, но относительно
России они показывают следующее: Россия по-прежнему чувствует себя безмерно
богатым государством, которое всегда готово отстегнуть лишние 15 миллиардов
долларов для того, чтобы обеспечить свое спокойствие — мнимое или настоящее.

По теме
28.11.2019
Министерство внутренней политики должно более предметно заниматься работой в муниципалитетах.
28.11.2019
Полученные Никитиным партийные посты не обусловлены успехами в реализации нацпроектов.
27.11.2019
С точки зрения государственных интересов преемник Любарского должен быть беспартийным.
26.11.2019
Авторы изменений устава Нижнего Новгорода не представляют себе ценность этого документа.
Подборка