16+
Новости:
8 Февраля 2007 года, 00:00
30 просмотров

Алексей АРБАТОВ: Размещаемые в Европе элементы американской ПРО не представляют прямой угрозы России («День», Украина)

Руководитель Центра по международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, доктор исторических наук Алексей АРБАТОВ имеет большой опыт работы в области безопасности. С 1992-го он был директором Центра геополитических и военных прогнозов, а также работал заместителем председателя комитета по обороне Госдумы. Именно поэтому газета ‘День’ обратилась к российскому эксперту с просьбой разъяснить ситуацию вокруг планируемого размещения элементов американской ПРО в Европе.

— Действительно ли представляет угрозу для России размещение элементов американской противоракетной обороны (ПРО) в Чешской Республике и Польше?

— В том ракурсе, в котором сейчас это намечается: десяток перехватчиков всех типов в Польше, радиолокационная станция в Чехии, — все это не представляет никакой прямой угрозы для России. Потому что, во-первых, число этих перехватчиков очень небольшое по сравнению с количеством ракет, которые имеются в России. А во-вторых, по своим тактико-техническим данным перехватчики не могут работать на активном участке траектории. Они могут работать в догоняющем режиме. А все российские ракетные базы расположены севернее, чем широта Польши, и намного восточнее — либо на востоке европейской части, либо в Уральской области и за Уралом. Ни по дальности, ни по траекторно-скоростным параметрам, ни по количеству это никакого серьезного ущерба российскому потенциалу сдерживания не несет. Другой вопрос, если это будет начальная стадия, за которой последует другие стадии: размещение перехватчиков в большом количестве, развертывание перехватчиков другого технического типа, которые смогут работать на разгонном участке траектории или которые могут работать вдогонку. Размещение перехватчиков не только в Польше и Чехии, как сейчас предполагается, а, скажем, на севере — в странах Балтии, в скандинавских странах: Норвегии, Исландии или Финляндии, если она вступит в НАТО, — по траекториям предполагаемых гипотетических пусков, может в определенный момент создать помеху тем ракетам, которые находятся в европейской части России.

— Чем тогда объяснить то, что многие российские политики, военные рассматривают размещение элементов американской ПРО в Чехии и Польше как угрозу России? При этом российский президент Владимир Путин даже заявил, что в ответ на размещение Россией будут приняты адекватные и эффективные меры.

— У нас главный человек, который отвечает за национальную безопасность и внешнюю военную политику, — это Путин. И он говорит, что мы уже сейчас имеем систему преодоления противоракетной обороны. Если вслед за первой очередью размещения ПРО, о которой, кстати, вопрос тоже далеко не решен, — и к тому же такие объекты строятся долго — появятся планы развертывания дальнейших очередей для других районов и для другого технического типа, тогда Россия предпримет, как сказал Путин, асимметричные ответные меры, которые будут в высшей степени эффективны. Но никакой паники по поводу этих планов сейчас на официальном уровне нет. Другое дело, что высказываются сомнения в обосновании этой системы ПРО, официально выдвигаемой Вашингтоном. Но тут можно поспорить. Конечно, к Северной Корее это не имеет никакого отношения. Зато может иметь к Ирану. При достаточно раннем обнаружении пуска иранских ракет эти системы, во-первых, могут перехватить несколько ракет, которые могут уже сейчас быть нацелены на американских союзников в Европе, чтобы прикрыть их таким образом. А в будущем, если через несколько лет Иран создаст межконтинентальные ракеты, то, работая на встречных курсах под разными углами при раннем обнаружении пуска, даже с Польши ракеты могли бы перехватить единичные запуски с территории Ирана. Правда, этот перехват в основном происходил бы над российской территорией. Что создает некоторые сложности, которые неплохо нам с американцами обсудить. Мы говорили, что примем асимметричные меры. Нам надо было бы американцев расспросить, как они собираются перехватывать и над какой территорией будет осуществляться перехват. Кому на голову будут падать ступени перехватчиков, которые будут разгоняться и иметь дальность до 4 тыс. км.? Кому на голову будут падать обломки с перехваченных ракет, возможно, даже с ядерными боевыми блоками? Потому что этого опасаются больше всего, если Иран создаст ядерное оружие. Вот эти вопросы нужно было бы всерьез с американцами сейчас начать обсуждать. Насколько я понимаю, этого не происходит.

— Но ведь американцы даже предложили России принять участие в планах по размещению этих элементов противоракетной обороны… Но российская сторона почему то сразу отказалась. Военные и политологи на страницах российской прессы заявили, что этого нельзя делать. Как вы считаете, почему с российской стороны нет готовности к сотрудничеству с американцами?

— Вообще-то говоря, у нас есть подписанное в 2002 году соглашение ‘Об основах стратегических взаимоотношений’, где между всего прочего есть раздел, который посвящен совместной разработке новых систем противоракетной обороны. Другой вопрос, что это соглашение после этого всерьез не обсуждалось, не говоря о том, чтобы выполнялось. Почему Россия выступает с такой негативной позицией в этом вопросе? Потому что не решен целый ряд серьезных вопросов. Во-первых, сотрудничество в такой деликатной и существенной для национальной безопасности области, как противоракетная оборона, возможно только с военно-политическими союзниками. Причем самыми близкими. И недаром американцы даже в НАТО, по сути, ни с кем всерьез в этой сфере не сотрудничают. Это слишком деликатная сфера. И США союзникам этого не доверяют. Даже не сотрудничают по созданию ПРО с Великобританией, на территории которой есть радиолокационная станция и пакт о создании ПРО. А что тогда говорить о России, которую никто в НАТО не пускает, и, наоборот, вопреки нашим возражениям, НАТО к нашим границам приближается. Второй нерешенный вопрос — это реакция других стран, в частности Китая. Для нас Китай очень важный сосед, и мы не хотим портить с ним отношения, теряя синицу в руке ради какого-то журавля в небе, которого никогда в жизни не поймаешь, конечно. А Китай однозначно примеряет к себе американские работы в этой сфере и говорит — это для того, чтобы подорвать китайский ядерный потенциал. Они задают вопрос: если мы с американцами начинаем сотрудничать в этой области, то это что означает, союз против Китая? Поэтому американцам надо себя вести совсем по другому. И по отношению к России, и по отношению к нашим законным интересам или же привлекать Китай к этой работе. Но американцы рассматривают Китай как главного своего вероятного соперника в XXI веке. И здесь еще одна серьезная проблема возникает. В принципе, все эти проблемы являются легитимными для обсуждения. Нужно было бы об этом говорить. Но никто всерьез пока не говорит. Я считаю, что Россия делает ошибку, проявляя такую пассивность. Нам надо более активно обсуждать эту тему. Нам здесь нечего боятся, поскольку американская позиция весьма слабая, и надо их раскручивать по всем этим вопросам.

N22, четвер, 8 лютого 2007

_____________________________________________

Путин предупреждает Буша («La Stampa», Италия)

О представляющих угрозу средствах безопасности («Respublika», Литва)