16+
Новости:
20 Февраля 2007 года, 00:00
44 просмотра

Баш на баш, или чего хотеть от Минска («Verslo Zinios», Литва)

При некоторых обстоятельствах самое большое имущество приграничных государств — их собственная территория. Это прекрасно понимает и пытается реализовать президент Белоруссии Александр Лукашенко. Разойдясь во мнениях с Россией по поводу цен на газ, транзит и импорт русской нефти, г-н Лукашенко решил выжать из России все, что можно для компенсации убытков, которые его страна терпит из-за того, что Россия поднимает цены на энергоресурсы. Ответ России — проект нефтепровода, который обойдет Белоруссию. Оцененный в сумму, превышающую два миллиарда долларов США, трубопровод направит нефть, которая до этого текла на Запад через территорию Белоруссии, к российскому побережью Балтики. Помимо всего прочего, это означает, что старое ответвление трубопровода, по которому ‘Мажейкю нафта’ не получает нефть, скорее всего, останется сухим.

Территория Литвы, пограничного государства НАТО, — это тоже ее самое большое богатство. Об этом напомнил последний визит президента Валдаса Адамкуса в США. Его заявления сейчас активно цитируют российские средства массовой информации. Самым интересным в высказываниях нашего президента является предложения по поводу поставок нефти Белоруссии через Клайпедский порт. Очевидно, что если Россия направит нефтяные потоки в обход Белоруссии, то ее для мощной нефтеперерабатывающей промышленности Белоруссии придется откуда-то возить.

Запад и Россия нынче говорят на языке жестов. Российский проект о направлении нефтепроводов в обход Белоруссии пока что является только выражением намерений. Таким же выражением намерений является идея доставлять нефть Белоруссии через Литву. Господин Адамкус, формулируя свое предложение, подчеркнул, что это не поддержка авторитарного режима г-на Лукашенко, но будет соответствовать нуждам белорусского народа. На языке дипломатии это называется ‘критическим диалогом’ с белорусским диктатором г-ном Лукашенко. С такими предложениями Литва оказалась, как говорится, на острие диалога между Западом и Россией.

Язык знаков тем интересен, что рядом с однозначными предложениями можно делать и многозначительные жесты. Вот российские новостные агентства процитировали заявление г. Адамкуса о памятниках советским солдатам в Эстонии — слышишь, они должны остаться на своих местах. Но в Литве г. Адамкус уточнил, что о памятниках в странах Балтии он говорил в общем и даже не знал, на вопрос каких СМИ отвечает. Одним словом, заявление нашего президента, в конце концов, осталось многозначным, но Россия не сможет приписать президенту, что он высказался за перенос памятников.

Для современной России вопросы престижа и экономические вопросы, по-видимому, одинаково важны. Поскольку Литва всегда может ожидать тех или иных тычков от России, то сейчас нет смысла без причины злить Россию хотя бы и из-за тех же памятников.

Специально или не специально, но российская внешняя политика привела к тому, что эта мощнейшая постсоветская страна перессорилась с большинством бывших республик СССР — особенно со славянскими. Цены на энергетические ресурсы были практически главной причиной конфликтов. Желающий создать союзное государство с Россией г-н Лукашенко после новогодней газовой и нефтяной войны с Россией принялся поворачиваться к Европе. Литовские предложения о нефтяном транзите — один из ответных жестов, который, без сомнения, согласован с ЕС и НАТО.

Россия однозначно показала, что она использует так называемое ‘энергетическое оружие’ для достижения своих политических целей. Использование этого оружия не может быть каким-нибудь заумным: энергетические ресурсы можно вообще не поставлять, или поставлять их задорого. Поэтому литовским стратегам стоит задуматься о таких перспективах. Другой очень важный вопрос в условиях ‘критического диалога’ с Белоруссией — какой благодарности Литва дождется от этой страны. Инициатива г. Адамкуса открывает возможность напомнить белорусской власти, что условия транзита через эту страну и поведение ее должностных лиц с литовскими автоперевозчиками нетерпимы, и они должны меняться. Как говорится, баш на баш.