16+
Новости:
4 Февраля 2007 года, 00:00
166 просмотров

Бесполезный Совет

В 2000 году Совет Федерации РФ претерпел существенные изменения. Вместо губернаторов и глав законодательных собраний регионов в верхнюю палату парламента посадили их представителей. В последнее время по России прокатились громкие скандалы с участием бывших или действующих членов Совфеда. Что это — случайное совпадение или результат недальновидного решения?


Большинство вопросов, заданных журналистами на последней пресс-конференции президенту Владимиру Путину, касались коррупции. И действительно, для России эта проблема очень актуальна, что подтверждается недавними громкими уголовными делами. По словам президента, большое количество дел – это хорошо, плохо было бы, если бы о коррупции знали, а дел бы не было. Действительно, когда кого-то сажают, и другие могут испугаться. Но пока в криминальных хрониках все чаще фигурируют фамилии членов верхней палаты парламента.

История «бравых похождений» сенаторов

То, что сенаторы научились «выдавать своих» и своевременно лишать их неприкосновенности, вовсе не означает, что в Совфеде сидят сплошь порядочные люди. На днях Басманный суд Москвы санкционировал арест бывшего члена Совета Федерации от Калмыкии Левона Чахмахчяна. В частную клинику, куда он лег еще в прошлом году, явились представители правоохранительных органов и предложили бывшему сенатору проехать с ними в прокуратуру. Напомним, Чахмахчян «засветился» в уголовной истории 2 июня 2006 г. в результате спецоперации, которую, как позже выяснилось, инициировал глава Счетной палаты. К Сергею Степашину обратился глава совета директоров авиакомпании «Трансаэро» Александр Плешаков в связи с проводимой в его компании проверкой Счетной палаты. Он рассказал, что ему предлагают исключить из акта некоторые нарушения, носившие «спорный характер». По словам Плешакова, «помощники» за это требуют $3 млн (позже сумма была снижена до $1,5 млн).

Сергей Степашин сразу сообщил об этом директору ФСБ Николаю Патрушеву, а позже — спикерам обеих палат парламента Борису Грызлову и Сергею Мироноу, а также лично президенту России Владимиру Путину. После этого в ходе спецоперации в офисе «Трансаэро» были задержаны Левон Чахмахчян и главный бухгалтер «Ассоциации российско-армянского делового сотрудничества» Игорь Арушанов с портфелем, в котором находилось 300 тыс. меченых долларов. Был также задержан зять Чахмахчяна Армен Оганесян, являвшийся в то время помощником аудитора Счетной палаты.

Другой скандал произошел в ноябре 2003 г., когда суд признал незаконным назначение в октябре того же года одного из бывших руководителей ЮКОСа Василия Шахновского сенатором от законодательного собрания Эвенкийского автономного округа. Поводом стало уголовное дело, возбужденное в отношении Шахновского незадолго до выборов. Позже несостоявшийся сенатор был осужден в Москве за неуплату налогов, но освобожден от наказания.

В 2006 г. Генпрокуратура после длительного перерыва реанимировала расследование уголовного дела о крупных хищениях в 1997 г. в МАПО «МиГ». Одним из фигурантов дела является бывший 1-й замглавы Минфина, сенатор от законодательного собрания Пензенской области Андрей Вавилов. В январе 2007 г. по запросу Генеральной прокуратуры Верховный суд дал согласие на привлечение Вавилова к уголовной ответственности. При этом вопрос о лишении его статуса сенатора пока не ставился.

В мае 2006 г. Сергей Миронов потребовал освободить сенатора от парламента Ненецкого автономного округа Александра Сабадаша от полномочий «за предпринимательскую деятельность». Спустя 10 дней Сабадаш добровольно отказался от членства в СФ. Одной из причин чего называют расследование по фактам неуплаты налогов в отношении одного из подконтрольных экс-сенатору предприятий.

Скрывается от российского правосудия в Лондоне и еще один бывший сенатор — Дмитрий Скарга. Бывший руководитель ОАО «Совкомфлот» проходит обвиняемым по делу о хищении на сумму не менее $250 млн. Обвинение считает, что Скарга в 2001-2004 гг. заключил ряд заведомо невыгодных сделок, в результате исполнения которых Россия недополучила означенную сумму.

Следующий бывший сенатор заслуживает отдельного внимания. 16 января в Киргизии был задержан и этапирован в Москву Игорь Изместьев. Спустя два дня Басманный суд столицы санкционировал его арест. Правда, Изместьев успел перед этим заявить о досрочном прекращении своих полномочий в Совете Федерации и получить одобрение сенаторов. Формально «отставка» объяснялась коммерческой деятельностью, несовместимой с постом сенатора. Однако было очевидно, что его уход имеет совершенно иную подоплеку. Дело в том, что бывший башкирский сенатор фигурирует сразу в нескольких уголовных делах, расследуемых прокуратурой. В частности, в делах о неуплате налогов компанией «Корус», о попытке дать взятку офицеру ФСБ и главное — о деятельности кингисеппской группировки киллеров, в которую входил бывший офицер-подводник Александр Пуманэ. Напомним, Пуманэ был задержан в Москве в сентябре 2004 года в машине со взрывчаткой и скончался после допроса в следственном изоляторе.

В конце прошлого года в Мосгорсуде начался процесс над семью участниками группировки — им вменяется серия заказных убийств. И уже во время суда Александр Иванов — один из активно сотрудничающих со следствием обвиняемых — дал показания против Изместьева. Из них следовало, что как минимум два преступления были совершены группировкой в интересах экс-сенатора. Иванов также заявил, что в 90-х годах прошлого века Изместьев выступал одним из непосредственных руководителей группировки, и именно при нем киллерам «платить стали лучше» — до $1 тыс. на каждого. Когда же Изместьев подался в большую политику, его место в группировке занял Сергей Финагин (Финн), брат которого хорошо знал Изместьева. В конце декабря 2006 г. Финагина, находившегося в федеральном розыске, задержали.

Надо сказать, что многие жертвы кингисеппских киллеров в то или иное время перешли дорогу Изместьеву. Так, 3 апреля 2001 г. в Уфе был застрелен бывший главный бухгалтер ЗАО «Башнефтехимторг» Валерий Сперанский. По некоторым данным, Сперанский владел компроматом на компанию «Корус-холдинг» (переработка и транспортировка нефти), которой руководил Изместьев. Документы Сперанский успел передать столичному нотариусу Галине Перепелкиной. С их помощью она хотела вернуть $20 млн, который «Корус» задолжал ее гражданскому супругу Юрию Бушеву (он, кстати, должен был стать последней жертвой Александра Пуманэ). Перепелкину застрелили 11 июля 2001 г. в Москве на Большой Бронной улице. Обвинение в организации ее убийства по статье 105 УК РФ Генпрокуратура и предъявила Изместьеву.

Кроме того, бывшему сенатору вменили еще один эпизод, фигурирующий в кингисеппском деле. Это убийство 22 декабря 1999 г. в Москве сотрудника немецкой фирмы «Ронекс» Олега Булатова, также работавшего в сфере нефтяного бизнеса. Его при выходе из квартиры застрелил Александр Пуманэ. Булатов скончался по дороге в больницу. За этот заказ, как считает следствие, бандиты получили по $10 тыс. Пока нет данных о том, дает ли показания на Изместьева его преемник Сергей Финагин. Однако если он или кто-то еще из группировки пойдет на сотрудничество со следствием (расследование в отношении еще нескольких членов банды выделено в отдельное производство), то не исключено, что эпизодов в деле экс-сенатора заметно прибавится.

Ненужное преобразование

Выходит, что в «главных законодателях» долгое время ходили вымогатели, убийцы и воры. Хотелось бы, конечно, верить, что все остальные сенаторы исключительно порядочные и кристально честные люди, но как-то дается это с трудом. И даже не из-за того, что в «стаде» нашли несколько «паршивых овец», а из-за самого не очень понятного принципа формирования Совфеда.

Напомним, ранее в верхнюю палату парламента входили сами руководители субъектов Федерации и главы законодательных собраний регионов. В августе же 2000 г. с не очень понятной формулировкой принцип формирования был изменен. Было решено, что представлять регионы в законодательной власти должны не сами руководители, а их представители – видимо, чтобы не отвлекать губернаторов от работы. Но в итоге получилось, что Совфед плавно превратился из трибуны с большими полномочиями, в привилегированное место отсидки «выпавших в осадок» чиновников всех уровней и купивших себе «место под солнцем» бизнесменов.

Совет Федерации, являясь верхней палатой российского парламента, совершенно не выполняет основную функцию – тщательную экспертизу принятых нижней палатой законопроектов. Грубо говоря, сенаторы должны не пропускать все ненужные, вредные или лоббистского характера законы, неосторожно принятые депутатами Госдумы, чего сейчас, к сожалению, не происходит — трудно поверить, что Госдума представляет настолько проработанные законопроекты, что и придраться не к чему. В 2006 г. Совет Федерации отклонил лишь один законопроект — «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве», не отличающийся особой важностью. Был, правда, законопроект поважнее — о переносе Конституционного суда в Санкт-Петербург, который сенаторы также отклонили. Только их принципиальности надолго не хватило, и на прошлом заседании Совета Федерации закон был одобрен.

Видимо, у сенаторов есть дела поважнее законодательных – например, собственный бизнес, который надо успеть продвинуть на новый уровень, пока не истекли сенаторские полномочия. Так что не стоит удивляться уголовным делам с участием членов Совета Федерации — сами «таких» набрали.

Публика сомнительного характера

О существовании прямой связи между «делами сенаторов» и нынешним принципом формирования Совета Федерации говорит и руководитель группы «Меркатор», политолог Дмитрий Орешкин. «Раньше Совет Федерации был действительно влиятельным органом. Вспомните хотя бы историю с генеральным прокурором Скуратовым, которого, вопреки Ельцину, несколько раз отказывался снимать с должности именно Совфед. Путин, придя к власти, решил сбить спесь с Совета Федерации. Для начала он поставил руководить своего человека, который старательно снижал статус верхней палаты парламента, а после изменил и принцип его формирования. В итоге мы получили в Совете Федерации вместо действительных руководителей, знающих не понаслышке о проблемах регионов, публику весьма сомнительного характера. Чаще всего — это бизнесмены, купившие за деньги, себе это место. И каждый их них обезножен — ведь за ним не стоят региональные элиты, на которые можно было раньше опереться», — считает Орешкин.

«В итоге современный Совет Федерации превратился из площадки, где регионы отстаивали свои интересы, в площадку, где Кремль объясняет, что и как надо сделать регионам. Современные члены Совета Федерации, получив статус сенатора, начинают решать исключительно свои личные вопросы, связанные, как правило, с их бизнесом. Согласитесь, сенатору намного легче решать вопросы на всех уровнях власти. К тому же многие бизнесмены стремятся заполучить необходимую им неприкосновенность. В итоге интересы регионов не представлены сегодня в Москве никем. Я, например, никак не могу сказать, что Изместьев представлял в Москве интересы Башкирии, а Чахмахчян – Калмыкии. В результате Кремлю стало проще управлять таким образованием, но функционального значения Совфед сегодня не имеет никакого», — добавил политолог.

Орешкин также выразил уверенность, что если бы Совет Федерации был в неизмененном виде, никакие плохие законы, вроде монетизации льгот, никогда бы не были приняты.

Лазейка для прохиндеев

Вывод напрашивается неутешительный: Совет Федерации превратился в номинальный орган, совершенно не выполняющий предписанных ему функций. Централизация власти, которой добились современные руководители государства, ослабив верхнюю палату парламента, скорее всего, действительно была необходима в тот период. Но про криминал и множество прохиндеев, которым государство создало отличные условия для проникновения во власть, к сожалению, никто не подумал. Поэтому можно предположить, что и в дальнейшем у Генпрокуратуры работы в этом направлении не уменьшится.

Между тем, к ведению Совета Федерации относятся такие важные задачи, как утверждение изменения границ между субъектами Российской Федерации, утверждение указа президента о введении военного или чрезвычайного положения, решение вопроса о возможности использования Вооруженных Сил РФ за рубежом, отрешение президента от должности и многие другие очень важные вопросы. Хотелось бы, чтобы эти вопросы решал не абы кто…

Иван Петров