16+
Новости
22 Февраля 2007, 00:00
25 просмотров

Боевики, дети, жестокость и бомбы: грязная война Ирака

Патруль американской армии в Баакубе столкнулся с человеческими щитами. Дилемма: стрелять или не стрелять

Сначала они появляются на экранах системы наблюдения в виде двух призрачных фигур, двухмерных, окруженных ореолом от температуры человеческого тела. Внутри американского бронетранспортера Bradley, приближающегося к Бухризу, мятежному городу неподалеку от Баакубы, к реальности такого представления человеческой жизни привыкаешь быстро.

Парни на мотоциклах ездят взад-вперед по пешеходному мосту через небольшой канал, по обе стороны которого стоят домики и растут финиковые пальмы. Женщины в головных платках тревожно выглядывают из окон. Мужчины ходят с хозяйственными сумками. Боевик, прижимая к груди AK-47, высовывает голову из-за угла аллеи рядом со школой.

Раз. Второй. На третий раз вместо него появляется ребенок, мальчик семи-восьми лет, которого он несет перед собой. Боевик крепко прижимает его к себе одной рукой и выходит из укрытия, появляясь перед снайпером Bradley во весь рост. Потом он утягивает за собой мальчика и исчезает.

«Это очень грязная война, – говорит младший сержант Крис Янков со смесью презрения, злости и негодования. – Они точно знают наши правила боя. Они знают, что мы не можем стрелять».

Несколько минут и несколько сотен метров спустя сцена повторяется. Женщина и трое детей неуверенно появляются из-за дома, больше похожего на лачугу. Они смотрят на приближающийся бронетранспортер. Через несколько секунд они исчезают из поля зрения, потом все повторяется. В третий раз, когда они появляются, за ними находится присевший на корточки боевик, вооруженный реактивной гранатой, нацеленной на Bradley. Группа исчезает.

Следует долгая пауза – мучительный нравственный конфликт для солдат и в особенности для снайпера.

Не стрелять – значит подвергать опасности собственную жизнь и жизнь своих товарищей, как американских, так и иракских. Стрелять – значит рисковать убийством мирных граждан, которых выставляют перед дулами орудий в качестве живых щитов для защиты боевиков.

Три тела падают.

В мучительные первые секунды кажется невероятным, чтобы среди убитых не было женщины и детей. В машине воцаряется тишина. Но это тела мужчин.

«Вся эта идея с использованием человеческих щитов – это такой отстой, – говорит младший сержант Орландо Гарсия, тоже находящийся в бронетранспортере. – Вы знаете, если бы я услышал звук приближения Bradley, меня бы тут не было, я бы спрятался в подвале».

Такова ужасная реальность жестокой войны на севере Ирака, в которой применяются все средства. Боевики джихада используют живые щиты и заставляют детей носить за ними оружие.

В иракскую армию, ведущую борьбу, судя по всему, проникли те, против кого она борется. Об этой операции по чистке, осуществляемой двумя батальонами иракской армии при поддержке двух подразделений американских вооруженных сил, террористы из Бухриза, судя по всему, получили заблаговременное предупреждение.

Главная дорога, ведущая в этот район, предварительно проверенная автоматическими средствами разведки, теперь испещрена противопехотными минами – через каждые 50 метров. Вторая дорога лишь немногим безопаснее, и автомобили по ней должны ехать с очень медленной скоростью.

Минуты превращаются в часы, пока иракские солдаты (около 200) обыскивают дома на предмет оружия. Слышны всплески оружейной стрельбы.

По иракскому вездеходу Humvee наносится удар реактивной гранаты, практически без какого-либо эффекта. Потом, когда день клонится к вечеру, еще один вездеход из колонны натыкается на импровизированное взрывное устройство, спрятанное у дороги. Тяжелая машина падает на бок и погружается в оранжевое пламя, которое видно над домами.

Маловероятно, что кто-то из четверых иракцев, находившихся там, мог выжить, но одного из них вытаскивают из-под горящей машины и относят на другую сторону дороги. Он некоторое время извивается от боли, потом замирает.

Мятежники перемещаются, смешиваясь с местным населением, их видят с вертолетов и с помощью средств наблюдения разведки, которые сообщают об их передвижениях.

«Они везде», – говорит радио. Они появляются на крышах со снайперскими винтовками или размещают импровизированные взрывные устройства.

Они стреляют с помощью тяжелого оружия через небольшой канал из укрытия финиковой рощи, куда, как они знают, бронетранспортер не может проехать. Группы боевиков искусно маневрируют между деревьев.

Это был «дарвиновский процесс», говорит потом один из офицеров. Глупые боевики и те из них, кто проявлял излишнюю смелость, за три года сопротивления погибли.

Те, кто выжили, закалены в боях и адаптировали свою тактику к наиболее эффективному сопротивлению армии США.

Когда спускается темнота, а колонну, все еще обстреливаемую из рощи, задерживает у канала очередное взрывное устройство, начинается воздушная атака. Удары самолетов A-10 Warthog превращают высокие деревья в спичечную соломку. С наступлением темноты колонна бронетранспортеров наконец уходит. Закончился очередной день войны, которой не видно конца.

Подборка