16+
Новости
27 Февраля 2007, 00:00
53 просмотра

Богатые и бесстыжие

Миллионеры, желающие пощекотать себе нервы во время досуга, обращаются к Сергею Князеву, который ради острых ощущений может заставить их собирать милостыню или – почти – торговать своим телом

Проплывая по снегу в своих джипах с тонированными стеклами в окружении безделушек и высказанных шепотом опасений все это потерять, российские богачи иногда чувствуют, что воображение у них не столь богато, как их офшорные банковские счета.

И они обращаются к Сергею Князеву. Они называют его «продюсером». Он любит это слово, он даже вытиснил его на своей визитной карточке. Но на самом деле он скорее психолог-оппортунист, готовый помочь «обремененным богачам освободиться от давления денег и обязательств, которые они налагают».

«Эти люди просто не умеют расслабляться, – говорит он. – Я им помогаю. Мои услуги непомерно дороги. Эти люди не доверяют тому, что не дорого».

Быть одновременно корыстным и правдивым – вносить свежую струю, но жутковатую. Впрочем, это Россия, где миллиардеров и неукротимых самолюбий больше, чем в любой точке планеты, страна с невротичным, пахнущим шампанским ландшафтом черных костюмов, бриллиантов, прибамбасов и пистолетов, обычных среди обеспеченных классов с их большими собаками и охранниками.

Князев начинал вполне традиционно, занимаясь несколько лет назад организацией вечеринок и банкетов для круга, обожающего ледовые скульптуры и икру. Но сколько длинных столов, вышитых салфеток, хрустальных бокалов, пузырьков Moet и льстивых портретов должен вынести мультимиллионер? Раскручивая капиталистические схемы и набивая карманы нефтегазовыми богатствами, новые олигархи жаждали большего. Они хотели быть заинтригованными, хотели, чтобы их цехины звенели.

«Теперь я устраиваю развлечения всех видов, от довольно экзотичных до действительно непристойных. О чем вы хотите поговорить?»

Конечно, о действительно непристойных, но не будем торопиться.

«Однажды у меня был клиент, который дважды делал девушке предложение, и оба раза она ему отказала. Он не хотел, чтобы его отвергли в третий раз, и пришел ко мне. Он был очень богат, старые русские деньги. Девушку звали Ольга. Я узнал, где она живет. Это был новый дом, и территория вокруг еще не была ухожена. И однажды ночью, когда девушка спала, мы превратили территорию в большой сад с ее именем, выложенным из красивых цветов. Большими буквами. Буква «О» была такая большая, что в нее поместились бы два автомобиля».

«Утром парень стоял в саду с оркестром. Оркестр играл серенаду. Она посмотрела в окно. Через три месяца они поженились».

Очаровательная история про Ольгу, совсем как «Sleepless in Seattle» («Неспящие в Сиэтле», американский фильм 1993 года о любви. – Прим. ред.), а что-нибудь более экстремальное?

Князев озорно улыбается, поблескивая зубами. Эта самодовольная ухмылка говорит: «Хотите еще? У меня много чего еще есть».

«Я придумываю игры. Иногда я одеваю клиентов, как бродяг, и везу их на вокзал. Они должны просить милостыню. Кто наберет больше всего монет за утро, тот и выиграл, – говорит он. – Жены этих бизнесменов хотели собственные игры. Мы отправили некоторых из них работать официантками в закусочной. Выигрывает та, которая получить больше всего чаевых. Иногда они должны будут играть роль стриптизерш, и посмотрим, у кого будет больше всего денег».

Он опускает глаза, скребет жидкую бородку, размышляет: «Некоторые очень богатые женщины хотят играть роли проституток. Я организовываю это. Конечно, они не идут до конца. Мы останавливаем игру раньше. Но да, некоторые пошли бы до конца».

Помолчав, он добавляет в лучших традициях Зигмунда Фрейда: «Почему им хочется делать такие вещи? В глубине ими движет страх, что когда-нибудь они могут оказаться нищими, проститутками, потому что у многих из них бизнес не такой уж чистый».

Это чудо, лукавый отблеск, символ новой России. В экономическом смысле Князев встал на ноги в конце 1980-х годов, когда тогдашний советский лидер Михаил Горбачев призвал к реформам, получившим название перестройка. Это было время сигарного дыма и надежд. Он открыл студенческое кафе, частную школу и рекламное агентство в Сибири. Позже он рискнул отправиться в Москву, где нашел стрип-клуб «Империя страсти» и нанял бывшую балерину Большого театра учить танцам.

Общаясь с 44-летним Князевым, задаешься вопросом, где он проводит грань между фантазией и реальностью. Он водит компанию с богачами, но в его приемной нет ни люстр, ни репродукций Боттичелли, она напоминает кабинет зубного врача – длинный коридор, закрывающиеся двери, приглушенные голоса. Его костюм в тонкую полоску изыскан, но это не Armani. Возникает ощущение, что вас заманили в сеть хитроумно выстроенного оригами.

«Я знаю Сергея Князева и слышал его рассказы о каких-то странных играх, которые он придумывает для богатых бизнесменов. Что я могу вам сказать? – говорит Константин Боровой, создатель Московской товарной биржи и председатель Партии экономической свободы. – Это невозможно проверить, потому что он не называет имена клиентов. Но на самом деле в некоторые его истории трудно поверить. Я могу только сказать, что у Князева,

Подборка