16+
Новости
2 Марта 2007, 00:00
21 просмотр

Больше чем просто самый привлекательный мужчина

Новый фильм Джорджа Клуни продолжает его стремление вырваться за пределы картин, которые строятся на его репутации голливудского красавчика

Бывший партнер Джорджа Клуни, продюсер Стивен Содерберг, который, пожалуй, знает его лучше всех, не считая семьи, говорит: «С Джорджем то, что ты видишь, это то, что ты получаешь».

Или нет. То, что видишь, по крайней мере в первый момент, – это красивый и обаятельный актер, звезда старой школы, которого журнал People второй раз назвал самым привлекательным мужчиной из ныне живущих. Его имидж – беззаботный плейбой, у которого всегда есть время на вино, женщин и прочие радости жизни.

Все это верно – в какой-то мере. Но есть еще многое. Поговорите с Клуни и теми, кто его знает, и вы быстро обнаружите, что блестящий и порой глянцевитый фасад скрывает властного игрока, полного решимости делать все по-своему, и к тому же начитанного и неравнодушного гуманитария.

Но, верный форме, он, когда мы встречаемся, изо всех сил старается выглядеть легкомысленным и поверхностным. О Кейт Бланшетт, с которой он только что снимался: «Эта женщина меня не интересует. У нее нет таланта». О детях: «Я собираюсь удочерить хорошенькую девочку 24 лет с деньгами».

Но время от времени маска спадает и появляется серьезный Клуни, особенно когда разговор касается политики или его карьеры.

Он и Содерберг, который был его режиссером в картине The Good German, недавно разделили свою компанию Section 8, чтобы пойти каждый своей дорогой, хотя остались близкими друзьями. Вместе они работали над постановочными проектами, которые считали стоящими и которые, вероятно, не имели шансов заинтересовать крупные студии, если к ним не будет приложен Клуни, а бюджет останется низким.

Речь идет о научно-фантастической драме «Солярис» и картине «Признания опасного человека», которая стала режиссерским дебютом Клуни. Оба фильма, новаторские в творческом отношении, были кассовыми разочарованиями и финансовыми провалами. На другой стороне – удачной с точки зрения коммерции – «11 друзей Оушена», «12 друзей Оушена» и только что законченный фильм «13 друзей Оушена».

Хотя Клуни живет хорошо даже по меркам кинозвезды – у него есть вилла на озере Комо и особняк в стиле Тюдор на холме над Studio City – он не всегда требует 15 млн фунтов, соответствующие его статусу.

За фильм «Сириана», принесший ему Оскара в номинации «лучший актер второго плана», он получил 300 тыс. фунтов, а «Доброй ночи и удачи», подлинную историю о том, как репортер Эд Марроу поднялся на борьбу с антикоммунистической охотой на ведьм сенатора Маккарти, он написал и снял в качестве режиссера за один доллар. За эту картину он был номинирован на Оскара как сценарист и режиссер.

Интересуясь политикой, он не первый месяц работает по 19 часов в сутки как продюсер, редактор, режиссер и сценарист телесериала K Street, политической драмы, действие которой разворачивается за кулисами Капитолийского холма. Она была успешной, но принесла ему мало денег.

«Дело в том, что мы делаем фильмы, в которые верим, и я горжусь этим», – говорит он.

Картина The Good German – именно такой случай. Черно-белый фильм, снятый за 25 млн фунтов, является любовной историей и триллером в классической традиции мрачного кино на фоне политической интриги в Берлине 1945 года.

45-летний Клуни, работавший на картине вместе с Соденбергом, играет американского военного корреспондента, который возвращается в город освещать Потсдамскую мирную конференцию и встречает свою прежнюю любовь (Кейт Бланшетт), друга которой (Тоби Магуайр) находят убитым в русской зоне.

«Мне повезло, что я достиг в своей карьере момента, когда могу заставить людей делать то, чего они обычно не делают, – говорит Клуни. – Такой фильм, клянусь вам, нелегко продать в Warner Brothers. Но сейчас время, когда я могу пробить такие вещи, и пока я играю в эти игры, я буду это делать, прекрасно зная, что их возьмут, бросят в ящик и в какой-то момент заберут у меня».

The Good German требовал актерской техники, отличной от той, что принята сегодня в Голливуде. «Было сложно, потому что это был особый актерский стиль, и все должно было быть приподнятым, – говорит он. – Мы отбросили стили игры, которые использовали раньше, и это действительно было трудно. Мы с Кейт однажды закончили эпизод, сели и сказали: «Боже, как же это трудно!».

Он должен начать съемки фильма о другом периоде, Leathernecks, романтическую комедию, действие которой происходит в 1923 году; он написал сценарий и будет ставить картину в январе. «Если мы сделаем хорошо, это будет комедия в стиле Ховарда Хоукса и Престона Стрерджеса, а если плохо, она будет похожа на все комедии, какие я сделал в своей жизни», – говорит он, смеясь.

Сын королевы красоты и телезвезды, он вырос в маленьком городке в Кентукки, откуда в 21 год уехал в Лос-Анджелес, где жил у тетки, певицы Розмари Клуни. «Я всегда завидовал моим кузенам из Беверли-хилз, потому что их жизнь казалась такой волнующей, гламурной», – вспоминает он. Но после десятилетия, которое он мыкался на незапоминающихся ролях, ему пришлось задуматься снова.

Он снялся в 15 пилотных сериях телесериалов, так и не попавших на экран, и играл эпизодические роли в фильмах, которые мало кто смотрел, вроде «Возвращения помидоров-убийц», пока в 1994 году не получил постоянную роль обаятельного, но беспокойного доктора Дуга Росса – телесериал «Скорая помощь», ставший хитом, раскрутил его как красавчика и сделал звездой.

Затем он снимался в «Миротворце», «Трех королях» и своем первом хите «Идеальный шторм», одновременно давая пищу колонкам сплетен чередой романов, создавших ему репутацию сердцееда, меняющего женщин, как перчатки.

Все эти годы у него была одна и та же компания друзей, а его дом является главным местом их встреч и местом регулярных барбекю по воскресеньям.

Убежденный демократ, он в восторге от результатов американских выборов и является поклонником сенатора от Иллинойса Барака Обамы, которого он называет «настоящей рок-звездой» Демократической партии. «Я никогда не видел человека, который входит в комнату, и все замолкают и слушают его, – говорит Клуни. – Он обладает магнетизмом и харизмой, каких у нас давно уже не было. Конечно, я буду собирать деньги на его кампанию».

Как его друг Брэд Питт, он пользуется своей популярностью, чтобы помогать добрым делам, он был в Чаде и Дарфуре, где рука об руку с Международным спасательным комитетом пытался привлечь внимание к геноциду. В этом году он возглавил манифестацию «Спасите Дарфур», а за несколько дней до этого они с отцом переправили в лагеря беженцев в Дарфуре видеокамеры – чтобы рассказать об ужасающей ситуации там.

К нему прислушиваются правительственные чиновники и кандидаты в президенты, одновременно он расширяет свою роль многогранной силы в кинобизнесе.

«Меня радует мысль, что я могу работать и делать вещи, не зависящие от чьего-то мнения о моей внешности, – говорит он. – Я принимаю это и с удовольствием перехожу на характерные роли. Я просто пытаюсь найти то, что мне действительно нравится делать».

Он ненадолго задумывается. «Знаете, – говорит он, – если завтра меня задавит автобус, можно сказать, что я прожил хорошую жизнь».

The Good German выходит на экраны в пятницу, 9 марта.

Подборка