16+
Новости:
14 Февраля 2007 года, 00:00
89 просмотров

Бредни Путина («The Washington Times», США)

Если кому-то сегодняшний мир представляется слишком сложным, у многих из них сразу же возникает ностальгия по временам ‘холодной войны’. Судя по филиппике Владимира Путина против США на ежегодной мюнхенской конференции Verkunde (так в тексте — прим. перев.) по политике безопасности, он — как раз один из таких.

Выступление, в котором он обвинил Соединенные Штаты в ‘гипертрофированном применении силы’ ради достижения мирового господства, прекрасно вписалось в старую добрую советскую традицию рвать и метать при виде американских руководителей. Единственное, чего не хватало Путину — ботинка, который можно было бы снять и поколотить им по столу.

Речь Путина была с одинаковым негодованием встречена как американцами, так и европейцами — в особенности потому, что она была произнесена на столь престижном собрании. В некотором смысле Путин лишний раз подчеркнул, насколько и для тех, и для других все еще ценна Организация североатлантического договора.

— Не могу скрыть разочарования и не буду скрывать, что разочарован — не поможет, — заявил по этому поводу генеральный секретарь НАТО Япп де Хооп Схеффер (Japp de Hoop Scheffer).

Понятно, что сегодня у европейцев есть более привычное занятие — трясти захватанными списками претензий к Соединенным Штатам. Поэтому, если миру лишний раз напомнить, что все альтернативы, какие у него есть — это Россия и Китай — будет даже полезно, уж точно не менее полезно, чем безумный выпад президента Венесуэлы Уго Чавеса (Hugo Chavez) на Генеральной ассамблее ООН.

Однако найдутся, несомненно, и такие, кто примет путинский бред за оправдание их собственного антиамериканизма. Можно, конечно, сделать так же, как сделал на конференции министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates), то есть просто отшутиться и забыть. Но поскольку уже начали подниматься все до боли знакомые темы, думается, что выступление Путина заслуживает более детального рассмотрения.

Основной мишенью, в которую стрелял Путин, был ‘однополярный’ мир, в котором бал единолично правят Соединенные Штаты — мир, который ‘означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения’, мир ‘одного хозяина, одного суверена’.

— Соединенные Штаты перешагнули свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере — и навязываются другим государствам, — сказал он.

Подобное американское господство, по его словам, ‘в конечном итоге губительно не только для всех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри. И ничего общего не имеет с демократией’.

— Локальных и региональных конфликтов меньше не стало. И людей в этих конфликтах гибнет не меньше, а даже больше, чем раньше… Мы наблюдаем ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы.

На самом деле Путин рисует не картину современного мира и роли и места США в нем, а карикатуру на этот мир. Мощь Америки невозможно отрицать — и для многих из нас именно она и есть главный гарант стабильности системы международных отношений, — но при этом мир отнюдь не однополярен. Мир гораздо сложнее. В нем есть центры силы второго порядка — такие страны, как Россия, Китай, Индия, в некотором смысле и Европейский Союз, — постоянно борющиеся между собой за позицию и влияние. Пробует свои силы на международной арене и развивающийся мир.

Более того — на самом деле Соединенные Штаты во всем мире участвуют в различных многосторонних инициативах. То, что работа ‘мирового полицейского’ слишком тяжела для одной страны, стало ясно сразу же после окончания ‘холодной войны’, и, хотя США оставляют за собой право действовать самостоятельно в целях самообороны, в Стратегии национальной безопасности (National Security Strategy) четко прописано решающее значение международного сотрудничества.

И, наконец, Владимир Путин спрашивает, почему Соединенные Штаты договариваются с Польшей и Чехией об установке на их территории радаров для противоракет — он считает это враждебной акцией и, не исключено, именно из-за этого и нанес подобный контрудар.

— Почему обязательно нужно выдвигать военную инфраструктуру на наши границы? Разве оно связано с преодолением сегодняшних глобальных угроз?

Но позвольте, у России нет восточной границы ни с Польшей, ни с Чехией: он граничат с Литвой, Украиной, Беларусью и Словакией. Иными словами, пусть бывшие сателлиты России и стали свободными странами — она до сих пор не считает их таковыми.

Россия, которую столь старательно выстраивает Путин, весьма и весьма напоминает то, что он сам говорит о Соединенных Штатах. Свои огромные нефтяные ресурсы Россия использует как ресурс стратегического влияния на своих потребителей, главным образом внутри бывшей сферы влияния; заключая соглашения с другими странами-поставщиками энергоресурсов, она добивается международной монополии и господства. Она до сих пор не отказалась от планов полного подчинения своей бывшей сферы влияния, а во внутренней политике снова начала делать авторитарные шаги.

В общем, как говорил один мой коллега, можно вывести человека из КГБ, но КГБ из человека — никогда.