16+
Новости
28 Февраля 2007, 00:00
15 просмотров

Былые заслуги Отечества

Губернатор Орловской области и бывший председатель Совета Федерации стал первым в России полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством». Очередная награда («четвертая степень» вдобавок к предыдущим трем) нашла героя в его родном Орле, куда по случаю 70-летия патриарха российской политики наведался Владимир Путин и лично эту награду вручил.

«Вы внесли, — сказал президент юбиляру, — огромный личный вклад в становление российского парламентаризма, современных федеративных отношений и формирование подлинно демократических основ нашей государственности». Справедливость такой оценки не вызывает сомнений. Но, отдавая должное заслугам Строева на посту спикера верхней палаты, президент, может быть, вовсе того не желая, пробудил в политическом классе и обществе воспоминания о былом Совете Федерации. О том, что представляло собой собрание сенаторов в не столь давние, теперь уже баснословные времена. Для кого-то воспоминания эти хуже ночного кошмара, для кого-то, наоборот, они окрашены в ностальгические тона.

…Когда новые коллеги уже уходящего спикера создали группу «Федерация», призванную во всем поддерживать исполнительную власть, тот произнес бессильно-ворчливо: «Совет Федерации никогда не будет палатой, поделенной по чьим-то интересам, как бы кому-то этого не хотелось». Так почтенный отец семейства, растерявший остатки былого влияния на неразумных своих чад и домочадцев, ретируется под напором уже не подвластного ему хода вещей и, махнув на все рукой, бросает в сердцах: «А, делайте что хотите!».

Активисты «Федерации» беспрерывно совещались. Ежечасное пополнение этой «группы поддержки» внушало предположение, что если так пойдет дальше, заодно уж придется и сенаторский корпус расширить. До размеров, вмещающих всех, кто неизменно солидарен с Кремлем. Возникал простодушный вопрос: а зачем это надо? Без такого присмотра Совет Федерации пойдет вразнос, поднимет бунт, не поддержит президентский курс? Исключено. Сенаторский корпус состоит из людей, тщательно подобранных и не склонных к прекословию. Тогда, может, создается заслон «ненужным» законам? Нет, Дума производит все меньше продукции, не отвечающей кремлевским стандартам: отбраковка осуществляется еще до того, как депутаты нажмут на кнопки. В общем, было похоже, что кто-то решил устроить сенаторам проверку на лояльность, протестировав их сверлящим вопросом: «А ты записался?!».

Стало ясно: Строеву пора уходить. Этому Совету Федерации он больше не нужен. Как Горбачев оказался не нужен той стране, что возникла на обломках разрушенного Союза. Какое-то время Строев еще числился третьим лицом в государстве. Но Совет Федерации из-под него уже выдернули. Он и сам, разумеется, понимал, что держать его дальше в должности спикера нет необходимости. На подмостках, где он пять лет главенствовал, теперь идет другая пьеса, и в ней нет для него достойной роли. А прежнюю он доиграл до конца. Она требовала большого искусства, и Строев им владел. Гасить губернаторские бунты, ловко осаживать нападающих на президента ораторов, блокировать прохождение «ненужных» законов и проталкивать «нужные», свидетельствовать неизменную лояльность главе государства, не ссорясь, однако, с законодателями, числиться союзником и власти, и ее непримиримых критиков, быть нужным одновременно всем — это надо уметь. (Кажется, только дважды Строев дал осечку. Не сумел свалить Скуратова с первой попытки. Не помешал московскому мэру сколотить в верхней палате крепкое оппозиционное ядро. И единственный раз позволил себе резкое высказывание — что скорейшая отставка Бориса Ельцина «будет благом для всей страны»). Это умение Строева — быть для всех политических сил нужным и незаменимым — Путин отметил, вручая награду: «Вам как спикеру верхней палаты удавалось достигать компромисса даже между непримиримыми оппонентами и при этом договариваться спокойно, без громогласных заявлений и популистских эффектов».

Теперь «договариваться» не надо: в законодательных органах нет предмета для острых разногласий. «Достигать компромисса между непримиримыми оппонентами» не требуется по той же причине. А отклонять принятые Госдумой законы — этим правом Совет Федерации, мягко скажем, старается не злоупотреблять (короткая стычка вокруг переезда Конституционного суда в Санкт-Петербург и случившийся на прошлой неделе отказ ратифицировать договор о разграничении полномочий между Татарстаном и федеральным центром — это «борьба нанайских мальчиков». Да и вообще, как сказал один из руководителей Совета Федерации: «Сенаторам пора перестать исполнять роль ОТК для Госдумы, их основной задачей должно стать более активное участие в законодательном процессе». Сами, значит, будем законы сочинять, сами — и одобрять их. Так что и тут человек с талантом Егора Строева — талантом обольстителя и уговорщика — совершенно не требуется.

Вручая орден бывшему председателю Совфеда, президент невольно напомнил нам об ушедшей эпохе. Эпохе живой, реальной политики, сменившейся эпохой политтехнологических проектов.

«Единая Россия» вроде бы предлагает вернуться к прямым выборам членов Совета Федерации. Даже если это случится, во главе верхней палаты все равно встанет жесткий распорядитель — воспитанник «властной вертикали». Спикер же, взращенный настоящей парламентской борьбой, выкормыш столкновений и компромиссов механическому, однокнопочному сенату не нужен. Как дирижер — фонограмме.

28

Подборка