16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
36 просмотров

Что стоит за словами Путина

Никаких сюрпризов

В обличительной речи президента России Владимира Путина в адрес «политики гиперсилы» США было три поразительных момента.

Первое – почему она стала таким сюрпризом, хотя высокопоставленные российские генералы, комментаторы и патриархи Русской православной церкви на прошлой неделе высказывались в том же духе. Начальник Генштаба российской армии Юрий Балуевский сказал, что «курс США на мировое лидерство, стремление утвердиться в районах традиционного присутствия России» является основным источником угрозы российской национальной безопасности.

Вторым сюрпризом стало то, что многие демократы в США и традиционные союзники США в Европе и других частях мира оказались во многом согласны с критикой Путина в адрес администрации Буша, изложенной на Мюнхенской конференции тем, кто отвечает за безопасность в Европе, включая министра обороны США Роберта Гейтса.

Третьим моментом было то, что большинство этих критиков за пределами России могли бы добавить: единственный минус этой отповеди – авторство Путина. В свете того, что он разрушил Чечню, использовал энергетическое оружие для запугивания Украины и Грузии и подвергает постоянному давлению хрупкую российскую демократию, речь Путина выглядела как классический случай обнаружения «соринки в чужом глазу». Однако трудно отрицать, что соринка там все-таки есть.

«Один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения. Это мир одного хозяина, одного суверена», – так охарактеризовал Путин международную политику администрации Буша. И это звучало очень похоже на концепцию однополярного мира, которую рекламируют помощники и сторонники Буша.

«И это ничего общего не имеет, конечно, с демократией, – продолжал Путин. – Сегодня мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах, военной силы, силы, ввергающей мир в пучину следующих один за другим конфликтов. В результате не хватает сил на комплексное решение ни одного из них. Становится невозможным и их политическое решение».

По иронии судьбы, Путин говорил это в тот самый момент, когда переговорщики США, работающие в тесном сотрудничестве с китайскими коллегами, приблизились к решению ядерного спора с Северной Кореей. Можно счесть такой же насмешкой судьбы, но его страстные нападки на США для нервничающих правительств Восточной Европы и Прибалтики лишь послужили подтверждением, что они правильно поступили, вступив в НАТО и разместив американские базы на своей территории вблизи российских границ.

Путин назвал расширение НАТО в числе основных причин своего беспокойства, наряду с планами США по размещению в Польше и Чехии систем противоракетной обороны. Однако его собственная политика и последняя его речь были для поляков, латышей и румын нагляднейшим свидетельством того, что они успели вступить в НАТО как раз вовремя – накануне начала новой холодной войны

Спусковой крючок

Путин произнес свою речь преимущественно перед европейскими слушателями, экспертами по безопасности, которых более чем пугает перспектива зависимости от российских энергетических поставок и последние игры Кремля с идеей нового картеля по типу ОПЕК, который сможет повышать цены и контролировать рынок природного газа.

Как прокомментировал сенатор-республиканец Линдси Грэхэм, Путин «сделал больше для сплочения Европы и США, чем любое событие последних нескольких лет».

Спусковым крючком для атаки Путина, вероятно, стало заявление министра обороны США, сделанное им на прошлой неделе в конгрессе. Он назвал Россию в числе стран, представляющих потенциальную угрозу: «Мы не знаем, как будет развиваться ситуация в таких странах, как Россия, Китай, Северная Корея, Иран и другие». Он упомянул также «неизвестные пути развития Китая и России, которые разрабатывают сложные программы военной модернизации».

Российская газета «Газета» в пятницу писала, что заявление Гейтса может остаться в учебниках истории как отправной пункт для начала нового витка холодной войны. Председатель комитета по обороне и безопасности российского Совета Федерации Виктор Озеров сказал, что слова Гейтса были частью попытки США вовлечь Россию в новую гонку вооружений.

Один из ведущих военных аналитиков России генерал в отставке Эдуард Воробьев сказал: «Обозначив потенциальных противников Америки, Гейтс открыто призвал к противостоянию. Настораживает, что выступление министра обороны США наверняка согласовано с Белым домом и отражает официальную позицию американской администрации».

По словам генерал-майора Александра Владимирова, вице-президента Коллегии военных экспертов России, заявление Гейтса, размещение противоракетных радаров и оборонных систем на Аляске и размещение баз по всему периметру России «напоминает подготовку к войне». Он сказал также: «Нагнетание напряженности вызвано неудачами американских войск в Ираке, а также неустойчивым положением республиканской администрации».

«Это его заявление означает только то, что новый министр обороны США ничего не забыл и ничему не научился. Говорить о том, что Россия может представлять угрозу для США, – это проявление остаточных синдромов холодной войны в крайней форме», – считает главный научный сотрудник ИМЭМО РАН генерал Владимир Дворкин.

«Некоторые строят глобальную Америку, некоторые строят глобальный халифат, – сказал заместитель главы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин. – Оба течения имеют претензии на универсальность своих ценностей. Если и те, и другие, и прочие не научатся жить вместе в мире, то глобальный конфликт будет неизбежен».

Требование уважения

На фоне таких комментариев ясно, что речь Путина была адресована российской аудитории, которой требовалось напомнить в свете предстоящих в следующем году президентских выборов, что Путин и его команда (включая вероятного преемника) достаточно сильны, чтобы держать удар США. Для международной аудитории это было скорее предостережение, чем объявление новой холодной войны. В конце концов, на той же конференции он сказал о президенте Буше: «Он порядочный человек, и с ним можно разговаривать и договариваться». Он добавил также, что Буш сказал ему: «Я исхожу из того, что Россия и США никогда уже не будут противниками и врагами». «Я с ним согласен», – сказал Путин.

Предостережение Путина касается нескольких аспектов. Один из них – перспектива военных действий против Ирана и напоминание, что Россия (к вящей радости Буша) проголосовала за санкции против Ирана в СБ ООН. Другой связан со стратегической системой противоракетной обороны США, которая, по мнению России, не является преградой для новых ракет «Тополь-М». Третий – расширение НАТО, с которым Россия больше ничего не может поделать.

Четвертый момент, возможно, является действительно важным – использование западных НПО и дипломатии для поддержки продемократических движений в постсоветских государствах, соседних с Россией. «Революция роз» в Грузии, «оранжевая революция» на Украине и «революция тюльпанов» в Киргизии глубоко обеспокоили Кремль – и в связи с внутренней политикой, и из опасений потерять влияние в так называемом «ближнем зарубежье».

Но в речи Путина заключался еще один зловещий посыл, который надолго останется в памяти: речь идет о напоминании, что Россия и США остаются единственными ядерными сверхдержавами, вооруженными огромным ядерным арсеналом, способным уничтожить всю цивилизованную жизнь планеты. В очередной раз истинным смыслом нападок Путина был отчаянный крик с требованием уважения, так необходимого Кремлю.